Коротко

Новости

Подробно

Фото: Надежда Храмова / Коммерсантъ

С ружьем и штифтом

Девятилетнего Егора спасет срочная операция

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Егор Вахрушев живет с родителями и трехлетней сестрой в селе Завьялово, в Удмуртии. У мальчика несовершенный остеогенез — его кости очень хрупкие и постоянно ломаются. Длительное лечение, которое оплатили читатели Русфонда, помогло Егору окрепнуть и начать ходить. А буквально за день до Нового года мальчик упал и получил тяжелый перелом левого бедра. Штифты, которые стояли в кости, сместились. Сейчас их нужно экстренно удалить и установить новый телескопический штифт, который будет удлиняться по мере роста Егора. Но денег на дорогую операцию у семьи нет.


Третьеклассник Егор Вахрушев не просто фанат «Звездных войн» и игры StarCraft II.

— Я сам хочу создавать плазменные пушки и сделать гипердвигатель,— говорит он.— А вместо пороха придумать суперускоритель, чтобы стрелять бесшумно.

Мальчик рассказывает об оружии будущего лежа: одно бедро у него сломано, он почти по пояс в гипсе.

— Егор не любит звук стрельбы,— поясняет мама Елена.— Первые годы жизни он ломал ноги по три-четыре раза в год и до истерики боялся больниц: с ними прочно связан вой пилы, разрезающей гипс. Все похожие звуки до сих пор его пугают.

Егор родился со сломанной ключицей. А ноги, как показал рентген, сломались и неправильно срослись у него еще в утробе матери. В первый месяц жизни младенец из удмуртского села Завьялово познакомился с главным республиканским генетиком. Но ранняя диагностика не помогла вовремя начать лечение. Отчасти потому, что в Удмуртии специалистам не хватает опыта: Егор стал для них лишь шестым пациентом с диагнозом «несовершенный остеогенез». И отчасти потому, что родители не сразу приняли диагноз.

— Я была будто не в себе,— признается Елена.— Представьте, выписали ребенка из больницы в месяц, а в два он снова ломает ногу на собственном крещении. И так по кругу: больница — дом — перелом. Врачи говорили: он не будет ходить. Простые люди — что не жилец. Я не хотела никого слушать.

Из-за частых переломов кости у «хрустальных» детей сильно деформируются. К двум годам правая нога Егора стала короче левой.

Тогда родители повезли сына в Москву, к врачам GMS Clinic. Там они узнали, что этот диагноз не приговор и Егор сможет ходить. Главное — поскорее начать лечение: укрепление пористых костей сына.

Денег на дорогое лечение у родителей не было, но им помогли жертвователи Русфонда. И переломы стали происходить реже. В пять лет Егору вставили в оба бедра штифты, мальчик начал потихоньку ходить.

— За ручку, по чуть-чуть, он плакал от боли,— вспоминает Елена.— Мы даже ходили по ночам на стадион с мягким покрытием, чтобы ему было проще. Бедный сторож каждый раз пугался.

А потом Егор увлекся военной техникой. Каждый раз в Москве, в каком бы ни был состоянии, он просился в Музей вооруженных сил. Мальчик начал придумывать танки на ножках: на двух, на шести, на девяти. На очень устойчивых ножках, которые могут ходить везде, без поддержки и не по 15 минут, как Егор.

Дед вырезал ему несколько деревянных ружей и пистолетов. Один автомат — по эскизу самого Егора. Мальчик дает его иногда трехлетней сестре Кате, и вместе они отбиваются от космических пришельцев.

В семь лет Егор пошел уже без поддержки. Но вместо ближайшей сельской школы родители определили его в хорошую дистанционную: отношения со сверстниками у Егора пока не складываются.

— В шахматном кружке все надо мной смеются, потому что слабый, не могу дать по морде,— говорит Егор.— Но я начал вести себя так, как советуют родители: не обращать внимания и стараться обыгрывать в шахматы. Только стало получаться, и вот я опять отстаю.

30 декабря Егор поскользнулся на ровном месте дома. Штифты, которые ему установили почти пять лет назад, не выдержали: левая бедренная кость сломалась. Теперь вместо них нужно поставить более современный телескопический штифт: он раздвигается по мере роста кости. Но в Удмуртии таких операций не делают. Нужно снова ехать в Москву и оперироваться за большие деньги — свыше 1,5 млн руб. Семье, в которой работает только отец, такую сумму не собрать. Тем более срочно. Родители Егора просят помощи. Давайте дадим ребенку шанс снова пойти и победить наконец соперников в шахматном кружке.

Для спасения Егора Вахрушева не хватает 906 500 руб.

Педиатр Центра врожденной патологии клиники «Глобал Медикал Систем» (GMS Clinic, Москва) Алена Гаврина: «На фоне проводимого лечения у Егора отличные результаты — мальчик самостоятельно ходит и практически не имеет ограничений в повседневной жизни. Но сейчас штифты, ранее установленные в левое бедро, стали ему малы и частично вышли из кости. Последний перелом произошел именно в том месте, где они ее прорезали. Нужно срочно удалить эти штифты, а вместо них установить новый, телескопический».

Стоимость операции 1 627 500 руб. Компания «Ингосстрах» внесла 500 тыс. руб. Компания, пожелавшая остаться неназванной,— 200 тыс. руб. Телезрители ГТРК «Удмуртия» соберут 21 тыс. руб. Не хватает 906 500 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Егора Вахрушева, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Егора — Елены Владимировны Юшкаревой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты, мобильного телефона или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности на rusfond.ru).

Экспертная группа Русфонда


Дина Юсупова, Удмуртия


О Русфонде

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в “Ъ”. Проверив письма, мы размещаем их в “Ъ”, на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире «Первого канала» и радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 171 печатном, телевизионном и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением (короткие номера 5541 ДОБРО, 5542 ДЕТИ, 5542 ДОНОР, 5542 ВАСЯ), в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать. Всего собрано свыше 12,834 млрд руб. В 2019 году (на 21 февраля) собрано 209 676 519 руб., помощь получили 260 детей. Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год. Русфонд входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг. В ноябре 2018 года Русфонд выиграл президентский грант на издание интернет-журнала для потенциальных доноров костного мозга Кровь5. Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;

rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Комментарии
Профиль пользователя