Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Консультации по общим угрозам

Сергей Лавров завершает турне по странам Центральной Азии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Проникновение боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в страны Центральной Азии стало одной из тем завершающегося завтра турне по региону главы МИД РФ Сергея Лаврова. Угроза касается всех трех стран, которые посетил министр,— Киргизии, Таджикистана и Туркменистана. Насколько она велика и рассчитывают ли бывшие советские республики на помощь Москвы в ее отражении, выяснял в Бишкеке, Душанбе и Ашхабаде корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко.


Cело, туризм и народные ремесла


Прошедший 2018 год считался в Таджикистане годом развития туризма и народных ремесел. Опыт сочли успешным, так что его решили расширить тематически и распространить на последующие три года — с 2019-го по 2021-й. Президент страны Эмомали Рахмон торжественно провозгласил их годами развития села, туризма и народных ремесел.

Власти рапортуют, что поток туристов растет: ежегодно республику посещают уже более 1 млн человек. Среди них около 10% — россияне. В этом году РФ и Таджикистан планируют подписать соглашение по развитию туристических связей. «Все условия для того, чтобы туристы из России приезжали в Таджикистан, есть: это история, традиции, гостеприимство, свежие овощи, фрукты и, конечно, солнце и чистая горная вода. Тем более все у нас говорят по-русски, ведь в Таджикистане это язык межнационального общения»,— говорил в конце января посол республики в Москве Имомуддин Сатторов.

Между тем в прошлом году произошла трагедия, негативно отразившаяся на туристическом имидже страны. Два американца, швейцарец и голландец, путешествовавшие на велосипедах, были сбиты автомобилем, а затем добиты ножами. Ответственность за убийство взяло на себя ИГ. Правда, власти обвинили в преступлении запрещенную в стране Партию исламского возрождения Таджикистана. После теракта президент Таджикистана Эмомали Рахмон распорядился создать туристическую полицию. Еще одной ответной мерой стало решение в 50 раз поднять стоимость сим-карт — как пояснял глава парламентского комитета по обороне и безопасности Джурахон Маджидзода, такой шаг должен «повысить ответственность граждан и обеспечить безопасность в обществе».

«Россия наш стратегический партнер, и у нас очень тесные связи, особенно в области безопасности. Например, проходят учения российских военных и наших пограничников.

Так что россиянам бояться каких-то угроз с юга не стоит, их очень мощно защищают»,— успокоил “Ъ” председатель Национальной ассоциации политологов Таджикистана Сейфулло Сафаров.



Он отметил, что «отдельные личности (боевики.— “Ъ”), возможно, и переходят границу с Афганистаном, но такие случаи очень редки». «Бывает, пограничники вступают с этими людьми в противостояние»,— продолжил господин Сафаров и добавил, что это происходит редко. Границы, по его словам «уже укрепили», хотя, «конечно, территория большая и с очень сложным рельефом, так что защищать их непросто».

Угроза на троих


Так или иначе, существование проблемы с ИГ признают и в Душанбе, и в Москве. В конце прошлого года зампред Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана Мансур Умаров заявил: в отрядах ИГ состоят почти 1,9 тыс. граждан республики. Из Москвы звучат еще более тревожные заявления. На прошлой неделе заместитель главы МВД РФ Игорь Зубов рассказал о переброске из Пакистана в Таджикистан боевиков ИГ «в массовом порядке неизвестными вертолетами». Цель — «масштабные провокации с перспективой выдавливания большого количества беженцев» в сторону России. Впрочем, позднее официальный представитель МВД Ирина Волк заявила, что слова господина Зубова были «его субъективным прогнозом».

Тем не менее уже сейчас таджикские исламисты — проблема не только для среднеазиатской республики, но и для российских силовиков.

Новости о вынесении приговоров гражданам Таджикистана за вербовку в ИГ, финансирование террористической деятельности и связь с группировкой поступали в прошлом году из Москвы, Санкт-Петербурга, Хабаровска, Ростова-на-Дону, Красноярска и других городов. Как сообщало 28 января агентство Sputnik, в РФ сейчас разыскиваются 30 граждан Таджикистана, большая часть которых подозревается в причастности к террористическим группировкам.

Против граждан РФ боевики пытаются действовать и на территории Таджикистана. В ноябре СМИ распространили информацию о ликвидации террористов, планировавших нападение на 201-ю российскую военную базу (РВБ) и одну из русских школ столицы. ГКНБ эту информацию публично опроверг, однако тут же стало известно, что охрану на базе усилили.

В МИД РФ называют 201-ю базу «надежным щитом на пути распространения экстремизма, терроризма и незаконного наркотрафика».

При этом щит, похоже, будут делать еще надежнее: 20 декабря президент РФ Владимир Путин заявил о необходимости укреплять базу в связи с ситуацией в Афганистане.

«В ближайшее время планируется усилить 201-ю РВБ батальоном беспилотной авиации, что повысит боевые возможности базы по ведению разведки и корректировке огня артиллерийских и танковых подразделений»,— сообщил накануне визита Сергея Лаврова в интервью «РИА Новости» посол РФ в Таджикистане Игорь Лякин-Фролов. Он добавил, что РФ продолжает оказывать Таджикистану помощь в охране границ, «оперативно-методическую поддержку оказывает группа погрансотрудничества ФСБ, офицеры которой активно вовлечены в процесс подготовки национальных кадров».

Своя база — Кант — у России есть и в Киргизии, которую Сергей Лавров посетил в понедельник (см. “Ъ” от 5 февраля).

При этом незадолго до визита посол Киргизии в РФ Аликбек Джекшенкулов в интервью ТАСС не исключил возможности открытия второй базы.

«Вызовы в основном проистекают с территории Афганистана. Поступают данные о передислокации боевиков ИГ на территорию северных провинций Афганистана из сирийско-иракской зоны. Вероятность их прорыва в соседний Таджикистан и далее на нашу территорию, к нашему сожалению, нарастает»,— пояснил он и предположил, что вопрос будет обсуждаться в ходе визита Владимира Путина в Бишкек в марте.

От Туркменистана, куда Сергей Лавров прилетел во вторник вечером, таких просьб не может быть в принципе: нейтралитет страны закреплен в конституции. При этом власти утверждают: ситуация на границах находится под полным контролем, угрозы проникновения боевиков нет.

«Туркменское правительство официально отрицает наличие какой-то нестабильности на границе, потому что хочет строить газопровод Туркменистан—Афганистан—Пакистан—Индия (ТАПИ), а признание нестабильности отпугнет инвесторов»,— заявил “Ъ” директор Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев.

Контролируемое обострение


Сергей Лавров, выступая во вторник в РТСУ, подтвердил: «Несмотря на значительные успехи борьбы с ИГ, террористы по-прежнему представляют серьезную угрозу для всего мирового сообщества, России и Центральной Азии. Они адаптируются к новым реалиям». Тревожной, продолжил министр, остается ситуация в Афганистане: боевики там пытаются взять под свой контроль участки на севере страны, в том числе на границе с Таджикистаном.

Опрошенные “Ъ” эксперты сходятся во мнении, что ситуация в Центральной Азии обостряется, но критической ее пока назвать все-таки нельзя.

Андрей Казанцев пояснил: речь сейчас «идет не об опасности вторжения армейского типа, а о проникновении террористических групп, отдельных вылазках, терактах, попытках взять под контроль криминальные источники дохода, например торговлю наркотиками». «Это все реальная угроза в этом году. А в случае дальнейшей дестабилизации ситуации в Афганистане может возникнуть и угроза более крупных вторжений»,— предположил собеседник “Ъ”.

«Не думаю, что в текущем году в Центральной Азии со стороны Афганистана произойдет резкое ухудшение ситуации, оно будет плановым. Ведь ситуация ухудшается из года в год, скажем, на 10%»,



— согласился в разговоре с “Ъ” руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин. По словам эксперта, Москва поддерживает своих союзников в регионе (в первую очередь Киргизию и Таджикистан) в рамках принятых еще в 2013 году широкомасштабных программ по перестройке военно-политического партнерства со странами, входящими в ОДКБ.

«Мы поставляем Таджикистану современное вооружение, в наших вузах обучаются таджикские курсанты»,— заявил во вторник Сергей Лавров. «Идет насыщение местных вооруженных сил относительно новыми вооружениями. И им этого вполне должно хватить для парирования каких-то локальных вызовов,— отметил в разговоре с “Ъ” Андрей Грозин.— Между тем в ходе учений в последние полтора-два года Россия продемонстрировала такие силы и средства, которые даже во время СССР в этом районе не использовались. Видно, что российская сторона всерьез готовится к возможности использования военной силы, причем даже в рамках не узкоспециализированных операций, а масштабных общевойсковых действий, в том числе с использованием оперативно-тактических ракетных комплексов».

«Многие центральноазиатские эксперты упрекают Москву, что она якобы нагнетает ситуацию, чтобы загнать страны региона под свой зонтик. Но не думаю, что Россия настолько серьезно обеспокоена лояльностью Душанбе, Бишкека или Ашхабада, чтобы в ходе учений стрелять ракетами "Искандер" по горам. Это очень дорого, чтобы быть просто пиар-акцией»,— отметил господин Грозин. Вместе с тем, по мнению собеседника “Ъ”, одной из целей турне Сергея Лаврова по региону было показать, что бывшие советские республики и сами должны «делать что-то» для защиты от исламистских угроз, «а не просто надеяться на мировые геополитические центры силы».

Комментарии
Профиль пользователя