Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

«США важно показать, что они не дают расслабиться России»

Экономист Василий Колташов в эфире «Ъ FM» — о введении новых санкций

от

США и Канада ввели санкции против России за инцидент в Керченском проливе, но каждая из стран оценила масштаб проблемы по-разному. Соединенные Штаты включили в «черный список» шесть человек и восемь организаций. Под ограничения попали компании, работающие в Крыму. В канадский список попали более 100 человек и 15 российских предприятий. Среди последних — «Сухой», «Туполев», «МиГ», «Силовые машины». Персональные ограничения введены, в частности, против Сергея Фурсенко, Андрея Костина, Андрея Чемезова и Игоря Сечина. Ведущий «Коммерсантъ FM» Петр Косенко обсудил ситуацию с руководителем Центра политэкономических исследований Института нового общества Василием Колташовым.


— Как можно оценить санкции США? Список не очень большой и касается в основном предприятий в Крыму, но все же.

— В значительной мере как демонстрацию того, что Соединенные Штаты без Европейского союза не решаются пока вводить крупномасштабные санкции, тем более что в Вашингтоне прекрасно понимают, что есть целый ряд их слабых мест в российской экономике. Во-первых, это присутствие компании Microsoft, которая фактически является монополистом на нашем рынке. Купить компьютер без предустановленного Windows можно, только если это продукт Apple, а в остальном нам просто навязывается эта продукция: везде этот софт, во всех госучреждениях, в компаниях. Поэтому они понимают, что эта позиция может быть потеряна в 24 часа. Есть позиции Boeing, опять же, лайнеры компании присутствуют на внутренних и внешних направлениях. Они могут быть заменены, может последовать восстановление российского авиастроения. Поэтому Вашингтону нельзя брать и радикально выходить за рамки существующих списков и лиц. То есть США нужно сделать так, чтобы показать, — санкции немножко расширяются. Но с другой стороны — не получается новые ограничения вводить, когда рынок на подъеме. Вот сейчас рынок нефти, в общем, чувствует себя не так плохо. Вот если бы рынок был на нижних точках, где он находился, например, еще в начале 2016 года, то можно было бы вводить санкции и говорить, что они наносят вред российской экономике, что это из-за них проблемы возникают, а вовсе не из-за новых дисбалансов на мировом рынке.

То есть им нужно показать, что они скорее не отпускают нас, не дают расслабиться и напоминают нам, что мы будем находиться с ними в конфликте еще очень долго.

Я думаю, что это конфликт на два десятилетия примерно.

— А что касается Канады? Сложилось такое впечатление, что страна решила, что отстала от США, и нужно сразу всех кого можно под санкции подвести.

— Канада может себе позволить любого масштаба санкции, это не имеет никакого значения. Единственное, такой шаг объясняет нам некоторые причины канадского поведения: это не только стремление угодить американским братьям или хозяевам, как угодно можно трактовать, но и такая конкурентная месть за успехи российского сельского хозяйства. Ведь Канада — тоже страна в немалой мере аграрная, и им не нравится, что российская пшеница наступает на новых рынках. Поэтому как тут не ввести санкции и не превзойти в несколько раз своего вашингтонского, по сути, куратора?

— Я что-то пропустил, а там разве ввели санкции против сельхозпроизводителей из России?

— Нет. Я просто объясняю причины, почему Канада, которая, вообще-то, с Россией не имеет никаких серьезных споров и разногласий, столь яростно поддерживает, даже с перебором, американские санкции. То же самое касается, наверное, и Великобритании, потому что она тоже старается: Лондон вводит санкции, делает заявления, но старается быть злее Соединенных Штатов. Это говорит, с одной стороны, о слабости этих стран и о том, что в случае Канады эти санкции не могут никакого ущерба принести, в отличие от американских.

Михаил Леонтьев, вице-президент компании "Роснефть" — о санкциях в отношении Игоря Сечина:

Мы еще не знаем юридических аспектов, но, на первый взгляд, это все выглядит таким запоздалым подмахиванием начальству. С тем же успехом можно ввести какие-нибудь эстонские санкции. Это внутренние сексуальные отношения между Госдепом США и Министерством иностранных дел Канады.

— Почему санкции именно сейчас все-таки были введены?

— Потому что о санкциях у нас говорят так много и обещали масштабные американские санкции, что нельзя было ничего не ввести. Надо было что-то ввести, что-то показать. Наверное, вот это является основной причиной — показать преемственность, последовательность, показать регулярность расширения санкций. Здесь даже неважно как-то сильно увеличить санкции. Главное — показать, что мы не отпускаем, мы усиливаем нажим и потихонечку новые и новые санкции добавляем.

Комментарии
Профиль пользователя