Коротко

Новости

Подробно

9

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ

Введите код

Audemars Piguet представляет Code 11.59

"Стиль Часы". Приложение от , стр. 36

Глава Audemars Piguet Франсуа-Анри Беннамиас предпочитает нестандартные решения: «Представьте себе гонку вокруг света. 20 яхт. Дан старт, и 19 пойдут на запад, а одна — на восток. Это мы, Audemars Piguet. Мы всегда ищем собственные пути и собственные источники вдохновения. Мы это сделали в 1972 году с Royal Oak и в 1972 году с Royal Oak Offshore. То же самое будет с нашими новыми часами Code 11.59.



Откуда такое название? Мы перебирали имена: римские, греческие, итальянские. Китайские, японские. Разве что не русские. А потом мы подумали, что это линия на долгие годы. Она для молодых. А как теперь говорит молодежь? C помощью очень коротких предложений, слов, знаков: эмодзи, чмоки, лайк, дислайк. У них свой код. И мы решили, что каждая буква будет что-то значить: C — Challenge, О — Own, D — Dare, E — Evolve. Ну а 11.59 — это время. Одна минута перед новым днем».

Мы сидим за большим столом на мануфактуре Audemars Piguet в деревне Ле-Брассю. Я уже подписал бумаги о том, что никому и никогда ни за что не расскажу о том, что я сейчас увижу, до самого нового года и женевской SIHH. Дело серьезное. Audemars Piguet запускают новую линию круглых часов. Может быть, свою главную линию в XXI веке.

Историческое здание Audemars Piguet прирастает новой мануфактурой, отелем и музеем

Фото: Алексей Тарханов, Коммерсантъ

Часы Франсуа-Анри представляет постепенно. Заводит речь издалека. Сначала о стекле: «Посмотрите на экраны телефонов. Экран занимает все больше места, у него все меньше рамок. Мы решили максимально раскрыть циферблат. Чтобы это сделать, надо, чтобы кольцо циферблата почти исчезло. Но оно важно, оно оберегает стекло и иногда держит дужки для ремешка».

Для простого круга стекло Code 11.59 выглядит очень сложным, это не крышка над циферблатом, а настоящая линза, вроде фотообъектива. Стекло изогнуто в двух направлениях, чтобы любой элемент циферблата был виден без искажений. Дужки крепятся к кольцу и не касаются корпуса. Корпус составлен из нескольких частей, и одна из них, центральная, имеет восемь боковых граней. «Мы поставили восьмигранник в центр, чтобы подмигнуть всем любителям Royal Oak».

Сложнейший корпус Code 11.59 сочетает восьмиугольник и круг. Тонкое кольцо циферблата соединено с дужками для ремешка

Фото: Audemars Piguet

Особая работа с циферблатами. В Code 11.59 есть лаковые циферблаты, «это трудная техника, требующая нанесения от 8 до 12 слоев лака, есть циферблаты из авантюрина, есть с покрытием эмалью Grand Feu». Золотые стрелки и индексы. Даже логотип сделан рельефным из золота, хотя его можно было бы напечатать или награвировать. Разработать эту 10-миллиметровую золотую микроскульптуру, рассчитать ее так, чтобы человеческая рука могла ее установить и не деформировать, тоже заняло месяцы.

«Мы сделали такие часы, чтобы скопировать их было невозможно,— говорит Франсуа-Анри.— Они и вправду суперсложны в изготовлении — в последний год разработки один из наших производителей циферблатов, старый, испытанный, опытный, сказал: "Я выхожу из игры!" Циферблат так сложен, что даже у него получались лишь два из десяти».

И конечно, у новой линии Audemars Piguet должны быть собственные механизмы. «Шесть механизмов последнего поколения, из которых три абсолютно новые. Автомат-трехстрелочник, хронограф с интегрированным механизмом, скелетон, два турбийона и минутный репетир.

Речушка Брассю, которая течет мимо мануфактуры, раньше давала энергию механизмам, а теперь вырвалась на свободу

Фото: Алексей Тарханов, Коммерсантъ

Мы начали работать над этими часами сразу, как только я пришел на Audemars Piguet. Знаете как? Я собрал в большой комнате 40 сотрудников марки, запер дверь на ключ и сказал: "Никто не выйдет из этой комнаты, пока мы не придумаем механизмы для наших новых часов!"».

Зачем Audemars Piguet понадобилась новая коллекция? У них есть линия дизайнерских часов Millenary, адресованная женщинам и отчасти — мужчинам.

Есть знаменитые спортивные часы Royal Oak, которые в 1972 году спроектировал Джеральд Джента, известнейший часовой дизайнер прошлого века. При рождении они вызвали немало восторгов и споров, потому что стальная, непривычного вида модель стоила столько же, сколько золотая. Но с тех пор она стала уверенной золотой валютой марки. Больше всего спроса — именно на Royal Oak.

После Royal Oak в 1993 году появился Royal Oak Offshore, который спроектировал дизайнер Эмманюэль Гейт. Новую модель тоже сначала встретили с недоумением — слишком агрессивным показался облик часов. И точно так же эта модель (которой сначала отказали в праве на собственное имя — вместо Royal Oak Offshore на первых часах писали просто Royal Oak) стала одним из бестселлеров Audemars Piguet.

Двойной изгиб стекла, максимально открывающего циферблат

Фото: Audemars Piguet

Но сравнимых с ними по популярности «круглых» часов у марки не было. Линия Jules Audemars то появлялась, то исчезала. Как признается Беннамиас, упрекать здесь стоит не публику-дуру, а саму марку, которая подходила к этим часам формально, как к необходимому дополнению: «Мы не делали так, как надо, не поставляли столько, сколько надо». Теперь, он убежден, ошибки не будет.

Не только потому, что первые часы попали к покупателям в феврале, через две-три недели после официального запуска,— невиданное дело, часов иногда ждут годами. Разработать новые круглые часы серьезная марка может года за два, здесь же разработка шла семь лет, чуть ли не с того момента, когда мой собеседник обосновался в кабинете директора и повесил там изречение учителя джедаев Йоды: «Делай или не делай, не надо пробовать».

За это время никто не проболтался, хотя я понимаю теперь, каково было Беннамиасу семь лет сносить подначки журналистов: «А что — ничего такого же, как Royal Oak, вы уже сделать не сможете?»

«Главный вызов был в том, что никто нас не просил делать эту коллекцию,— рассказывает Франсуа-Анри.— Все были и так очень довольны тем, что у нас есть. Мы сами себе сказали: пора показать, что мы можем делать что-нибудь другое, кроме Royal Oak и Millenary».

В этом году будет выпущено всего 2 тыс. таких часов. Беннамиас не хочет брать количеством, предельная цифра производства всех линий, которую он установил,— это всего 40 тыс. часов в год. Она не будет превышаться — еще по крайней мере несколько лет. В далекой перспективе он готов говорить о 50 тыс., но не больше. Если успех Code 11.59 станет очевиден, новой линии отдадут 20% производства.

С ее появлением структура предложения Audemars Piguet меняется. Теперь понятно, что попытки победить Royal Oak не было. Просто Royal Oak займет давно ему принадлежащее положение. Он станет классикой, какой давно, по сути, является. Место «спортивных» часов переймет у него Royal Oak Offshore, а на другом фланге окажутся «костюмные» Code 11.59. Они адресованы новому поколению, не переживавшему шока появления Royal Oak, а также тем, кто захочет добавить в свою богатую коллекцию Oak’ов еще и круглые часы знаменитой марки.

Алексей Тарханов


Комментарии
Профиль пользователя