Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Клаудия Пехштайн пришла к финишу

Она так и не смогла доказать, что не использовала допинг

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес окончательное решение по длившемуся десять лет делу знаменитой немецкой конькобежки, пятикратной олимпийской чемпионки Клаудии Пехштайн. Она добивалась признания ее невиновной в употреблении допинга, но проиграла во всех инстанциях. Последний процесс был посвящен требованию Пехштайн передать ее дело в Большую палату ЕСПЧ. Запрос не был удовлетворен, а значит, у Пехштайн больше нет возможности продолжать тяжбу. Значимость истории придает то, что ЕСПЧ признал Спортивный арбитражный суд (CAS), решения которого и пыталась опротестовать спортсменка, высшей инстанцией в спорах, касающихся допинга, что фактически лишает всякого смысла попытки оспорить вердикты CAS.


История тяжбы Клаудии Пехштайн в судах различных уровней тянется уже десять лет. Началось все в 2009 году, когда Международный союз конькобежцев (ISU) назначил ей двухлетнюю дисквалификацию за употребление допинга. При этом ни в одной пробе, взятой у спортсменки как до, так и после отбытия дисквалификации, следы запрещенных препаратов не обнаруживались. Но ISU опирался на косвенные улики, а именно на аномальные показатели ретикулоцитов в крови спортсменки, зафиксированные в ее биологическом паспорте. Это позволило сделать вывод, что Пехштайн использовала так называемый кровяной допинг. Таким образом, Пехштайн стала первой в истории спортсменкой, понесшей наказание по допинговому делу на основании исключительно косвенных улик.

Свою вину конькобежка не признала и упорно предпринимала попытки отменить решение ISU и поддержавшего его CAS, а также добиться выплаты от ISU компенсации в €4,4 млн. Она последовательно прошла судебные инстанции сначала в Швейцарии, где базируются и ISU, и CAS. Но во всех случаях в удовлетворении требований Пехштайн, доказывавшей, что аномалии в ее пробах связаны с передавшимся ей от отца генетическим заболеванием, сфероцитозом, отказывали.

Затем процесс продолжился в Германии, где Пехштайн пыталась оспорить уже статус CAS как высшей инстанции в допинговых спорах. Но и на родине олимпийской чемпионке ничего добиться не удалось. В результате она дошла до ЕСПЧ.

В своем иске Клаудия Пехштайн указывала, что ее права были нарушены. Во-первых, потому, что она была наказана, несмотря на недостаточность собранных улик. Во-вторых, сама процедура, которой следует CAS, попирает право на справедливое рассмотрение дела. В частности, потому, что схема назначения судей на дела непрозрачна, а сам CAS зависим от других структур, что нарушает положения Европейской конвенции по правам человека. Плюс Пехштайн настаивала на том, что отказ CAS провести открытые слушания также мог повлиять на справедливость решения.

Единственное, чего удалось добиться Клаудии Пехштайн, так это признания ЕСПЧ, что CAS действительно был обязан обеспечить ей открытый процесс. Такое решение Европейский суд вынес еще в октябре прошлого года, и CAS, ранее допускавший открытые процессы только при согласии всех участников дела, внес в свой регламент изменения, согласно которым запрос спортсмена на публичное слушание должен быть удовлетворен.

Но по ключевому пункту иска — признании CAS не соответствующим требованиям независимости и беспристрастности — ЕСПЧ Клаудии Пехштайн отказал. Отметим, что иное решение могло обернуться катастрофой, поскольку поставило бы под сомнение все вердикты, вынесенные CAS. Однако теперь арбитраж получил солидную защиту от новых попыток оспорить его статус как высшего органа в спорах в сфере спорта. Фактически ЕСПЧ сделал их бессмысленными.

Впрочем, и после этого у спортсменки оставался шанс продолжить тяжбу. Для этого следовало добиться передачи дела в Большую палату ЕСПЧ. Но и тут Пехштайн ждало разочарование — коллегия Большой палаты ЕСПЧ в начале недели отказала спортсменке в рассмотрении ее дела в высшей инстанции. Согласно положениям Европейской конвенции по правам человека, это означает, что октябрьский вердикт ЕСПЧ вступил в силу, является окончательным и обжалованию не подлежит.

Александр Петров


Комментарии
Профиль пользователя