Коротко

Новости

Подробно

Фото: Гипрокоммундортранс

Застывшая музыка

Профессию архитектора сравнивают с исполнительским искусством довольно часто, забывая при этом, что в ней кроме творческого поиска и создания «гармонии в камне», главную скрипку играет инженерный расчет. Сегодняшний наш разговор с Екатериной Алексеевой, генеральным директором института «Гипрокоммундортранс», не только об архитектуре, но и о многом другом, что сегодня характеризует работу такой серьезной проектной организации региона.


Екатерина Алексеева

Екатерина Алексеева

Фото: Гипрокоммундортранс

— Екатерина Борисовна, по оценкам экспертов, строительная отрасль уже не первый год пребывает на грани стагнации. Как удается в этом штормящем режиме не только оставаться на плаву, но и делать проекты, которые действительно становятся украшением городской среды?
— Да, соглашусь, что состояние строительной отрасли напрямую влияет на проектные компании. Сегодня на воронежском рынке осталось не так много серьезных игроков. Нам, понятно, пришлось тоже нелегко, ведь строительную отрасль штормит на протяжении нескольких последних лет. Пришлось даже прибегать к кадровым ротациям. Очень тяжелыми для нас были 2017–18 гг. Институт только сейчас начинает дышать более свободно благодаря тому, что заключили много крупных контрактов. Надеемся, что этот период нестабильности завершится и начнется творчество, развитие новых направлений, той же технологии BIM, что требует дополнительных ресурсов — финансовых и кадровых.

— Какова, на ваш взгляд, формула живучести? Как вы преодолели трудные времена?
— За счет правильно сформированной идеологии развития. Подход «не класть все яйца в одну корзину» выручил. Наш институт давно диверсифицировал линейку своих услуг. Помимо проектирования зданий мы предлагаем полный спектр всех изысканий — геологических, геодезических, экологических. Мы создаем архитектурные концепции, проекты планировки территорий, дизайн-проекты интерьера, ландшафта. Конечно, диверсификация — это палка о двух концах: в благополучные годы можно позволить себе содержать дополнительно узких специалистов, которые не всегда приносят институту деньги, ввиду редкой востребованности их компетенций. А в кризис это делать архисложно. Но, с другой стороны, для заказчика, даже самого требовательного, это очень удобно — мы оказываем полный спектр услуг. Они к нам приходят с идеей, а выходят с заключением экспертизы, то есть с готовым продуктом.

Наше конкурентное преимущество и в том, что никто в Воронеже так быстро, как мы, не работает, — это говорю с полным основанием.

Поэтому к нам обращаются сегодня не только региональные компании, но и столичные застройщики. В прошлом году заключили серьезный контракт с крупным московским девелопером.

— Какие приоритеты диктует сегодня в проектировании строительный рынок?
— Подходы к жилью меняются. Девелоперы теперь ставят задачу не просто жилые дома проектировать, а формировать качественно новую среду обитания внутри жилого комплекса. В центре города это один подход — здесь уже есть пешеходные дорожки, социальная инфраструктура, и мы вписываем проект в уже существующую среду. В новых районах — совсем другое. Если мы проектируем отдельный квартал или микрорайон на окраине города, то там непременно должны быть социальные объекты и прочая инфраструктура. Мы обязаны запроектировать школу, детсад, парковки для машин. Но и этого уже мало — людям нужно создать такую среду, чтобы в этом квартале им хотелось жить.

Думаю, нам удалось это сделать в ЖК «Европейский», ЖК «Острова», ЖК «Трамвай желаний», в городе Долгопрудный Московской области и т.п.

Потребитель стал более взыскательным, и девелоперы обязаны это учитывать.



— О каких из осуществленных проектов вы можете с гордостью сказать: «Мы это сделали!»?
— Конечно же, Камерный театр. Это была большая и очень трудная работа, про которую можно так сказать как про творческую удачу. Проект награжден рядом всероссийских архитектурных премий и дипломов. И надо сказать, это не единственный культурный центр, который спроектировал «Гипрокоммундортранс». На нашем счету создание проекта театра «Ведогонь» в Зеленограде Московской области, кинотеатра «Родина» в городе Эртиль Воронежской области.

Из реализованных особо теплые эмоции вызывает у воронежцев проект сквера «Романовский», который получился очень интересным, живым, ярким. Он стал своеобразным центром притяжения для жителей и гостей нашего города.

В ряду интересных проектов можно назвать и первую очередь «Галереи Чижова», ТРК «Арена», БЦ «Воронеж-сити», которые мы проектировали. А также проект Остужевской развязки, который создали в еще в 2013 году, а сейчас корректируем в связи с новыми нормативами и реалиями городского транспортного потока.

Нельзя не вспомнить проект реконструкции объекта культурного наследия – «Каменный мост», и его последующее непростое воплощение. Вроде бы небольшой объект с финансовой составляющей, но очень значимый для города, довольно сложный и ответственный, как и с точки зрения сохранения исторического архитектурного облика Воронежа, так и с точки зрения привнесения нового современного функционала. Это как раз тот случай, когда мы беремся за проект не столько из-за финансовой стороны, а сколько, руководствуясь совсем иными соображениями. Когда в ход идет принцип, что не все для настоящего профессионала измеряется деньгами. Хотя, наверное, мне, как руководителю института, так говорить неуместно, потому что главная моя забота, чтобы компания всегда работала с прибылью, а люди получали вовремя зарплату. Но все-таки, если говорить о профессиональном удовлетворении, то мы получаем его тогда, когда сделали что-то действительно очень нужное и достойное.

— Судя по тому, что ряд разработанных вашим институтом проектов школ и детских садов внесены Минстроем России в реестр особо эффективных, рекомендуемых к повторному применению, создавать нужное и красивое вы умеете. «Кадры решают все»?
— Высокую оценку Минстроя получили проекты детских садов на 150 и 280 мест, школы на 1101 место и общеобразовательного центра. Детские сады и школы по этим проектам либо уже эксплуатируются жителями нашего города, либо находятся в процессе строительства в настоящий момент. Среди них можно отметить детские сады в г. Борисоглебск и г. Новохоперск Воронежской области, детские сады в п. Боровое и Отрадное, школы в г. Новохоперске и г. Бобров, в жилых массивах «Олимпийский» и «Боровое».

У нас есть прекрасный специалист по социальным объектам — Баичева Елена Леонидовна, главный специалист — архитектор. Она блестяще владеет технологией создания таких объектов. Ее даже привлекают к созданию общероссийских стандартов.

У нас очень сильные архитекторы. Не только те, которые видят объем, пространство, будущую красоту, но и «технари», которые воплощают эти задумки. Это подразумевает знание норм, умение в эти нормы вписаться. Можно с порога сказать «нельзя и точка», а можно искать и находить варианты, как все-таки можно, не нарушая законов и норм, реализовать пожелания заказчика и предложить ему готовый продукт. У нас прекрасные конструкторы и специалисты смежных специальностей, очень хорошая геологическая группа, что позволяет сделать любые геологические изыскания. А еще эксперты по всем направлениям. Когда к нам попадает объект, который в итоге пойдет на экспертизу, мы назначаем сначала своих экспертов, которые каждый по соответствующему разделу анализирует проектные решения, по ходу работ делая замечания. Шероховатости сразу исправляются, поэтому у нас высокая скорость исполнения. Очень часто для заказчика это является определяющим в выборе проектировщика.

Если говорить в целом о коллективе, мы сейчас в самом красивом и продуктивном возрасте. Средний возраст проектировщиков — 40 лет. Есть уже опыт и знания, но также и много сил и желания реализовывать творческий потенциал. Когда я стала руководителем института 15 лет назад, средний возраст был 60 плюс. Конечно, опыт зрелых передается молодым.

— Какие интересные проекты сейчас в разработке?
— В первую очередь по масштабам и важности это хирургический корпус Онкологического диспансера, развязка по ул. Остужева и реконструкция площади Победы. Это объекты, в которые мы сейчас вкладываем максимум усилий и придаем особое значение. Для нас очень важно, чтобы их создание украсило наш город, улучшило среду обитания, жизнь людей, сделало ее комфортнее и достойнее.

Чтобы начинать такие технически сложные объекты, нужно иметь в своем арсенале всех необходимых специалистов. В прошлом году пришлось дополнительно набирать сотрудников в связи с увеличением портфеля заказов. Вот что интересно: волнообразные кризисы последних пяти лет заставляли то сокращать часть специалистов, то снова их приглашать, потому что в конкуренции с другими претендентами наши специалисты оказываются все-таки лучшими по компетенциям.

С осени 2018 года началось строительство по нашему проекту «Центра гребли на байдарках и каноэ». Это здание вошло в состав целого спортивного кластера, планируемого к возведению на берегах воронежского водохранилища. Если продолжать говорить об объектах спортивного назначения, то можно также выделить и спроектированный ранее комплекс Учебно-тренировочной базы МЧС России. И это те объекты, которые, я надеюсь, не только дополнят новым функционалом, но и украсят наш город.

А что касается опыта проектирования медучреждений, с их особыми требованиями и стандартами, в нашем «послужном списке» недавно прошедшая экспертизу подстанция Скорой медицинской помощи, в 2017 г. построенный в с. Алферовка Психоневрологический интернат, а также филиал ФГУЗ ВЦЭРМ им. А.М. Никифорова Южного регионального центра МЧС России. Мы проектировали эти объекты в экстренных ситуациях и в кратчайшие сроки.

— В столичном стройкомплексе технологию информационного моделирования, или, иначе, BIM планируют ввести в 2019 году. Ваш институт использует ее?
— Мы готовы выдавать продукт в BIM и располагаем всеми сопутствующими ресурсами. Есть и обученные специалисты, и оснащенные необходимыми программами компьютеры. Но пока заказчиками это мало востребовано. По сути, переход к такому проектированию сродни революции, сродни переходу с кульмана на компьютер. BIM-технология позволяет выпускать всю проектную документацию и для заказчика, и для экспертизы в в виде полномасштабной информационной модели, предоставляющей детальные сведения о проекте на всех уровнях.

— Какие перспективы у ГКДТ на 2019 год?
— Хотя строительный рынок сужается, я рассчитываю, что крупные заказчики, с которыми мы работаем уже не один год, останутся на плаву и будут строить дальше. Как я уже сказала, заключен серьезный контракт с московским девелопером. Кроме этого есть бюджетный источник заказов. В большей степени по дорогам. Кстати говоря, дорогами занимаются многие, а вот городские улицы – это отдельная и довольно непростая история. Проекты их строительства или реконструкции чрезвычайно сложно выполнять, потому что через них проходит множество коммуникаций, нужно получать ряд согласований. Это огромный пласт работы, которую мы умеем делать и делаем. Бюджетных объектов у нас порядка 30% от общего объема. Это гарантированный заработок. Не только реконструкцию и строительство дорог проектируем, но и мосты. К слову сказать, практически все мосты в Воронеже - плоды работы нашего института.

— Иоганн Вольфганг Гете назвал архитектуру «музыкой, застывшей в камне». В соответствии с этой метафорой какая музыка звучит в ваших проектах — классическая, рок, джаз?

— Мне бы хотелось, чтобы это был джаз с его захватывающей импровизацией. Но пока мы, скорее, тяготеем к классике в современной обработке. Я с удовольствием слушаю современные вариации классических музыкальных произведений. И в музыке, и в архитектуре такое переосмысление дает поразительный эффект!

— Вам нравится, как «звучит» Воронеж?
— Да. У этого звучания есть особая, жизнеутверждающая энергетика. Хотя, если брать отдельные строения, что-то нравится, а что-то просто ужасает.

Я очень люблю пешеходную зону в районе улицы Карла Маркса. Что важно для городской среды? Чтобы она была живая. Этот бульвар наполнен жизнью. Тут театры, кафе, музыканты, художники, мамы с колясками, пожилые люди на скамейках отдыхают… Таким и должен быть город! Нельзя его безликими коробками заполнять!

К слову, именно здесь в этом году должен появиться новый арт-объект — памятник нашему земляку предпринимателю Вильгельму Столлю. И мы помогали в осуществлении проекта этого памятника. Дело в том, что исторически данное место связано с его именем — здесь был его завод. Гражданское собрание «Лидер», членом которого я являюсь, инициировало проведение ежегодного предпринимательского Форума, названного его именем. А в этом году поддержало и поучаствовало в финансировании создания самой скульптуры Вильгельма Столля, поэтому мы весь процесс, связанный с разработкой монумента, что называется, «держим под контролем». Могу сказать, что лично для меня, жизнь этого человека, его общественное служение родному городу — олицетворение лучших качеств меценатства и гражданской ответственности, которые были присуще многим российским предпринимателям в тот исторический период.

— Проектируя комплексную застройку территорий окраин Воронежа, вы стремитесь к тому, чтобы они соответствовали общему звучанию городского пейзажа?
— – В застройке городских территорий в последнее время преобладал несколько стихийный подход. Часть городской среды на окраинах формировалась в разных концептуальных стилях и направлениях. В такой ситуации очень важен уровень профессиональных компетенций архитектора. Стоит сказать, что во всем мире эта профессия очень уважаема и значима. Но чтобы стать настоящим специалистом, люди после учебы не имеют права на самостоятельную работу. Они проходят стажировку два или три года в крупной компании и только после этого, получив соответствующий документ о допуске, становятся архитектором, которому никто не может диктовать, кроме заказчика, как реализовывать идею. При этом он отвечает за конечный продукт, на котором обязательно указано его имя. И строители без согласования с архитектором не могут внести никаких изменений в проект.

— А у нас?
— Хотя нормы проектирования незыблемы, но в эстетическом плане сколько объектов задумывается в одном виде, а выходит — в другом! И тогда, как в музыке, фальшивая нота портит все произведение.

По большому счету, думаю, что если архитектор — творец с большой буквы и настоящий профессионал, никто не имеет права диктовать ему свои условия или навязывать персональное видение объекта. А он, в свою очередь, обязан строго придерживаться установленных градостроительных норм. Тогда такая эклектика пойдет городу только на пользу. Кстати, сейчас мы разрабатываем новую концепцию застройки целого микрорайона, совместно с заказчиком создаем пространство для комфортной и благополучной жизни его обитателей. Уже на стадии разработки этой концепции стараемся учесть все важнейшие факторы, влияющие на жизнедеятельность будущих покупателей такого жилья. Будут рекреационные зоны, очень красивое общественное пространство как центр притяжения, прогулочные аллеи, парк. Хочется, чтобы дети в школу пешком ходили и впитывали окружающую красоту. Надо все учесть: подъезды, проезды, розу ветров. На самом деле создавать такое комфортное для жизни пространство не так трудно, надо только отойти от сложившихся стереотипов, переключить свою восприятие. Прежде всего, самому девелоперу. Капитализация такой недвижимости будет с годами только расти. Если еще достойную управляющую компанию привлечь, жить в таком микрорайоне будет очень комфортно.

— Минстрой удостоил ваш проектный институт звания «Элита строительного комплекса России». Тяжело поддерживать это реноме?
— Нелегко, но мы очень стараемся.

Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя