Коротко

Новости

Подробно

Самолету продлевали жизнь до катастрофы

Сотрудников авиакомпании винят в гибели 50 человек

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

процесс



Вчера в ставропольском краевом суде начались слушания уголовного дела в отношении шестерых сотрудников местной авиакомпании. Как установило следствие, они разрешили эксплуатацию самолета Ан-24, который в марте 1997 года потерпел катастрофу под Черкесском. В результате погибли 50 человек.
       В августе 1996 года подсудимые Андрей Андрейчук, Юрий Гладков, Андрей Кондрашов, Александр Кудинов, Дмитрий Мезельский и Николай Романенко, технические сотрудники ставропольской авиакомпании и местного аэропорта, подписали документ, продлевающий летный ресурс Ан-24. Через семь месяцев, 18 марта 1997 года, самолет развалился в воздухе. Как установила экспертиза, причиной катастрофы стали проржавевшие конструкции в хвостовой части машины в районе санузла.
       Следствие по делу о падении Ан-24 под Черкесском длилось без малого шесть лет. По началу в нем фигурировали 12 человек, в том числе сотрудники Конструкторского бюро имени Антонова в Киеве и руководители авиакомпании. Но на скамье подсудимых оказались только шестеро техников.
       По желанию подсудимых их дело слушается судом присяжных. Из более чем полусотни потерпевших вчера в суд явились только двое. Тем не менее решено было не откладывать процесс, и представитель государственного обвинения зачитал обвинительное заключение. Из него следовало, что подсудимые, являясь должностными лицами, отвечавшими за "безопасность полетов", должны были соблюдать все правила эксплуатации воздушного судна. Но своих обязанностей не выполнили. Следствие установило, что Ан-24 с бортовым номером РВРА 46516 неоднократно передавался в аренду различным компаниям, которые эксплуатировали его в условиях жаркого тропического климата. Однако при ремонте этот фактор не учитывался. Поверхностный осмотр корпуса проводился без техсредств. К тому же нарушались элементарные инструкции, в том числе "по обнаружению коррозий и их восстановлению". И в итоге "степень поражения коррозией самолета была оценена неправильно и занижена". На основании неверной оценки состояния самолета комиссией, в которую входили все подсудимые, интервал его межполетных ремонтов был увеличен с 5,5 тыс. до 6 тыс. летных часов. Кстати, к этому моменту Ан-24 уже отлетал 35 календарных лет, при летном ресурсе — 18.
       Адвокаты подсудимых заявили, что вместе со своими подзащитными считают их невиновными в предъявленных обвинениях и постараются в ходе судебного следствия это доказать.
       После небольшого совещания суд приступил к опросу потерпевших — слесаря Василия Малышева и безработного Виктора Педанова. Оба в той катастрофе потеряли жен и остались с несовершеннолетними детьми.
       Господин Малышев сначала не очень освоился с процедурой и на вопрос, как погибла его жена, заметил, что не может этого знать, так как не летел в том самолете. Потом он долго не мог решить, выдвигать ли ему к подсудимым гражданские иски. После того как судья Игорь Курбатов терпеливо объяснил суть материального и морального вреда, потерпевший Малышев вздохнул и сказал: "Пусть будут, хоть и по копейке, наверное, будут возвращать".
       Больше о событии шестилетней давности рассказал потерпевший Виктор Педанов. По его словам, узнав о происшествии из теленовостей, он вместе с приятелем, чья жена тоже летела в том самолете, приехал на место катастрофы, где за оцеплением еще лежали тела разбившихся людей. "Я сразу понял, что самолет развалился в воздухе,— сказал Виктор Педанов,— его хвост лежал почти в двух километрах от основного места катастрофы. Все тела и фрагменты самолета не были повреждены огнем, а если случается взрыв, то должен быть и пожар". По поводу иска к компании потерпевший ответил, что уже подавал иск на 300 млн неденоминированных рублей, но считает, что ущерб, нанесенный ему и его 15-летней дочери, теперь оценивается в миллион уже новых рублей.
       После этого обвинение предложило зачитать показания не явившихся по уважительным причинам свидетелей. Подсудимые сначала согласно закивали головой. Но вся "адвокатская скамейка" дружно подсказала своим подзащитным: "Возражаем".
       Подсудимые спохватились и стали объяснять председательствующему, что хотели бы пообщаться со свидетелями и потерпевшими лично, чтобы задать им свои вопросы. Судья обсуждение прекратил и предложил обвинению обеспечить явку заявленных свидетелей.
       Сегодня слушания продолжатся. Если "принятые меры" помогут, то показания в суде дадут еще несколько человек, потерявшие 18 марта 1997 года своих близких родственников.
АЛЕКСАНДРА Ъ-ЛАРИНЦЕВА, Ставрополь

Комментарии
Профиль пользователя