Коротко

Новости

Подробно

Фото: Алексей Лощилов / Коммерсантъ

Вернуться в домик у моря

Маленького Максима спасет протонная терапия

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Еще недавно Максим жил с родителями и старшим братом в городе Дербенте, в доме на берегу Каспийского моря. Мальчик рос активным, веселым. А прошлым летом случилась беда: у Максима обнаружили злокачественную опухоль мозга. Его прооперировали, опухоль удалили, но она оказалась очень опасной, склонной к рецидиву. Сейчас Максима готовят к пересадке костного мозга. А затем, чтобы не оставить опухоли ни единого шанса, малышу потребуется протонная терапия. Это очень дорогое лечение, родителям мальчика такую сумму не собрать.


Максиму еще нет двух лет, но он отлично знает больничные правила. Когда утром видит медсестру, протягивает ей руку — чтобы взяла кровь на анализ. Когда зовут в столовую, встает с кровати и берется за стойку с капельницей.

— Ням-ням,— говорит он маме воодушевленно.

Приходит в столовую и ничего не ест.

— После химии нет аппетита,— объясняет девочка-подросток расстроенной Муминат, маме мальчика.— Тошнит, совсем не чувствуешь вкуса.

— В детстве я переживала, что у меня нет младшей сестры или брата,— рассказывает 23-летняя Муминат.— Поэтому, когда родился Исмаил, наш старший, мы с мужем сразу запланировали второго ребенка. Хотели, чтобы дети выросли друзьями.

Мальчики родились с разницей в два года и действительно подружились. Максим, глядя на старшего брата, научился ходить уже в десять месяцев. Но летом прошлого года, когда ему было год и два месяца, он почему-то начал постоянно спотыкаться и падать. Пошли в поликлинику — в суставах не выявили никаких отклонений. Муминат, медсестра по образованию, попросила врача посмотреть заодно родничок малыша, потому что он до сих пор не закрылся. Ультразвук показал, что в мозге скапливается жидкость. Что такое? Почему? Родители решили показать Максима лучшим специалистам в Дагестане.

1 июля Селим, папа мальчика, поехал в Махачкалу за документами: он получил назначение на службу в МЧС. С ним отправилась и Муминат с младшим сыном — повезла его в республиканскую детскую больницу. На обратном пути Селим заехал за ними, чтобы отвезти домой. Но оказалось, что ребенка никуда не отпускают. У годовалого Максима обнаружили не только гидроцефалию, но еще и большую опухоль мозга.

Мальчику через два дня установили шунт для оттока жидкости. А еще через два дня их с мамой отправили на самолете в Санкт-Петербург, в Национальный медицинский исследовательский центр им. В. А. Алмазова. Вырезать опухоль.

Операция прошла хорошо, но раковые клетки остались. Кроме того, анализ опухоли показал, что у Максима редкая и очень агрессивная форма рака. Ему повезло, что родители и врачи быстро среагировали. Осталось выяснить, подействует ли на оставшиеся раковые клетки химиотерапия.

— Худшее время,— вспоминает Муминат.— Три недели ребенок под капельницами, ему все хуже и хуже. А ты не знаешь, то ли он от химии слабеет, то ли умирает у тебя на глазах.

Анализы показали, что терапия помогает. Стал понятен план действий: 15 курсов химии, затем аутологичная трансплантация костного мозга — ребенку пересадят его собственные стволовые клетки. А в заключение — протонная терапия. Этот точный метод облучения позволяет убить все оставшиеся раковые клетки. И при этом не задеть окружающие опухоль здоровые ткани и не повредить жизненно важные центры мозга.

Сейчас Максим прошел уже 13 курсов химиотерапии. Мальчик привык к больничной жизни, с папой и братом общается только по телефону.

Осенью Селим с четырехлетним Исмаилом решили устроить малышу сюрприз: приехали в Петербург на три дня. Но как раз в это время Максим с мамой были на карантине. Муминат упросила администрацию больницы разрешить им побыть вместе полчаса. Увидев брата, Максим расплакался и не хотел его отпускать.

— Если все пойдет по плану, летом мы вернемся домой,— рассказывает Муминат.— Конечно, в детский сад мальчики не пойдут, будем беречь их от инфекций, ведь у Максима после химии нет иммунитета. Но главное, что мы снова будем вместе.

Обязательная жирная точка в лечении Максима — протонная терапия. Без него одна-единственная оставшаяся раковая клетка может вызвать рецидив. То есть вернуть Максима на месяцы в больницу. Протонная терапия стоит около 2 млн руб. Папа Максима, водитель в МЧС, не в состоянии их заработать. Поэтому семья Селимовых просит вас помочь вылечить Максима. Спасти его и вернуть в семью, в домик на берегу моря.

Для спасения Максима Селимова не хватает 1 060 800 руб.

Заведующий отделением радиационной терапии Центра протонной терапии Медицинского института имени Березина Сергея Николай Воробьев (Санкт-Петербург): «У Максима злокачественное новообразование в головном мозге — атипическая тератоид-рабдоидная опухоль. Мальчик перенес операцию по удалению опухоли, но небольшая часть злокачественных клеток еще оставалась. После 13 курсов химиотерапии ребенка вывели в состояние ремиссии, но, учитывая высокий риск рецидива, врачи намерены выполнить аутологичную трансплантацию костного мозга — пересадить его собственные клетки. Затем мы проведем Максиму протонную терапию, которая разрушит оставшиеся опухолевые клетки, не повреждая окружающие здоровые ткани головного мозга. Данный метод лечения наиболее эффективный и щадящий для маленького ребенка».

Стоимость протонной терапии 1 972 800 руб. Компания «Ингосстрах» внесла 600 тыс. руб. Компания, пожелавшая остаться неназванной,— еще 300 тыс. руб. Телезрители ГТРК «Дагестан» соберут 12 тыс. руб. Не хватает 1 060 800 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Максима Селимова, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет папы Максима — Селима Максимовича Селимова. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты, мобильного телефона или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности на rusfond.ru).

Экспертная группа Русфонда


Дина Юсупова, Дагестан


О Русфонде

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в “Ъ”. Проверив письма, мы размещаем их в “Ъ”, на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире «Первого канала» и радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 171 печатном, телевизионном и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением (короткие номера 5541 ДОБРО, 5542 ДЕТИ, 5542 ДОНОР, 5542 ВАСЯ), в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать. Всего собрано свыше 12,948 млрд руб. В 2019 году (на 14 марта) собрано 323 589 427 руб., помощь получили 349 детей. Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год. Русфонд входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг. В ноябре 2018 года Русфонд выиграл президентский грант на издание интернет-журнала для потенциальных доноров костного мозга Кровь5. Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;

rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Комментарии
Профиль пользователя