Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

С наступающим старым МИДом

Сергей Лавров подвел итоги на год вперед

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Глава МИД РФ Сергей Лавров 16 января провел пресс-конференцию, посвященную внешнеполитическим итогам года. Они мало отличались от результатов 2017-го и на основных направлениях могут повториться в новом году. У спецкора “Ъ” Владимира Соловьева, и не только у него, сложилось впечатление, что министру уже наскучило говорить, а журналистам — слушать о ситуации в мире.


Традиционная итоговая пресс-конференция Сергея Лаврова с первых минут вселила уверенность в одном: завтрашний день не будет лучше, а наступивший год на многих направлениях может повторить предыдущий. На эти мысли наводила вступительная речь министра, которую он начал с привычной констатации: «Излишне говорить, что обстановка в мире оставалась сложной».

Состав и проступки тех, из-за кого господин Лавров из года в год вынужден повторяться, тоже не изменился. «В прошлом году нарастал конфликтный потенциал. В первую очередь из-за упрямого нежелания некоторых стран Запада во главе с США принять реальности объективно формирующегося многополярного мира, а также из-за их стремления продолжать навязывать свою волю посредством силовых, экономических, пропагандистских рычагов»,— заявил министр.

Выделение в общем ряду Соединенных Штатов с их «деструктивной» ролью в мире не первый год остается обязательным пунктом выступления Сергея Лаврова.

«Не добавляли оптимизма односторонние действия Вашингтона, направленные на слом важнейших международно-правовых инструментов обеспечения стратегической стабильности»,— заявил он в этот раз. И привел в пример ситуацию вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Что нужно знать о договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности

Читать далее

Еще один рутинный ритуал — рассказ о мирной и справедливой политике Москвы и обязательное упоминание тех, кто ей в этом помогает, в частности «союзников и партнеров по ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, БРИКС, ШОС». «Мы продолжали проводить многовекторный внешнеполитический курс, ориентированный на защиту национальных интересов РФ. Содействовали упрочению положительных тенденций на мировой арене, поиску коллективных решений стоящих перед всеми государствами проблем на основе международного права, а в конечном итоге стремились содействовать становлению более справедливой, демократической, представительной полицентричной модели мироустройства, как того и требуют объективные реалии современного мира»,— монотонно читал господин Лавров.

Поскольку Сергей Лавров не сообщал и, видимо, не ставил себе цель сообщить что-то новое, важно было не то, что он говорил, а то, как он это делал. Было ощущение, что ему или скучно, или он думает не о том, о чем вещает с трибуны.

Возможно, дело в изменившемся контексте. После ярких дипломатических побед, вроде химического разоружения Сирии в 2013 году или иранской ядерной сделки 2015 года, к сегодняшнему дню фактически похороненной, а также жесткой рубки с Западом из-за Украины, длившейся с 2014 года, наступило затишье из серии «ни мира, ни войны». Надежды, что с президентом США Дональдом Трампом, теперь не таким уж и новым, удастся договориться о чем-то важном, тоже не сбылись. И ничего не предвещает, что сбудутся: с ним и поговорить-то толком не удается. Может быть, поэтому «ярким событием года стал чемпионат мира по футболу — настоящий триумф народной дипломатии», сообщил Сергей Лавров.

Набор заданных министру вопросов тоже был стандартным: ситуация на Украине и в Сирии, отношения с Ираном и Китаем, немного Латинской Америки, чуть-чуть Африки. Из интересного — Курилы. Японский журналист попросил Сергея Лаврова объяснить, о чем Москве и Токио теперь договариваться, если российский министр сам заявил, что Япония должна признать острова российскими:

«Если Япония признает суверенитет России над Курильскими островами, вопрос будет закрыт. Тогда о чем мы будем вести переговоры?»



В этом месте господин Лавров заметно оживился. И ответил так, чтобы на новые информационные поводы по вопросу Курил осталось ровно столько надежды, сколько нужно, чтобы в Токио не возникло ни абсолютной эйфории, ни полного разочарования. «Это не ультиматум, не предварительное условие. Япония при поддержке Советского Союза в 1956 году стала членом ООН, подписала и ратифицировала устав ООН, в котором есть статья 107. Она гласит, что все результаты Второй мировой войны незыблемы. Мы призываем привести практические действия наших японских соседей в соответствие с их обязательствами по уставу ООН»,— отметил глава МИД РФ.

Это могло показаться намеком на то, что если Токио признает острова российскими, можно будет поговорить, какие из них могут стать японскими. Правда, прежде Японии нужно подумать о своем поведении. Она ведь, как отметил господин Лавров, «присоединилась к целому ряду санкций, которые были введены в отношении России», «присоединяется к антироссийским заявлениям», «по всем резолюциям ООН, которые интересуют Россию, голосует не с нами, а против нас».

Самым ярким событием пресс-конференции стал вопрос немецкой журналистки с телеканала ARD. Она решила спросить, что будет обсуждать глава МИД РФ с собирающимся в Москву немецким коллегой Хайко Маасом, но оговорилась и назвала министром иностранных дел ФРГ Сергея Лаврова.

Когда зал отсмеялся, российский министр улыбнулся: «Теперь я еще буду обвинен в том, что мы хотим захватить и заполонить Германию».



А по существу ответил, что переговоры будут об Украине и Сирии. И в одной стране, и в другой до мира далеко.

В целом же описанная Сергеем Лавровым ситуация в международных отношениях облегчит работу тем, кто занимается прогнозами: говори, что ничего хорошего не ожидается, и не ошибешься. Кому угодно станет скучно.

Комментарии
Профиль пользователя