Коротко


Подробно

"Пуантов у меня не будет"

— В последнее время я часто приезжал в Москву ставить номера для солистов Бол

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9


Хореографа РАДУ ПОКЛИТАРУ расспросила ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.

— Будущий спектакль — ваш московский дебют. Как провинциалу удалось получить постановку в Большом?


       — В последнее время я часто приезжал в Москву ставить номера для солистов Большого и, думаю, добился этой постановки именно своими упорными приездами. Мне позвонили в Кишинев и сказали, что есть на первый взгляд несколько странный проект, но они надеются на успех. Надо вновь вспомнить практику работы режиссера и балетмейстера в тандеме. Я, конечно, согласился, но, когда ехал в Москву знакомиться с господином Доннелланом, не предполагал, как это может быть на самом деле. Деклан меня очаровал сразу, но мы решили не давать согласия, пока не попробуем поработать вместе. Нам выделили двух артистов балета, мальчика и девочку, мы поработали три часа с огромным удовольствием, поняли, что такой темп жизнеспособен и дали свое согласие.
       — Как распределились обязанности в зале? Он говорил, что хочет видеть, а вы показывали варианты?
       — Это настолько тонкие вещи, что трудно пытаться препарировать этот процесс. Могу сказать, что было достаточно гармонично — мы его кушали вместе. Мы не пробовали создать нечто самоценное — просто набрасывали сцену у балкона.
       — Вы видели спектакли господина Доннеллана?
       — "Двенадцатую ночь" смотрел два раза — это было самое сильное театральное потрясение за последний год.
       — При таком почтении к господину Доннеллану вы не боитесь, что получится драматический спектакль с танцами?
       — Деклан четко понимает специфику балетного театра. И он такой же противник пантомимических потуг, как и я.
       — Музыку Прокофьева урежете?
       — Это будет двухактный спектакль. Но я бы не сказал "урезанный". Это Прокофьев, с которым мы полюбовно договорились о том, чтобы создать новый спектакль на основе его музыки, скажем так.
       — Вы, наверное, обойдетесь без пуантов? И кто будет занят в вашем эксперименте — ведь звезды Большого известны своим консерватизмом и капризностью?
       — Пуантов у меня действительно не будет. А процесс отбора артистов наиболее труден, потому что невозможно предугадать, как пойдет работа. Совершенно не факт, что люди, отобранные за 15-20 минут, будут так же хорошо работать на протяжении двух месяцев. Здесь важнее идти от интуиции, чем от принципа — звезда или не звезда.
       — Значит, молодежь.
       — Кастинг еще идет. Я хожу по классам пока один, потом вместе с Декланом проведем ряд репетиций с отобранными людьми. Сейчас задача определить состав и придумать, как все это будет — декорации, костюмы. А репетиции начнутся в следующем сезоне. За два месяца и неделю мы должны сделать балет. Премьера намечена на 13 декабря.
       — В традиционных "Ромео и Джульетте" обычно огромный кордебалет. А у вас будет камерная история?
       — Что такое камерная история для Большого театра? Если человек тридцать кордебалета, то да.
       — В Москве очень почитают старый спектакль Леонида Лавровского. А на вас эта глыба не давит?
       — Главное, делать спектакль каждый раз для себя, чтобы себе, любимому, он понравился. А глыба в любом случае давит, потому что она просто есть. И с этим фактом надо просто согласиться.

Комментарии
Профиль пользователя