Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Масляева меня просто нецензурно послала»

31-е заседание по делу «Седьмой студии»: допрошен аудитор театральной компании

от

На заседании по делу «Седьмой студии» 26 февраля в Мещанском суде Москвы была допрошена аудитор театральной компании Инна Лунина. Она рассказала, что никакого порядка в документах у главного бухгалтера Нины Масляевой (единственная, кто признал вину и дала показания на других фигурантов) не было. На просьбу Луниной помочь разобраться в документах, Масляева ее «нецензурно послала». По итогам аудита, рассказала Лунина, в «Седьмой студии» обнаружилась недостача в пять млн руб., а Масляева уволилась.


31-е заседание по делу «Седьмой студии». Главное

  • На заседании 26 февраля допросили Инну Лунину, компания которой проводила аудит «Седьмой студии» в 2014—2015 годах. Как рассказала Лунина, об аудите ее попросило руководство «Седьмой студии».
  • Инна Лунина сообщила, что во время проверки была выявлена недостача в пять млн руб. Расход этих денег не подтверждался документами. После аудита состоялось совещание. «На совещании присутствовал Итин, Серебренников, Масляева, Филимонова и я»,— сказала Лунина. Когда она доложила об итогах проверки, ее попросили выйти из зала, где состоялся разговор руководства студии с Масляевой. После Масляеву уволили.
  • Характер выявленных нарушений аудитор Лунина описала так: «Было очень много нарушений. Система налогообложения не та применялась. По кассе было очень много вопросов. По расчетам с поставщиками. Выручка вообще не была отражена. Ведение субсидий не было отражено в программе вообще». На вопрос судьи, были ли выявленные нарушения существенными, аудитор ответила: «Я думаю, что не совсем существенные».

13:08. Судья интересуется у прокурора, какие гособвинение далее намерено представлять доказательства. Олег Лавров поднимается и просит отложить судебное заседание до момента, когда будут устранены технические неполадки, чтобы можно было просмотреть видеозаписи, представленные защитой для экспертизы. «Надеюсь, на следующем заседании будут устранены»,— говорит судья и заканчивает сегодняшнее заседание.

Следующее заседание назначено на 09:30 28 февраля.

13:05. Больше ни у кого нет вопросов. Лунину отпускают из зала. Она уходит вместе с адвокатом.

13:04. Далее вопросы задает судья. Она спрашивает, кто подписывал акты с компанией Луниной. Та отвечает, что все подписывала Воронова по доверенности Итина.

— В 2016 году вы куда приезжали?

— В «Гоголь-центр».

— Почему?

— Потому что все документы «Седьмой студии», необходимые для проверки, были в «Гоголь-центре».

Судья задает дополнительные вопросы. Лунина подтверждает, что в конце 2016 года — в начале 2017 года работала с документами «Седьмой студии» в «Гоголь-центре». В 2014-2015 году больший объем работы по договору с Луниной исполняла Жирикова, говорит свидетель. Далее она рассказывает, что в офисе на «Винзаводе» работали Воронова и Войкина.

— Войкина была кассир и кадровик,— рассказывает Лунина.

Судья спрашивает, приносили ли Войкиной наличные деньги. Лунина говорит, что не видела.

— Когда вы изучили документы, вы поняли, что какие-то лица работали без оформления?— спрашивает судья.

Лунина говорит, что Филимонова действительно не работала в «Седьмой студии» официально. Отвечая на вопросы, Лунина выдвинула версию, на каком основании там работала Филимонова: у нее была своя компания «Актив-Эйм», она была ее директором, а компания была на договорах с «Седьмой студией». По словам свидетеля, из документов не следовало, что кому-то выплачивалась зарплата больше, чем написано в ведомостях.

— У кого были печати «Седьмой студии» и сколько их было?

— Печать у Вороновой видела. Больше ни у кого не видела.

— Кто, кроме Филимоновой, вам предоставлял документы в 2014-2015 году?

— Войкина и Филимонова. Все.

<...>

— Обороты соответствовали отчетам, которые «Седьмая студия» сдавала в Минкульт?

Лунина говорит, что были «некоторые нарушения». «Например, договор "Ромашка", а печать — "Клен"»,— объясняет характер нарушений Лунина.

— Это были существенные нарушения?— спрашивает судья.

— Я думаю, что не совсем существенные. Потому что это АНО, она существовала на субсидии, а выручка от продажи билетов составила 15%. И если организация на упрощенном налогообложении, то это не такие уж и нарушения,— говорит Лунина.

Свидетель по делу «Седьмой студии» Инна Лунина

Свидетель по делу «Седьмой студии» Инна Лунина

Фото: Ольга Добрина / «Гоголь-центр»

У суда больше нет вопросов.

Вопросы есть у Малобродского.

— Скажите, пожалуйста, вы восстанавливали учет в 1С, с другой восстанавливали первичные документы. Вы высказали замечания Масляевой и Филимоновой, и они предоставили первичку?

— Все вопросы были отправлены в электронном виде Филимоновой. Оригиналы предоставляла она,— отвечает Лунина.

— А когда Жирикова и Итин попросили помочь с налоговой, вы получили те же документы, которые заключались в 2014 году?

— Это все документы, которые были. Находились в тех же папках.

— Документ 2011-2012 годов фигурировали в обороте?

— Нет.

— А когда участвовали в восстановлении, были документы 2011-2012 года?

— Да, были.

— В этих документах были выплаты физлица, артисты, техники?

— Я не помню.

12:39. Вопросы задает адвокат Лысенко.

— До того как Масляева «послала вас», вам удалось у нее узнать, почему не было учета?

— Она сказала, что все вопросы задавайте Филимоновой,— отвечает Лунина.

<...>

— В конце вашей работы бухучет был восстановлен?

— Да. Мы подписали акт с Вороновой. Оставили ей недостающих документов.

У Лысенко больше нет вопросов.

12:38. Вопрос задает адвокат Карпинская.

— Вы участвовали в составлении и исправлении оборотно-сальдовых ведомостей?

— Про какие ведомости вы спрашиваете, если программа была пустая.

Карпинская переформулировала вопрос. Лунина говорит, что «вносились необходимые проводки, которые были связаны с ведением учета, когда мы сформировали учет».

Адвокат Карпинская спрашивает, были ли рукописные записи на ведомостях. «Когда мы предоставляли документы, мы отмечали карандашом, что у нас есть, чего не хватает».

— А на самих ведомостях были записи?.

— Я не помню.

У Карпинской нет вопросов.

12:35. Адвокат Харитонов продолжает допрос.

— Какие нарушения выявила Жирикова?

— Были внесены уточнения по всем расчетам.

— Брежнева занимала основными средствами. Приобретала ли «Седьмая студия» основные средства?

— Да, там было около 20 позиций основных средств. Все закупалось по безналичному расчету. До Брежневой основные средства не были учтены.

У Харитонова больше нет вопросов.

12:32. Вопросы задает адвокат Харитонов.

— В каком состоянии был учет наличности по карте?

— Не могу ответить.

— То, что вы увидели, это соответствовало закону?

— Было много нарушений.

— Какие-то меры предпринимались?

— Этот блок вела Юлия Соболевская. Она сделала замечания, которые надо исправить. В программу были внесены изменения.

— Вы сказали, что выявили недостачу в 10 млн, потом нашли 5 млн, в итоге недостача была в 5 млн. Как вы ее выявили?

— По выпискам и по таблице, которую предоставила Воронова.

— Масляева объясняла недостачу?

— Я ушла от этого разговора. Я не слышала, что там говорилось,— говорит Лунина.

12:30. Отвечая на вопросы адвоката Харитонова, свидетель Лунина говорит, что ей «очень помогла» Войкина. Лунина говорит, что была сделана таблица по финансам «Седьмой студии», но с собой она их не принесла. «Документы находились в коробках. Я не знаю, почему они это сделали. Стояли только два железных шкафчика. В них был только Альфа-банк. Все первичные документы находились в коробках»,— рассказывает Лунина о состоянии бухгалтерии «Седьмой студии», когда ее впервые увидела. По словам свидетеля, отчетность фактически не велась в 1С, «она, видимо, велась в какой-то другой базе».

— Вы говорили, что был сделан предварительный отчет. Какие выводы вы сделали?— спрашивает адвокат.

— Было очень много нарушений. Система налогообложения не та применялась. По кассе было очень много вопросов. По расчетам с поставщиками. Выручка вообще не была отражена. Ведение субсидий не было отражено в программе вообще,— отвечает Лунина.

12:26.— Масляева как-то объясняла, почему не хочет общаться?— спрашивает адвокат Харитонов.

— Она меня просто послала,— отвечает свидетель Лунина.

— Как это?

— Нецензурно.

12:25. У подсудимых нет вопросов.

Вопросы есть у адвоката Харитонова.

— Вы общались с Масляевой и Филимоновой?

— Общались с Филимоновой по электронке. Масляева трубки не брала.

— Какие Масляева и Филимонова занимали должности?

— Масляева была главным бухгалтером. Филимонова была помощницей, но она не была трудоустроена официально.

12:24. Лунина говорит, что расчетные счета «Седьмой студии» были в Балтийском банке развития и в Альфа-банке.

— В дальнейшем с Седьмой студией контактировали?

— Да. В конце декабря 2016 года мне позвонила Жирикова. Попросила помочь собрать документы для проверки в налоговой. Запрос от налоговой прислала по электронной почте. Было очень много позиций. Нужно было предоставить в кратчайшие сроки. Потом мне позвонил Итин, попросил помочь с документами для налоговой. Я несколько раз приезжала в театр.

— Эта работа оплачивалась?

— Да. Мы договорились о сумме, которые нам нужны были для этой работы. Мне их отправил Итин.

— Какая сумма поступила?

— 150 тыс. По 60 тыс. мы взяли с Жириковой и по 30 тыс. мы отдали девушкам, которые помогали оформлять документы.

— Что вы конкретно делали?

— Там было очень много позиций: оборотные ведомости, анализы счетов, договора, акты, накладыне. Все это должно было сшиваться в определенные ведомости.

— Документы подписывались?

— Я не видела.

— Это требовалось? Счета-фактуры…

— Это были копии. Сзади, когда сшивается, делается печать и ставиться подпись гендиректора.

— Кто подписывал?

— Этим занималась Жирикова. По-моему, на тот момент была Анна Шалашова.

— Какие-то документы переделывались?

— Я не помню.

— За какой период проводилась налоговая проверка?

— 2013, 2014, 2015 года.

У прокурора больше нет вопросов.

12:17. По словам Луниной, договор исполняли четыре человека. Соболевская проверяла кассу. Елена Бабьяк вбивала расчеты с поставщиками в 1С. Жирикова проверяла расчетные счета, зарплату и налоги. Брежнева вела основные средства. «Резюмировала я»,— говорит Лунина.

— Были ли выявлены нарушения?

— Было выявлены нарушения: сдавала общие отчеты, а не по упрощенной системе налогообложения, были большие нарушения по кассе — подлоги и так далее.

— Полнота первичных документов присутствовала?

— Нет.

12:15. — А что Итин говорил на совещании?

— Я не помню точно.

— Что говорила Масляева?

Лунина говорит, что «дальше она ушла», потому что шел вопрос о «недостаче». Лунина говорит, что ждала в коридоре.

— Расскажете про недостачу?

— Я выявила недостачу в размере 10 миллионов. По документам потом мы нашли 5 миллиона. То есть фактически где-то 5 миллионов не хватало,— отвечает Лунина.

Она сообщает, что между ней и «Седьмой студией» был заключен договор на восстановление бухучета, его разбивка по субсидиям, по выручке по продаже билетов, сделать отчетность, сдать ее в налоговую. Сумма по договору — 600 тыс. руб., которые были выплачены двумя траншами по 300 тыс. руб. Лунина начала исполнять договор в ноябре 2014 года, а закончила в феврале—марте 2015 года.

12:13. Вопросы Луниной задает прокурор Олег Лавров.

— Каким образом начали взаимодействовать с «Седьмой студией»?

Лунина говорит, что ей позвонила Анастасия Голуб и попросила разобраться с документами «Седьмой студии». По ее словам, сначала она встречалась с Анной Маховой (один из продюсеров «Платформы») и Екатериной Вороновой. Далее, рассказывает Лунина, она приехала в офис «Седьмой студии» на «Винзавод». Она говорит, что ее просили дать ответы по вопросам, которые интересовали Воронову. «Экспертиза проводилась выборочно. Мне дали банк-клиент Альфа-банка. Акты выполненных работ, акты сверок, взаиморасчетов. Лариса Войкина мне помогала, готовила документы»,— говорит Лунина. «Нам нужна была первичка. Они были набросаны, в коробках валялись. Лариса подсказывала, где что лежит»,— продолжает Лунина. «Мы провели анализ. Сделали вывод, что фактически учета в 1С не ведется, многое отсутствовало»,— отмечает Лунина.

Она говорит, что сначала работала в офисе «Седьмой студии», затем дистанционно. После был представлен отчет Вороновой и руководству, говорит Лунина. «На совещании, как мне сказали, присутствовал Итин, Серебренников, Масляева, Филимонова и я». Это было в сентябре 2015 года, сообщает Лунина. Суть совещания — Масляева должна была помочь разобраться с бухгалтерией, поясняет Лунина. «Разговор состоялся о том, чтобы принять меры по восстановлению учета»,— говорит она.

11:56. Заседание возобновляется. В зал входит высокая женщина средних лет. У нее короткая стрижка, на шее черный шарф. Это аудитор Инна Лунина. Она пришла вместе с адвокатом.

— Подсудимая Лунина…— говорит судья Аккуратова.

— Почему подсудимая, уважаемый суд? Свидетель!— говорит адвокат Луниной.



Лунина с удивлением оборачивается на адвоката.

— Ой, свидетель,— исправляется судья.

Лунина говорит, что работает гендиректором в собственной фирме. Далее она рассказывает, что знает Серебренникова, видела его на совещании. С Итиным не виделась. Апфельбаум и Малобродского не знает. Сейчас ни с кем не поддерживает отношения.

11:45. Прокурор Олег Лавров прошел в зал. За ним пригласили остальных участников.

11:40. Инна Лунина проводила в 2014 году аудит «Седьмой студии», когда обнаружилась нехватка денег на постановки спектаклей. После аудита уволилась бухгалтер Нина Масляевая, которая дала показания на других фигурантов и единственная признала вину по делу. Ее место заняла Татьяна Жирикова, которая помогала проводить аудит Луниной.

11:34. Пришла свидетель Инна Лунина.

11:33. Перерыв затягивается. Подсудимые вместе с адвокатами отошли от 433 зала, сначала они беседовали тихо, потом все громче. Начали ставить музыку с телефона, шутить, смеяться. Пристав, который все это время сидел у дверей 433 зала, поднялся и подошел к участникам процесса: «Потише, пожалуйста».

10:43. Поднимается прокурор Лавров и говорит, что в суд была вызвана Инна Лунина. Но она задерживается, поэтому гособвинитель просит объявит перерыв до 11:00. К этому времени свидетель обещала успеть. Суд объявляет перерыв до явки свидетеля.

10:43. Прокурор внимательно изучает документы. Далее высказывается по поводу их приобщения к делу: «Не возражаю. Прошу обратить внимание, что мы были лишены возможности проверить информацию на ее действительность, не вносились ли в нее изменения. Но считаю необходимым соотнести эти документы с другими доказательствами по делу».

Суд приобщил документы, кроме тех, которые на иностранном языке. Защита и Канафеева сами просили их не приобщать.

— Подтверждаете эти расходы? Что они действительно были?— спрашивает судья, указывая на приобщенные документы по делу.

— Да,— говорит Канафеева.

Судья отпускает Канафееву, и та покидает зал.

10:33. Обсуждается ходатайство о приобщении к делу документов. «Поддерживаем»,— выразила общее мнение стороны защиты адвокат Поверинова. Прокурор Олег Лавров не стал спешить, он взял принесенные Канафеевой документы и начал их изучать.

10:31. Слушатели в зале — их 27 человек — начали перешептываться, пока судья разбираетcя вместе с Канафеевой c финансовыми документами по делу. Серебренников тихо беседует с Апфельбаум.

10:26. — Может, нам компьютер посмотреть?— предлагает адвокат Ирина Поверинова.

— Компьютер я не брала с собой,— говорит свидетель Канафеева.

10:23. Про документы Канафеева рассказывала с кафедры. Когда их передали судье, Канафеева подошла к ней и начала давать пояснения по представленным бумагам.

10:23. Большая часть документов по группе Ricci/Forte. На «Платформе» они ставили спектакль «100% фуриозо» («100% furioso»). «Ricci/Forte общий бюджет. Полные общие суммы за октябрь и ноябрь»,— говорит свидетель Канафеева. Затем добавляет: «Ricci/Forte — договор за апрель. Сумма гонорара».

— Эти документы подписаны?— спрашивает судья Аккуратова.

— Нет, не подписаны,— отвечает за Канафееву адвокат Дмитрий Харитонов.

10:21. Канафеева входит в зал. Она начинает перечислять документы, которые принесла в суд.

10:19. Судья сообщает, что техническую неполадку исправить не удалось. Судья спрашивает, есть ли какие-либо ходатайства. Поднимается адвокат Ксения Карпинская и говорит, что ей бы хотелось приобщить к делу видеоматериалы. Затем она сообщает, что в суд явилась свидетель Канафеева с документами. Судья просит пригласить свидетеля.

10:15. Всех запустили в зал. Выходит судья Ирина Аккуратова. Проверяется явка: со стороны гособвинения нет прокурора Надежды Игнатовой, также нет потерпевших — представителей Минкультуры.

Судья Ирина Аккуратова

Судья Ирина Аккуратова

Фото: Ольга Добрина / «Гоголь-центр»

10:02. Все подсудимые и их защитники в сборе, но процесс не начинается. Они ушли подальше от 433 зала, остановились в другом конце коридора и что-то обсуждают.

9:53. Пришел Алексей Малобродский.

9:44. Тем временем, у 433 зала заседаний, где проходит процесс, собрались подсудимые Кирилл Серебренников, Юрий Итин, Софья Апфельбаум и их защитники. Не видно только Алексея Малобродского, его адвокат Ксения Карпинская здесь.

9:42. Предполагается, что сегодня суд решит вопрос о приобщении документов, представленных свидетелем Канафеевой к делу. Также суд, как ожидается, рассмотрит видеоматериалы, заявленные на прошлом заседании адвокатом Ириной Повериновой (защищает Софью Апфельбаум), и решит приобщать ли их к делу. Затем, возможно, будут заявлены ходатайства стороны защиты Алексея Малобродского и Кирилла Серебренникова о приобщении к делу еще некоторых видеоматериалов. Адвокаты рассчитывают, что представленные видеоматериалы эксперты рассмотрят в рамках новой экспертизы по делу.

Также сегодня суд, как предполагается, решит вопрос о проведении новой экспертизы по делу. Если этого не произойдет, то, возможно, на заседании будет допрошен аудитор Инна Лунина — по крайней мере, о вызове ее в суд на прошлом заседании заявлял прокурор Олег Лавров.

9:34. После свидетеля Канафеевой в суд пришел адвокат Юрий Лысенко, за ним его подзащитный Юрий Итин.

9:25. Корреспондент “Ъ” спросил Викторию Канафееву, почему она пришла на заседание и передала ли документы. Судя по ее ответу, она поняла судью так, что ей нужно было прийти в суд 26 февраля и принести с собой документы. Во время общения с “Ъ” в руках у Виктории Канафеевой была небольшая пачка листов А4 в прозрачном файле-вкладыше.

9:23. На сегодняшнее заседание, назначенное на 09:30, первой в суд пришла свидетель по делу Виктория Канафеева. Ее допрос состоялся на прошлом заседании. Во время допроса выяснилось, что у нее на компьютере сохранились бухгалтерские документы за март—ноябрь 2013 год. Суд по просьбе адвоката Дмитрия Харитонова, представляющего интересы Кирилла Серебреникова, обязал Канафееву распечатать и принести бухгалтерские документы. Ей разрешено было сделать это в любой день, а документы можно было передать через канцелярию суда.


Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

Роман Дорофеев, Анна Токарева, Роман Шаталов


Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя