Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Коррупции подбирают «обстоятельства непреодолимой силы»

Что означает инициатива Минюста

от

Минюст предложил прощать чиновникам коррупцию вследствие «обстоятельств непреодолимой силы». О внесении таких изменений в российские законы сказано в уведомлении, опубликованном на портале проектов нормативно-правовых актов. В Минюсте говорят, что в некоторых ситуациях соблюдать все запреты и ограничения объективно невозможно, а значит нужно освобождать от ответственности. Какие именно обстоятельства посчитают достаточными, чтобы простить госслужащему нарушение, пока не уточняется. Конкретные формулировки ведомство хочет представить позже.


Прощать уголовные коррупционные преступления не будут — речь только о небольших нарушениях: отсутствии декларации о доходах или незарегистрированном подарке, объясняет замгендиректора Transparency International в России Илья Шуманов: «Речь идет о том, что не имеет отношения к уголовным или административным аспектам, а касается именно профилактики таких правонарушений, то есть так называемой "мягкой коррупции".

Не знаю, для чего их необходимо вводить, но выглядит это как попытка создать некое очередное исключение, которое позволит публичным должностным лицам избегать ответственности за коррупционные правонарушения.



Сейчас по факту полномочия по контролю за публичными должностными лицами переданы комиссиям по этике, которые сформированы в органах государственной муниципальной власти. Все решения этих комиссий по рассмотрению вопросов коррупционных правонарушений публичными должностными лицами непубличные. То есть не исключено, что на таких заседаниях будут рассматривать заявления чиновников о том, что они находились, например, в состоянии крайней нужды и были вынуждены принять такой подарок. Мы, естественно, тоже не будем знать об этих событиях. Аналогичная практика есть в системе закупок, когда, прикрываясь обстоятельствами, связанными с чрезвычайными ситуациями, органы государственной власти проводят тендеры без проведения конкурсных процедур, у единственного поставщика».

Определение «обстоятельств непреодолимой силы» четко прописано в законе. Однако этот термин обычно не применяется, когда речь идет о каких-либо нарушениях, тем более коррупционных, говорит управляющий партнер юридической фирмы BMS Law Firm Алим Бишенов: «Такой гражданско-правовой термин применяется, когда, например, одна из сторон должна была выполнить условия, прописанные в договоре, но сделать этого не смогла по объективным причинам, то есть не зависящим от действий стороны, в соответствии с каким-то непредсказуемым событием, например, стихийным бедствием, эпидемией. Такие ситуации не зависят от воли стороны, участвующей в сделке, но ведут к невозможности исполнения договорных обязательств.

Но в моем понимании "коррупционные действия, совершенные при обстоятельствах непреодолимой силы" — это изначально в какая-то уж очень странная формулировка.



То есть это означает, что чиновник взял взятку потому, что он не мог ее не взять. В условиях надвигающегося цунами, или как это получается? Это, наверное, выглядит так, потому что формулировки очень неточные, размытые».

«Коммерсантъ FM» обратился к предпринимателям и юристам с вопросом, при каких обстоятельствах они бы простили чиновнику коррупционное преступление.

Алексей Петропольский, бизнесмен, глава сети кофеен и юридической фирмы: «Зачастую провокация на взятку происходит со стороны правонарушителя. Допустим, когда по номеру мобильного телефона сотруднику какого-то ведомства или службы переводят деньги с карты на карту, а в дальнейшем начинают его шантажировать тем, что это была взятка. Но ведь в таком случае человек не мог контролировать, по сути, такую транзакцию. И обратно ему сбрасывать деньги тоже зачастую глупо. В таком случае, на мой взгляд, наказывать тоже нельзя, поскольку таким образом можно и спровоцировать».

Алексей Небольсин, бизнесмен, член президиума «Опоры России»: «Интуитивно, наверное, есть ситуации, когда, такой форс-мажор может быть, и чиновник не может отказать в предложении, которое ему поступило. Например, подарок на юбилей ему сделали. Я бы не стал это называть "взяткой". Тут все-таки все зависит от конкретного человека, есть у него некий негативный шлейф или нет. Иначе можно любой юбилей превратить в расчеты по гамбургскому счету, которые давным-давно велись. Я бы не торопился с выводами, а посмотрел, что посчитает форс-мажорными обстоятельствами Минюст. Вот как только они придумают что-то, можно будет смоделировать и схему, как это можно обходить».

Виктор Ермаков, омбудсмен по защите прав малого и среднего бизнеса: «Человека могут искусственно втягивать в ситуации, когда он берет "взятку", в таких случаях может действовать какая-то хитрая команда. Это должны оценить. Кто у нас по закону оценивает, человека компрометируют, или он осмысленно, осознанно берет взятку? Есть же такие органы у нас, правильно? Я даже не мог бы представить себе ситуацию, при которой подготовленный человек, став чиновником, может делать что-то, связанное с коррупцией, и при этом можно найти аргумент, как его оправдать. Я не понимаю как это делать, а я был чиновником, работал в правительстве. Я прекрасно понимаю, что все понимают, что такое хорошо, что такое плохо».

Россия по уровню восприятия коррупции заняла 138-е место, говорится в индексе, подготовленном Transparency International. Таким образом страна сравнялась с Папуа-Новой Гвинеей, Ливаном и Ираном. Последние три года Россия набирала 29 очков, а в этом году потеряла балл и опустилась на три строчки.

Глеб Силко


Комментарии
Профиль пользователя