Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

«Людям нужен не банк, а возможность получить банковскую услугу»

Глава Почта-банка Дмитрий Руденко об агентах, садоводах и социальном притяжении

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

В 2018 году Почта-банк в целом завершил формирование региональной сети, которая по размеру теперь конкурирует с сетью Сбербанка. При этом подавляющая часть точек обслуживания находится в небольших городах или в сельской местности, что вынуждает банк работать в режиме лоукостера. Об особенностях банковского бизнеса в российской глубинке, как на этом можно заработать и о новых направлениях развития банковских услуг “Ъ” рассказал президент—председатель правления Почта-банка Дмитрий Руденко.


— Каковы результаты банка по 2018 году и планы на 2019-й?

— По итогам прошлого года мы продемонстрировали рост всех ключевых финансовых показателей. Чистая прибыль банка по МСФО выросла втрое и превысила 4 млрд руб. С ростом сети обслуживания и узнаваемости бренда банка стремительно увеличивается и клиентская база. Уже почти 10 млн человек по всей стране пользуются нашими продуктами и услугами.

В 2018 году по росту сети банк стал самым быстрорастущим банком в России. При этом почти во всех сегментах мы также росли быстрее рынка. С начала 2018 года банк на 19% увеличил долю в сегменте POS-кредитования и на 16% — в сегменте кредитов наличными, закрепившись в тройке лидеров. В сегменте вкладов физлиц банк также сделал рывок. По данным Frank RG, он занял четвертое место по абсолютному приросту портфеля всех средств физлиц и третье место по абсолютному приросту текущих счетов физлиц.

На фоне расширения сети обслуживания и активного наращивания продаж вырос и инфраструктурный платеж Почта-банка «Почте России». В 2018 году он составил 4,6 млрд руб. За 2019 год мы планируем выплатить «Почте России» 5,4 млрд руб.

— Будет ли банк в этом году выплачивать дивиденды?

— В стратегии развития Почта-банка планировалось, что выплата дивидендов начнется только по итогам 2019 года. Но мы начали их платить уже в 2017 году, то есть по итогам 2016-го. Будут ли выплаты за прошлый год, должны решить акционеры — возможно, эти деньги пойдут на развитие бизнеса банка.

— Рост показателей в прошлом году во многом обеспечивал рост сети, стоит ли ожидать продолжения экспансии?

— В прошлом году мы завершили формирование основной сети. У нас сейчас более 18 тыс. точек обслуживания по всей стране. При этом более 80% из них расположены в почтовых отделениях в небольших городах и в сельской местности. Также мы построили сеть флагманских клиентских центров (более 400 по всей стране) и продолжаем открывать представительства в МФЦ, стойки в торговых центрах и магазинах.

По географии мы покрыли практически всю страну.

Где-то жизнь нас поправила, изначально мы планировали больше точек открывать в городах, а оказалось, что мы очень востребованы в удаленных сельских поселениях.

У нас огромная страна, и есть регионы, где просто нет банков.

— И во всех этих точках можно получить весь спектр услуг?

— В наших клиентских центрах, а также в тех почтовых отделениях, где присутствует сотрудник банка и установлен банкомат, можно получить полный спектр продуктов и услуг. В почтовых отделениях в отдаленных и сельских населенных пунктах мы открывались с помощью агентских технологий, когда банковское обслуживание осуществляют сотрудники почты.

Они проходят обучение, сдают экзамены, получают доступ к банковскому плагину и могут проводить наиболее востребованные банковские операции. Например, сотрудник почты может открыть счет, зачислить на него деньги, открыть депозит, принять заявку на кредит или кредитную карту, а также заявление на перевод пенсии. Благодаря установленным в почтовых отделениях терминалам они могут выдать наличные по картам различных банков и платежных систем.

— Какое количество почтовых отделений уже оснащено терминалами?

— За два года мы установили около 50 тыс. терминалов в 37 тыс. почтовых отделений, то есть почти во всех, где есть интернет. В ближайшей перспективе оснащение почтовых отделений терминалами для безналичной оплаты будет продолжено. По сути, это проект социальной важности, ведь во многих поселках и небольших городах зачастую нет банковских отделений и банкоматов, где граждане могли бы снять наличные, пополнить карту или совершить другие финансовые операции. Сейчас в общем объеме операций, совершаемых с помощью терминалов Почта-банка, порядка 60% составляет оплата товаров и услуг и около 40% — снятие и внесение наличных. Средняя сумма снятия наличных составляет 6 тыс. руб., а внесения — порядка 10 тыс. руб.

— Большая часть точек сети Почта-банка расположена в небольших городах и сельских населенных пунктах, где не очень высокие доходы и покупательная способность. На чем вы там зарабатываете?

— Примерно треть населения нашей страны живет в малых городах и селах, это почти 40 млн человек. Конечно, экономически бессмысленно строить там большие банковские отделения, поэтому крупные банки и уходят из таких областей. Но в селах тоже живут люди, и им нужны финансовые услуги. По сути, людям нужен не банк, а возможность получить банковскую услугу. Более того, мы планируем наращивать там продажи, тем самым повышая эффективность построенной сети. По нашим расчетам, в малых городах и поселках, где мы представлены в формате банковского окна с почтовым сотрудником, можно без особых усилий нарастить продажи в 10 раз. Ведь зачастую почта в сельском поселении — это центр притяжения населения. Уверен, что базовые банковские услуги там будут востребованы.

— На что вы делаете ставку в 2019 году?

— Мы базово сформировали сеть, поэтому я не думаю, что имеет смысл дальше столь же активно двигаться в этом направлении. Точки доступа к банковским услугам есть практически по всей стране, теперь надо, чтобы эти точки эффективно продавали. Из банка, который занимался кредитованием, мы эволюционировали в банк с кредитами и депозитами. И теперь мы хотим стать банком для ежедневного использования. У нас есть бизнес-план, но пока я не хотел бы раскрывать детали.

— Почта-банк позиционировал себя как лоукостер. Вы намерены им остаться?

— Лоукостер — это банк, который совершает трансакции с низкой себестоимостью, и мы по-прежнему хотим им быть.

Мы будем над этим работать, потому что единственный способ выжить с крупной региональной сеткой — это сделать трансакции дешевле, чем у других.

— Собирается ли Почта-банк в целом развивать агентскую схему, чтобы предоставлять услуги не только в сфере кредитования, но и по другим направлениям — например, продавать страховые продукты или ипотеку?

— Нас интересуют различные продажи по агентской схеме. Сейчас мы тестируем продажи ПИФов, а также структурированных финансовых продуктов через мобильное приложение. Продаем различные виды страхования, зачастую не связанные с кредитованием. Также предоставляем сервисы для существующих клиентов, например юридическую поддержку, консьерж-сервис, услуги налогового помощника. Мы создали крупнейшую сеть дистрибуции, теперь хотим наполнить ее бизнесом.

Мы уже несколько лет не монолайнер, как наш банк-предшественник, Лето-банк. У нас широкий спектр розничных продуктов и сервисов — и сберегательных, и кредитных. Если говорить о залоговых кредитах, то здесь мы пошли по агентской схеме. В конце прошлого года мы запустили пилотный проект по продаже ипотечных кредитов ВТБ на сайте и в наших точках продаж. Ипотечный рынок сложный, специфичный, и связано это не только со сложным оформлением сделок, но и с колоссальной работой с застройщиками, в том числе с их кредитованием. Гораздо проще и эффективнее здесь работать агентом.

Вместе с тем амбиций начать предлагать завтра все-все сложные банковские продукты у нас нет. Это неправильно, ко всему надо подходить эволюционно. Выходя на другой рынок, надо посмотреть, какое конкурентное преимущество вас будет отличать от тех, кто уже на рынке, почему вы выиграете конкурентную войну или займете существенную долю на рынке.

— Планирует ли банк развивать кооперацию с ритейлерами и насколько выгодна такая модель?

— Конечно, мы хотим работать с крупными ритейлерами, и не только продуктовыми. Фуд-ритейл интересен нам прежде всего тем, что у таких магазинов большая клиентская база, близкая к нашей целевой аудитории. Клиентам магазинов это выгодно, поскольку у нас широкое географическое покрытие, карту можно получить фактически везде. Мы уже выпустили более 1,6 млн карт «Пятерочка» и сейчас ведем переговоры с другими компаниями.

— Для получения партнерских карт людям нужно обращаться в банк или их можно получить в самом магазине?

— Для получения карты клиенту нужно открыть в нашем банке сберегательный счет. Сейчас в рамках развития сотрудничества с «Пятерочкой» мы запустили пилотный проект по открытию стоек банковского обслуживания в магазинах. По сути, это аналог точек в почтовых отделениях, но в магазинах можно получить полный спектр банковских услуг, поскольку с клиентами работает именно банковский сотрудник. Первые точки обслуживания банка уже действуют в Санкт-Петербурге, Калуге, Пензе, Оренбурге, Самаре. Всего в рамках пилота планируется открыть стойки более чем в 50 магазинах сети.

— Как вы оцениваете перспективы обслуживания малого и среднего бизнеса, насколько это вам интересно?

— Это непростой рынок. С одной стороны, малый бизнес хочет работать с надежным банком, получить кредитную линию, выгодные ставки, но для этого ему самому надо быть «белым и пушистым». Таких компаний очень немного, и за них банки, конечно, держатся.

Финансирование малого бизнеса — это всегда риск. Если резервировать такие кредиты по максимуму, тогда бессмысленно этим заниматься, и получается замкнутый круг.

Мы в этот сегмент идем, но идем осторожно. Мы создали мобильный банк для бизнеса «Почта-банк Бизнес», предоставляем расчетное обслуживание. Больше думаем о малом бизнесе, для среднего у нас еще не готовы инфраструктура и банковские технологии. Мы пока не умеем выдавать большие кредиты, не умеем делать сложные продукты, например инвестиционное кредитование. А запуск пилотного проекта по финансированию малого и микробизнеса у нас заложен в стратегии на этот год. Это может быть не прямое кредитование, а лизинг или факторинг, то есть работа через партнеров.

— Почта-банк заявлял о своем интересе к обслуживанию садоводческих некоммерческих товариществ (СНТ). Как развивается проект? Как вы оцениваете емкость рынка и какой экономический эффект ожидаете?

— Садоводство — одно из самых популярных в нашей стране хобби. Это очень интересный рынок, но и непростой. Есть продвинутые СНТ, которые уже перешли на безналичный расчет, но еще очень много таких, кто проводит операции через наличные. Теперь по закону им придется переходить на безналичную форму расчетов. У нас в стране более 100 тыс. СНТ, их членами являются более 20 млн человек. Это для нас новые клиенты на рынке, в которых мы очень заинтересованы.

Из всех банков мы ближе всех к СНТ, потому что мы есть во многих малых городах и селах. В ближайшем почтовом отделении можно через наш терминал внести наличные на свой счет, если так удобнее, и уже с него перевести взносы в СНТ. Это очень привлекательный и перспективный сегмент с очевидными потребностями участников.

— Планируете предложить садоводам какие-то дополнительные услуги?

— Да, мы планируем предложить специальный продукт с определенными льготами для членов СНТ, которые откроют у нас счет. В том числе это могут быть небольшие кредиты на спецусловиях.

— Запуск единой биометрической системы (ЕБС) как-то изменит банковский рынок?

— Эта система открывает широкие возможности: один раз идентифицировавшись, ты получаешь доступ к самым прогрессивным банкам и их услугам. Другой вопрос, насколько людям в нашей стране нужен такой выбор. Довольно трудно оценить, насколько человек страдает от того, что у него выбор из трех банков, а не из 30. Мне кажется, следующим этапом должно быть присоединение к этой системе не только банковских, но и государственных и других сервисов. В ЕБС, по сути, содержится ваш биометрический паспорт, и, если им можно будет воспользоваться для любой сделки или получения любой госуслуги, вот тогда это будет действительно интересно и востребовано.

— Какие тенденции будут определять развитие банковского рынка в этом году?

— Я думаю, в этом году продолжатся тенденции 2018 года. Одна из особо заметных — сужение маржи в розничном бизнесе. Оно будет вызвано разными причинами, в том числе ограничением размера ставок, удорожанием фондирования и так далее. Но в конечном итоге возрастет технологичность банков и усилится конкуренция. Благодаря этому сервисы будут становиться более доступными, поскольку, конкурируя друг с другом, банки вынуждены снижать стоимость своих продуктов и услуг.

— А сама банковская система изменится? Ожидаете ли вы продолжения расчистки рынка со стороны ЦБ?

— Да. Но этот процесс — гигиеническое действие, которое будет и должно продолжаться. Ведь до сих пор на рынке существуют организации с банковской лицензией, которые занимаются чем-то другим.

— Какие риски для банковской системы в целом вы видите в этом году?

— Если говорить о внутренних рисках, то прежде всего это закредитованность определенной группы людей. Но нельзя говорить о том, что она какая-то тотальная. Скорее речь идет об определенном сегменте, и этот риск в основном, на мой взгляд, сконцентрирован в зоне микрофинансовых организаций (МФО). Банки же в предыдущие годы уже научились не кредитовать «профессиональных заемщиков». Сама по себе идея давать короткие займы хорошая, но в России из этой истории получился «кредит последней надежды».

— Вы считаете, рынку МФО нужны дополнительные ограничения?

— Возможно, надо ограничивать суммы займов, вернуть их в формат именно той сделки, для которой МФО в мире существуют. Мне кажется, кредитозависимых «лечить» кредитами не стоит.

У вашего банка два довольно разных акционера — «Почта России» и ВТБ. Насколько это комфортно в работе?

— Обычно управлять совместным предприятием с равными долями непросто. Однако мы ни разу не видели ситуацию, чтобы наши акционеры не могли договориться. «Почта России» выражает интересы, наверное, более сервисные, связанные с расширением функций почты. ВТБ дает нам возможность оставаться банкирами, уметь считать деньги, контролировать риски.

— Планируется ли какое-то перераспределение долей акционеров?

— Ни о каком перераспределении речи пока не идет, оно комфортное, всех устраивает.

Руденко Дмитрий Васильевич

Личное дело

Родился в 1969 году. В 1993 году окончил МГТУ им. Н. Э. Баумана по специальности «кибернетические системы». Следующие пять лет работал в Промрадтехбанке, где прошел путь от специалиста отдела организации расчетов до начальника управления по работе с частными лицами. В январе 1999 года вошел в рабочую группу по реорганизации банка «Русский стандарт». В мае 1999 года назначен вице-президентом, руководителем департамента розничного бизнеса, а в 2005 году — первым заместителем председателя правления банка.

С 2007 по 2012 год работал в должности первого заместителя президента—председателя правления банка ВТБ 24. Координировал работу сети, обслуживание ВИП-клиентов и МСБ, розничный бизнес в России и странах СНГ, ипотечное кредитование, руководил деятельностью департамента маркетинга и клиентской службы. С 2012 по 2016 год — президент—председатель правления Лето-банка, дочернего банка ВТБ. С марта 2016 года — президент—председатель правления Почта-банка.

Почта-банк

Company profile

Универсальный розничный банк, созданный группой ВТБ и «Почтой России» в 2016 году на базе Лето-банка. Он был зарегистрирован в ноябре 1990 года под именем Бежица-банк. В 2006 году эта кредитная организация попала в сферу интересов Банка Москвы, который к 2009 году контролировал свыше 95% фининститута. После поглощения в 2011 году Банка Москвы группой ВТБ Бежица-банк стал участником группы. В октябре 2012 года был переименован в Лето-банк.

В настоящее время ВТБ и «Почта России» владеют по 49,999988% акций банка, еще две акции принадлежат президенту—председателю правления банка Дмитрию Руденко. Банк развивает региональную сеть на базе отделений «Почты России», а также обслуживает клиентов во флагманских отделениях и многофункциональных центрах госуслуг. По итогам 2018 года сеть банка включает более 18 тыс. точек обслуживания в 83 регионах России, а клиентская база достигла 10 млн человек. Чистая прибыль банка по РСБУ по итогам 2018 года составила 10,2 млрд руб. (без учета СПОД), активы на 1 января 2019 года — 364,9 млрд руб.

Интервью взяла Светлана Самусева


Комментарии
Профиль пользователя