Коротко

Новости

Подробно

Костномозговой штурм

В 2018 году Русфонд привлек более 13,5 тыс. потенциальных доноров костного мозга со всей России

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Русфонд.Регистр

В 2018 году Русфонд привлек более 13,5 тыс. потенциальных доноров костного мозга со всей России. Национальный регистр доноров костного мозга (РДКМ) в прошлом году пополнялся за счет разных регионов: Татарстан, Пермь, сибирские субъекты поставляли добровольцев порой активнее, чем обе столицы. Расширять географию донорства сложно, но необходимо.


В 2018 году лидером рекрутинга добровольцев стал Татарстан: 2434 донора (данные за одиннадцать месяцев, так как сеть «Инвитро» — партнер Русфонда — еще не дала декабрьские данные). В Казани работает лаборатория Русфонда, где производится HLA-типирование. На втором месте — Москва и область (1990 человек). В октябре в Медицинском университете имени Н. И. Пирогова прошла масштабная акция, привлекли 884 потенциальных донора. На третьем месте — Пермский край: 808 добровольцев за год. Тут проявляется особенность рекрутинга: в Перми есть «костномозговая традиция». Два года назад фонд «Дедморозим» организовал сдачу крови на типирование в местных лабораториях «МедЛабЭкспресс». «Любой человек, предложи ему вдруг отдать кому-то часть костного мозга, сначала скажет нет,— уверена координатор донорских акций Национального РДКМ Евгения Лобачева.— Идея донорства в добровольце должна зреть несколько месяцев, пополняясь знаниями из СМИ и от друзей».

Еще одна особенность рекрутинга — опираться надо на активных местных жителей. В Русфонд каждый день приходят письма с просьбами организовать донорские акции. Удачные акции как раз рождались в ответ на такие предложения, а информация о них распространялась по сарафанному радио, через местные чаты, в «Одноклассниках». Беда в том, что доноры активны не всюду: например, в 26 российских регионах за год появилось не более трех доноров. Почему бы не развивать донорство только там, где процесс уже идет? Дело в малых народностях, для которых трудно найти донора за пределами их этноса. А еще в том, что городах тоже образуются «генетические сообщества»: на родине больному несколько больше шансов найти донора, чем где-то еще.

Донора и реципиента сравнивают по генам гистосовместимости. Костный мозг людей с одинаковыми аллелями (вариантами) этих генов совместим. НИИ гематологии и трансфузиологии на выборке из 1,5 тыс. человек сравнил частоту встречаемости определенных аллелей в российских городах. Обнаружилось, что наборы аллелей, характерные для Петербурга, в Нижнем Новгороде встречаются почти так же часто. В Ростове-на-Дону — уже в два с половиной раза реже, а в Первоуральске — в четыре раза реже. То есть для петербуржца поиск донора в Первоуральске в четыре раза менее эффективен, чем в родном городе.

Нынче Русфонд увеличит набор добровольцев до 25 тыс. человек в год и расширит географию. Важное направление — работа с региональными станциями переливания крови (СПК). Но есть проблема: СПК в основном находятся в ведении Федерального медико-биологического агентства России, и хотя формального запрета на сотрудничество с фондами нет, многие отказываются. Будет развиваться сотрудничество с силовыми структурами — эти доноры очень дисциплинированны. Упор будет сделан и на акции вокруг конкретного пациента. Регистру есть куда расти.

весь сюжет

rusfond.ru

Алексей Каменский, корреспондент Русфонда


Комментарии
Профиль пользователя