Коротко

Новости

Подробно

Фото: Кирилл Кухмарь / Коммерсантъ   |  купить фото

Акционеры «Кокса» умножают иски

Евгения Зубицкого теперь обвиняют в завышении зарплаты

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Акционерный конфликт в кемеровском ПАО «Кокс» набирает обороты. Виктория Казак, владеющая 16% акций ПАО и уже предъявившая основному владельцу предприятия Евгению Зубицкому и УК «Промышленно-металлургический холдинг» (ПМХ) 8,4 млрд руб. претензий, сейчас требует от господина Зубицкого возместить «Коксу» 1,98 млрд руб., выплаченные лично ему в качестве зарплаты. По мнению истцов, вознаграждение заметно завышено относительно других компаний отрасли. Юристы склоняются к тому, что у иска есть перспективы, поскольку факт причинения ущерба обществу завышенными компенсациями руководству можно доказать.


Виктория Казак, невестка основного владельца ПАО «Кокс» Евгения Зубицкого, подала к нему второй иск. 28 февраля он был зарегистрирован в арбитражном суде Кемеровской области (текст есть у “Ъ”). Госпожа Казак, владеющая 16% ПАО, требует с господина Зубицкого (контролирует 53,6% «Кокса») возмещения предприятию убытков в размере 1,98 млрд руб. Они, по заявлению истца, возникли в результате выплаты в 2016–2018 годах зарплаты господину Зубицкому, представляющей собой персональные «квазидивиденды», в то время как дивиденды «Кокс» не выплачивал и, согласно ковенантам, не имел права.

ПАО «Кокс» — один из ведущих мировых поставщиков товарного чугуна и крупнейший в России производитель товарного кокса, в 2018 году произвел 2,5 млн тонн кокса, 2,3 млн тонн чугуна. Выручка по МСФО за первое полугодие 2018 года — 42,2 млрд руб. (на 0,6% ниже, чем годом ранее), чистая прибыль — 2,06 млрд руб. (на 52% ниже).

Виктория Казак в январе уже предъявила мажоритарию претензии на 8,4 млрд руб. (см. “Ъ” от 24 января). Они были связаны с покупкой в 2017 году господином Зубицким около 8% акций «Кокса» у дочернего АО «Комбинат КМАруда». Истец называл цену пакета 2,8 млрд руб. кратно заниженной, отмечая, что даже из этой суммы продавцу перечислено только 100 млн руб. Однако, по информации “Ъ”, в ходе заседания 26 февраля ответчик представил подтверждения перевода всей суммы. Следующее заседание намечено на 26 марта.

В тексте нового иска объясняется, что Евгений Зубицкий является единоличным исполнительным органом (ЕИО) ПМХ, который на 100% принадлежит «Коксу», и при этом, по договору передачи полномочий ЕИО, выполняет эти функции как для «Кокса», так и для его дочерних предприятий. Ежемесячно ПМХ получает от «Кокса» вознаграждение, достигающее 1,5% от выручки (не более 90 млн руб. в месяц). На тех же условиях заключены договоры с дочерними компаниями «Кокса». По заявлению, за 2016–2017 годы ПМХ получил от «Кокса» и его дочерних компаний 3,5 млрд руб.

По заключению аудитора, представленному истцом, у большинства компаний в отрасли отношение управленческих расходов к EBITDA в 2016–2017 годах колебалось в районе 0,5–2,6% (минимум в 2017 году у Evraz — 0,3%, максимум — у «Норникеля», 2,58%). У «Кокса» же эти расходы составляли 6,95% и 5,72% от EBITDA. При этом, по отчетности «Кокса», его руководство получило в 2016–2017 годах компенсационные выплаты в 1,79 млрд руб. Большая часть этой суммы, по словам истца, приходится на зарплату лично господина Зубицкого, которая составляет 660 млн руб. в год. В исковом заявлении документов, подтверждающих размер его зарплаты, нет. Однако, как пояснил “Ъ” Николай Чернов из МЗС (представляет госпожу Казак), истец будет требовать справку о доходах господина Зубицкого через суд. Вице-президент по стратегии и коммуникациям ПМХ Сергей Фролов сообщил “Ъ”, что компания не располагает иском с описанием сути претензий, поэтому от комментариев отказался. Телефон господина Зубицкого был недоступен.

Адвокат из юридической группы «Яковлев и партнеры» Марина Морозова говорит, что в целом доводы иска убедительны: «Истцу нужно будет доказать, что в результате действий ответчика возник ущерб, наличие убытков, а также факты нарушения им обязательств или причинения вреда». Госпожа Морозова добавляет, что, поскольку в данном случае завышенные выплаты были направлены не на извлечение обществом прибыли, а на личные интересы руководителя, их можно квалифицировать в качестве убытков. «Кроме того, наличие ковенанта по кредитам, запрещающего ПАО "Кокс" платить дивиденды, может дать повод банку для досрочного истребования кредита»,— заключает она. С ней согласен Александр Беляев, юрист департамента «Правовой и налоговый консалтинг» «КСК групп»: «Директор имел контроль над дочерней компанией и мог определить размер "золотого парашюта" самостоятельно. Его действия по выплате завышенных компенсаций косвенно можно расценить как совершенные с противоправной целью».

Наталья Скорлыгина, Андрей Райский


Комментарии
Профиль пользователя