Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Госсектор Шредингера

Надежда Краснушкина о тайнах доли государства в экономике

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Слухи о размере и скорости роста госсектора РФ сильно преувеличены, констатировала на днях группа исследователей Международного валютного фонда (МВФ). По сути, речь идет об опровержении тезиса ФАС о двукратном росте доли государства в ВВП с 2005 по 2014 год — с 35% до 70%. Громкая цифра, которую ведомство Игоря Артемьева огласило еще в докладе о конкуренции 2016 года и которую впоследствии растиражировали СМИ (включая мировые), вероятно, получена при сравнении оценок Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) 2007 года и МВФ 2014 года. Только в первом случае речь шла о доле государства в добавленной стоимости, а во втором — об отношении валового дохода госсектора к ВВП. Авторы исследования МВФ, опираясь на первую методологию, получили для 2012 и 2016 годов цифры даже ниже, чем у ЕБРР,— 32% и 33% соответственно, а значительный рост госдоли наблюдался лишь в банковском и энергетическом секторах.

По оценкам аналитиков МВФ, в формальном секторе экономики государство производит почти 40% добавленной стоимости и концентрирует 50% занятости. Последний показатель выше, чем среднее значение для стран с высоким и средним доходом в выборке ОЭСР, однако по отношению госрасходов к ВВП Россия им уступает. Картину еще больше усложняет наличие альтернативных оценок: так, доклад Центра стратегических разработок 2018 года оценивал рост госсектора с 39,6% в 2006 году до 46% в 2016-м, а исследователи из РАНХиГС в докладе «Приватизация 30 лет спустя» заявляют о росте присутствия государства в экономике с 31,2% ВВП в 2000 году до 43,8% в 2017 году.

Когда речь идет о качественном влиянии госсектора на экономику, наступает перемирие: низкая эффективность использования ресурсов и сокращение конкуренции беспокоят всех — от ФАС до МВФ, эксперты которого отмечают вызванный госучастием рост концентрации в целом ряде секторов экономики РФ. Само госучастие создает конфликт интересов регулятора и собственника, а на госзакупки (также часто неконкурентные) в 2015–2018 годах приходилось порядка 28,5% ВВП.

И даже если отложить в сторону методологические ошибки, ответ на вопрос о размере госсектора по-прежнему сводится к «слишком много».

А поскольку госсектор ограничивает экономический рост, в МВФ предлагают традиционные рецепты разгосударствления — от повышения конкуренции, привлечения малого бизнеса к госзакупкам, консолидации госкомпаний до акционирования унитарных предприятий. Поразительно одно — при наличии согласия как в восприятии оценок, так и в инструментальных предпочтениях меньше государства — даже в рамках одной методологии — в экономике РФ не становится.

Комментарии
Профиль пользователя