Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

«О каком-либо признании самопровозглашенного президента Венесуэлы не может идти речи»

Посол России в Венесуэле Владимир Заемский — о развитии кризиса в Боливарианской республике

от

Венесуэла продолжает жить в условиях двоевластия. Глава Национальной ассамблеи Хуан Гуаидо, провозгласивший себя временным исполняющим обязанности президента страны, рассказал о возможности амнистии Николаса Мадуро и его соратников. Между тем сам президент Мадуро заверил, что не покинет свой пост до истечения положенного ему срока в 2025 году. Конфликт продолжается и на международном уровне: в то время как США, Британия, Канада и целый ряд стран Латинской Америки поддержали Хуана Гуаидо, президент РФ Владимир Путин позвонил Николасу Мадуро, чтобы лично «выразить поддержку законным властям Венесуэлы». О том, к чему может привести «беспрецедентное вмешательство со стороны Вашингтона» в дела Венесуэлы, есть ли среди местной оппозиции «здравомыслящие политики» и стоит ли опасаться за будущее российских инвестиций, корреспонденту “Ъ” Павлу Тарасенко рассказал посол РФ в Венесуэле Владимир Заемский.


— По вашему мнению, как будет развиваться ситуация в Венесуэле?

— Свой ответ хочу начать с того, что к оценке ситуации в Венесуэле, будь то ее генезису или перспективам, неуместно применять черно-белый подход и тем более нельзя назначить победивших и проигравших в этом противоборстве. К сожалению, несмотря на неоднократно звучавшие (в том числе с нашей стороны) предостережения, ситуация в Венесуэле развивается по самому неблагоприятному сценарию, направленному на дестабилизацию внутриполитического положения и радикализацию противостояния чавистов и оппозиции. Россия, как и прежде, настаивает на том, что внутренние проблемы страны должны решаться исключительно самими венесуэльцами без деструктивного вмешательства извне.

— Возможно ли теоретически признание Россией Хуана Гуаидо исполняющим обязанности президента страны и, если да, при каких условиях?

— Напомню, что в соответствии с решением Верховного суда Венесуэлы Национальная ассамблея (возглавляемый Хуаном Гуаидо парламент.— “Ъ”) имеет статус неправомочного органа, а все его постановления имеют статус «ничтожных». Кроме того, в статье 233-й Конституции 1999 года, на которую ссылались оппозиционеры, требуя перехода исполнительной власти Нацассамблее, отсутствует понятие «узурпации власти» президентом, о чем они даже сами оговаривались в недавно принятых постановлениях Нацассамблеи. Таким образом, провозглашение Хуана Гуаидо временным исполняющим обязанности главы государства абсолютно противоречит букве и духу Основного закона.

Также напомню, что Россия признала результаты состоявшихся 20 мая 2018 года президентских выборов и направила официального представителя на инаугурацию Николаса Мадуро 10 января нынешнего года, когда он заступил на новый президентский срок. Так что о каком-либо признании самопровозглашенного президента Венесуэлы не может идти речи.

— Как вы можете объяснить мотивировку более чем десятка стран, уже признавших Хуана Гуаидо венесуэльским лидером?

— Моментальное признание Хуана Гуаидо президентом США Дональдом Трампом вполне вписывается в общий курс Вашингтона по отношению к Венесуэле, а также свидетельствует о том, что в Белом доме заранее знали о том, что Хуан Гуаидо провозгласит себя врио президента. А возможно, и подталкивали его к этому шагу. В пользу этого говорит и имеющаяся у посольства информация о том, что Хуан Гуаидо, на которого оказывалось сильное давление и накануне его избрания председателем Национальной ассамблеи 5 января, и в день вступления в должность президента Николаса Мадуро 10 января нынешнего года, до последнего момента воздерживался от этого шага. Но в конечном итоге, по-видимому, не выдержал внешнего прессинга. Считаем, что последовавшие примеру США страны лишь способствуют этой деструктивной линии, слепо следуя в фарватере Вашингтона.

— В МИД России не раз говорили о вмешательстве США в процессы внутри Венесуэлы. Каким именно образом это происходит? Причастен ли, по вашему мнению, Вашингтон к началу и продолжению в стране многотысячных манифестаций?

— Мы являемся свидетелями беспрецедентного вмешательства со стороны Вашингтона во внутренние дела Венесуэлы. Чуть ли не ежедневно от руководства США звучат критические заявления и прямые угрозы в адрес боливарианского правительства, открытые призывы к вооруженным силам о неподчинении законным властям, намеки на возможность использования всех средств давления на администрацию Николаса Мадуро вплоть до военного вмешательства. Об этом же свидетельствует и последний ультиматум из Вашингтона, адресованный президенту Мадуро: либо уступить власть, либо противостоять любым формам воздействия со стороны США.

Что касается многотысячных манифестаций оппозиции, то почему-то во многих СМИ остались за кадром не менее массовые митинги в поддержку Николаса Мадуро, проходившие в Каракасе и других городах в тот же день, 23 января. Разумеется, в стране много недовольных тяжелым экономическим положением, есть и оппозиционно настроенные люди. О существовании Хуана Гуаидо большинство из них даже не подозревало до 5 января, когда он стал председателем парламента. Однако создание, не без иностранной помощи, видимости реального двоевластия способствовало сплочению вокруг его фигуры представителей различных секторов оппозиции.

— Ранее, еще до начала столь острой фазы кризиса, в стране не раз предпринимались попытки наладить диалог между правительством и оппозицией. Но всегда они завершались провалом. Кто в этом виноват?

— Неоднократные попытки запустить диалоговый процесс между чавистами и их политическими оппонентами, в том числе при энергичном международном посредничестве, к сожалению, не завершились успехом. Ответственность за их срыв местные политики возлагают друг на друга, однако правительство Николаса Мадуро и лично президент неоднократно настаивали на необходимости продуктивного диалога с оппозицией, определенные сектора которой попросту игнорировали эти призывы. Считаю, что главный изъян радетелей за венесуэльскую демократию — как местных, так и зарубежных — состоит в том, что они крайне идеологизированы, вследствие чего оппозиционеры в массе своей попросту отказывают чавизму в праве на политическое пространство, и эта особенность является определяющей чертой их политических подходов.

— В заявлении МИД России от 24 января содержится призыв к «здравомыслящим венесуэльским политикам, находящимся в оппозиции к законному правительству Николаса Мадуро». О ком идет речь? Какие методы легального воздействия на ситуацию в стране есть у них в руках?

— На протяжении 2017–2018 годов мы наблюдали процесс дезинтеграции оппозиционных сил в Венесуэле, распад коалиции «Платформа демократического единства» (MUD), победившей на парламентских выборах 2015 года. Главный раскол внутри оппозиции прошел по вопросу о методах политической борьбы, участия или бойкотирования избирательного процесса. Считаем, что называющие себя «демократическими» политические силы не вправе призывать к насильственным силовым акциям по смещению действующих властей, к бойкоту выборов и неиспользованию права голоса избирателями. Призыв МИД, по сути, обращен к тем оппозиционным политикам, которые отстаивают законные методы политической борьбы в рамках Конституции, необходимость участия в голосованиях и являются сторонниками диалога с правительством и мирного разрешения противоречий в стремлении совместно искать пути выхода Венесуэлы из тяжелого экономического кризиса. Радикалов меньшинство, но они в настоящий момент заметнее.

— Учитывая нынешнюю ситуацию, есть ли у вас опасения за будущее российских инвестиций в Венесуэлу?

— Я не вижу оснований для опасений за будущее российских инвестиций в Венесуэле и прежде всего потому, что все осуществляемые проекты были должным образом согласованы сторонами и получили одобрение законодательных органов обеих стран.

— На март запланировано очередное заседание межправкомиссии. Состоится ли оно?

— В настоящий момент подготовка к очередному заседанию российско-венесуэльской комиссии высокого уровня проходит в рабочем режиме.

— А какие двусторонние проекты и сферы взаимодействия в нынешних условиях вы считаете наиболее перспективными?

— По-прежнему наиболее перспективные направления сотрудничества — это нефтегазовая отрасль, ВТС, сельское хозяйство...

— И последний вопрос. Есть ли у вас статистика того, сколько граждан России находятся сейчас в Венесуэле? Какие рекомендации, учитывая дестабилизацию ситуации, им можете дать?

— В настоящий момент здесь на постоянной основе проживает около 700 российских граждан, есть и российские специалисты, работающие по контракту. Учитывая возможное обострение уличного противостояния, рекомендуем им избегать массовых скоплений людей, вести себя осмотрительно.

Комментарии
Профиль пользователя