Коротко

Новости

Подробно

15

Фото: ЛУКОЙЛ

Ледяная целина

Экспедиция Валдиса Пельша при поддержке ЛУКОЙЛа покорила шестой континент

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 72

Анна Килимник фото РД Студия

Вы думали, в современном мире нельзя сделать чего-то, что до тебя уже не сделал кто-то другой? На самом деле все еще можно. Например, отправиться в автономный автопробег по Антарктиде, где летом, пока у нас тут зима, средняя температура по континенту - минус двадцать пять. Повод есть: в 2020 году будет отмечаться 200 лет с момента открытия Антарктиды Михаилом Лазаревым и Фаддеем Беллинсгаузеном. Собственно, еще чуть-чуть, и многие потянутся на другой край света во славу этого поистине крутого юбилея. Но кое-кто всех опередил.


Первый автономный автомобильный пробег по льдам антарктического континента при поддержке компании "ЛУКОЙЛ" проделала экспедиция из семи человек во главе с Валдисом Пельшем, не только известным музыкантом и телеведущим, но и опытным экстремалом, директором кинокомпании "РД Студия", снявшей такие документальные фильмы, как "Ген высоты, или как пройти на Эверест" и "Большой белый танец".



Предельно низкие температуры потребовали использования специальных смазочных материалов. Моторное, трансмиссионное масло, антифриз и смазка, выбранные для экспедиции, - все это продукты нового поколения под брендами ЛУКОЙЛ и Teboil (эта ведущая финская марка также принадлежит Группе "ЛУКОЙЛ").

Фото: ЛУКОЙЛ

Топливо было расфасовано в бочки, всего их было 25 штук, а общий объем составил 4,375 тонны. Когда экспедиция добралась до финиша, в запасе осталось лишь 300 литров.

Фото: ЛУКОЙЛ

38 дней, 5519 километров, два отечественных вездехода "Емеля", никаких возможностей заправиться в пути. А потому пришлось везти с собой 4,375 тонны дизельного топлива арктического класса ЛУКОЙЛ ДТ-А-К5 минус 44. Преодолевать суровое снежное бездорожье помогали и другие продукты ЛУКОЙЛ: моторное масло Genesis Polartech 0 W-40, трансмиссионное масло Teboil Hypoid sae 75W-90, смазка ЛУКОЙЛ Синтофлекс 2-100, а также антифриз Teboil Glycold XLC производства ЛУКОЙЛа. Все ради того, чтобы снять уникальный материал для документального фильма "Антарктида. 200 лет открытий", который выйдет на экраны уже в этом году.

Подготовка заняла два с половиной года. Был выбран максимально длинный маршрут: российская антарктическая станция "Новолазаревская" - полюс недоступности, расположенный в точке, наиболее удаленной от берегов материка, - Южный полюс Земли - Южный полюс холода, где в 1983 году было зарегистрировано минус 89,2 градуса по Цельсию, что является самой низкой температурой воздуха на поверхности Земли, зафиксированной за все время наблюдений, - российские антарктические станции "Восток" и "Прогресс". Начальник департамента общественных связей ПАО "ЛУКОЙЛ" Глеб Овсянников сказал: "Мы все помним экспедиции, которые совершались нашими учеными и исследователями в прошлом и которые стали легендарными, думаю, что в историю войдет и эта экспедиция. Нашей компании этот проект показался интересным, потому что он соответствует духу ЛУКОЙЛа, ведь наш слоган - "Всегда в движении". Я рад, что все цели экспедиции были выполнены". О том, как прошла экспедиция, нам рассказал ее руководитель Валдис Пельш.

Автомобили экспедиции заправлялись арктическим дизельным топливом ЛУКОЙЛ ДТ-А-К5. Топливо данного класса обладает уникальными свойствами, обеспечивающими работу при температуре до минус 52 градусов по Цельсию. Это топливо соответствует требованиям Евро-5, то есть практически не содержит сернистых соединений при минимальном содержании ароматических углеводородов.

Фото: ЛУКОЙЛ

"Мы пронесли этот флаг через всю Антарктиду. Он был на станции "Новолазаревское", на американской станции "Плато", на полюсе недоступности, на Южном полюсе, на полюсе холода, на станции "Прогресс". Более того, на станции "Прогресс" мы его поднимали на флагштоке вместе с флагами стран, которые постоянно присутствуют в Антарктиде".

Фото: ЛУКОЙЛ

У нас в компании такой принцип: нельзя снимать кино про Эверест, сидя в Москве, нельзя снимать кино про большую акулу в океанариуме, нельзя снимать фильм про Антарктиду, если ты не прошел своим путем через этот континент. И у нас был именно свой путь, потому что примерно семьдесят процентов нашей дороги пролегало по целине. Мы ехали в стороне от дорог, проложенных шестьдесят - семьдесят лет назад санно-тракторными поездами, для того чтобы ощутить себя в некотором роде первооткрывателями. Не для того, чтобы получить какой-то адреналиновый всплеск, а именно для того, чтобы снять наш фильм.

Когда я познакомился с Василием Елагиным, конструктором, который на своих автомобилях "Емеля" прошел до Северного полюса через Ледовитый океан и дальше к берегам Канады, я понял, что существуют машины, которые могут выполнить уникальный автопробег по Антарктиде. Формально трансантарктический переход сделать достаточно легко - это где-то тысяча четыреста с небольшим километров. Мы решили усложнить себе задачу и пройти через три полюса: Южный полюс Земли, Южный полюс холода и полюс недоступности. Последний, наверное, самая редко посещаемая точка в Антарктиде, потому что до нас там побывали всего 75 человек, последние люди там были в 2007 году. Для сравнения: наЮжный полюс ежегодно приезжают-прилетают около четырехсот туристов, не считая ученых.

На протяжении всего путешествия с моторным маслом GENESIS POLARTECH 0W-40 двигатели вездеходов работали безупречно. Основа этого "масла для северных широт" - полиальфаолефиновый базовый компонент и базовое масло группы III+. Ключевые преимущества POLARTECH - это рекордная температура застывания, минус 52 градуса по Цельсию, и прокачиваемость, которая более чем в два раза лучше требований международного стандарта SAE. Продукт обеспечивает легкий пуск двигателя при экстремально низких температурах. Кроме того, характеристики масла превосходят жесткие требования MB 229.5 к расходу на угар.

Фото: ЛУКОЙЛ

Автомобили Василия Елагина, наверное, самые спартанские по проживанию из возможных аналогов. Здесь есть место водителя, стол, три полки и зона, где можно спать или сидеть, - на стенах, прикрепленные веревками, висят ваши личные вещи. Больше нет ничего. Нет отдельных полок для каждого члена экипажа, нет туалета, нет возможности помыться, нет микроволновки. Но зато эти автомобили едут, а это самое главное.

На момент старта экспедиции, а нас было семь человек: это Василий Елагин - конструктор автомобиля "Емеля", два механика-водителя - Алексей Макаров и Владимир Обиход, два оператора - Денис Негривецкий и Александр Кубасов, единственная женщина, до сих пор никто не знает, как она там выжила, - Кристина Козлова, режиссер и директор компании "РД Студия", - так вот, я был самым сомневающимся человеком. Масло в огонь подлили полярники, которые сказали: "Вы никуда не дойдете. И не расстраивайтесь, что сломаетесь очень быстро. Чем раньше вы сломаетесь, тем быстрее мы вас вытащим оттуда. Потому что чем дальше вы заползете на купол, чем сложнее вас будет доставать. А то, что вас доставать придется, в этом сомнений никаких нет". Мы потом узнали: ставки были двадцать к одному. Против нас.

На третий день мы уперлись в склон, который не смогли "взять". Машины были перегружены в два раза - мы ведь все везли с собой, в том числе четыре тонны топлива, машины просто не тянули. И мы поняли, что будет нелегко. Но все преодолимо. Мы тут же расцепили автопоезд, двумя машинами затащили все наверх и поехали дальше.

Мы готовили себя к тому, что будет психологически тяжело. Особенно первые дни. Потому что ты понимаешь, что ехать еще очень и очень долго. Двенадцать часов в день мы ехали, переваливались через заструги, нас постоянно трясло, все необходимо было привязать к машине, потому что иначе вещи летали по салону. И, конечно, у нас появилась привычка есть с пола. В Антарктиде нет пыли и грязи, и тот снег, который вы заносите в машину, он абсолютно чистый, и когда тает, даже не остается после него никаких разводов. Поэтому если у вас что-то упало на пол, логично поднять это и съесть, а не выбрасывать.

Выбор антифриза для работы радиатора при самых низких на планете температурах - серьезный вызов. Важно, чтобы спецжидкость надежно защитила систему охлаждения от возможных повреждений. Teboil Glycold XL - концентрат антифриза премиум-класса, разработанный на основе моноэтиленгликоля, оправдал ожидания.

Фото: ЛУКОЙЛ

Полностью синтетическое трансмиссионное масло Teboil Hypoid SAE 75w-90 T/M 4/5 уровня API GL-4/5 предназначено для смазывания трансмиссий легкового и грузового транспорта. Требования механической пятиступенчатой передачи и редукторов мостов вездеходов продукт проходит с запасом, обеспечивая надежную работу трансмиссии в широком диапазоне рабочих температур и нагрузок.

Фото: ЛУКОЙЛ

В Антарктиде нельзя оставлять любой мусор, в том числе продукты жизнедеятельности, за исключением мочи, которую желательно сливать через каждые сто километров в специально выкапываемый шов. Все остальное вы должны забрать. Сложить, упаковать и везти с собой.

В Антарктиде много весьма необычных вещей. Если вы хотите услышать звенящую тишину, вам нужно оказаться на куполе Антарктиды. И там нет запахов - воздух не пахнет вообще ничем. Полярный день - это здорово, но в какой-то момент тебе хочется сумерек. И, конечно, айсберги. Они при разной освещенности меняют свою форму, меняют свой цвет, меняют свою какую-то удивительную энергетику. Одним словом, продавайте квартиру в Москве - езжайте в Антарктиду.

У нас были примусы, на которых мы готовили себе еду. Мы ответственно подошли к своему рациону: взяли с собой натуральные сублимированные продукты, рыбные и мясные консервы, большое количество шоколада, прекрасные сухари, сало и воблу. Надо сказать, у нас была шикарная вобла, астраханская, настоящая. На станции "Амундсен-Скотт" к нам в гости пришел начальник зимовки, полярник, американец, он принес с собой литр американской дистиллированной водки, техасской, мы ответили салом и воблой. Считается, что эти продукты, рассчитаны на вкусовые рецепторы россиян. Неправда. Наш друг распробовал воблу. Более того, взял с собой немного, а мы научили его воблу чистить.

У нас были поломки. Рвались пыльники. Накрылся амортизатор, но мы выяснили, что можно ехать без амортизатора. Самая серьезная поломка случилась за 54 километра до финиша - вышел из строя редуктор среднего моста, и машина стала переднеприводной. Но мы приняли решение, что доедем и на переднем приводе. Во всех машинах, которые отправляются в подобные сафарийные путешествия, постоянно надо что-то подкручивать, подвинчивать. Профилактика автомобилей у нас была каждый день. На все сюрпризы и опасные для жизни выпады природы у Василия Елагина находилась нужная запчасть.

Продукты ЛУКОЙЛа показали себя идеально. Более того, идея обратиться в ЛУКОЙЛ за спонсорством появилась именно от того, что я понимал, что нам в Антарктиде нужно качественное арктическое топливо и масла.

А кто качественнее ЛУКОЙЛа? Я в жизни повседневной всегда заправляюсь на ЛУКОЙЛе. Это абсолютно не рекламный слоган. Это правда. Посмотрите мои счета.

Для ступичных подшипников вездеход получил смазку ЛУКОЙЛ СИНТОФЛЕКС 2-100. Это синтетическая пластичная смазка, эксплуатируемая в широком температурном диапазоне, а также при высоких скоростях, например в подшипниках электродвигателей, генераторов, где требуется низкий коэффициент трения, отсутствие износа и длительный срок службы "без досмазывания". Она обладает высокими защитными характеристиками, динамической легкостью, способна работать в очень широком диапазоне (от минус 50 до плюс 180 градусов по Цельсию). Уникальный продукт на основе синтетических базовых масел, комплексного литиевого загустителя и современного пакета присадок, - новейшая разработка компании.

Фото: ЛУКОЙЛ

Про Василия Елагина вам нужно знать то, что это очень сомневающийся и скептический человек. Услышать от него фразу "А топливо-то хорошее" - это высочайшая похвала. Я не слышал, чтобы он про какое-то другое топливо говорил подобные вещи.

Сколько оставалось топлива, мы не интересовались. Во-первых, чтобы самим не нервничать, во-вторых, чтобы не нервировать наш инженерно-технический состав.

Валдис Пельш передает начальнику департамента общественных связей ЛУКОЙЛа Глебу Овсянникову флаг, побывавший на 3 полюсах в Антарктиде.

Фото: ЛУКОЙЛ

У нас был вариант, что мы будем посменно вести машины. Но в начале экспедиции механики-водители никого за руль не пускали, потому что машины были перегружены. Под конец мы понимали, что идем с опережением графика, Саша и Кристина готовы были сесть за руль, а я не очень люблю водить механику, поэтому я как-то не рвался.

Полярники спрашивали: "Понравилось здесь?" Как мне может понравиться тридцать четыре дня жить в машине? "Ну и когда вы вернетесь?" - спрашивали они. Никогда. Впрочем, давайте поговорим об этом года через полтора. Но в ближайшие полтора года не задавайте такого вопроса.

Комментарии
Профиль пользователя