Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Понимаешь все слова, но смысл понять не можешь»

Чем запомнились первые 18 заседаний по делу Кирилла Серебренникова

от

Суд по делу «Седьмой студии» режиссера Кирилла Серебренникова — один из самых громких за последние годы. В 2018-м по делу было проведено 18 судебных заседаний. “Ъ” побывал на каждом из них и вспоминает главное.


«Я все расскажу»: процесс начался нестандартно


Рассмотрение уголовного дела «Седьмой студии» по существу началось в Мещанском районном суде Москвы 7 ноября 2018 года. Режиссер Кирилл Серебренников сразу же призвал Минкульт — потерпевшую сторону — объяснить, «что им не хватило конкретно на проекте ''Платформа''», а после со словами «давайте я все расскажу» вызвался выступить первым, чем удивил судью Ирину Аккуратову. Как правило, допросы обвиняемых проходят уже после выступлений свидетелей обвинения и защиты.

Вместе с Серебренниковым на допрос согласились Алексей Малобродский (генеральный продюсер «Седьмой студии») и Софья Апфельбаум (директор департамента господдержки искусства и народного творчества Министерства культуры России). Юрий Итин — в «Седьмой студии» он занимал должность генерального директора — решил дать показания уже после того, как будут исследованы все доказательства по делу, допрошены свидетели и заслушаны потерпевшие.

«Корыстный умысел»: на чтение обвинительного заключения у прокурора ушло два часа


Согласно обвинительному заключению, в 2011 году с «корыстным умыслом» была создана «сплоченная группа» по хищению бюджетных средств под видом реализации инновационного культурного проекта «Платформа». По версии следствия, деньги выводились через созданную Кириллом Серебренниковым автономную некоммерческую организацию (АНО) «Седьмая студия».

За три года существования этой схемы (2011–2014 гг) было похищено 133 млн руб., заявил прокурор Олег Лавров.

Помимо Софьи Апфельбаум, Алексея Малобродского, Кирилла Серебренникова и Юрия Итина в «преступную группу», следует из обвинительного заключения, входили бухгалтер Нина Масляева (она единственная заключила досудебное соглашение о сотрудничестве, ее дело выделено в отдельное производство) и продюсер Екатерина Воронова (в розыске).

Никто из подсудимых вины не признал. «Обвинение <...> непонятно. Ты понимаешь все слова, но смысл понять не можешь»,— заявил Кирилл Серебренников после двухчасового выступления прокурора.


«В бумажках ничего не понимаю»: допрос Серебренникова


Кирилл Серебренников рассказал суду, что «Платформа» была представлена Дмитрию Медведеву, занимавшему тогда пост президента России, а реализация проекта началась только после того, как глава государства отдал соответствующее распоряжение. Затем в Минкульте прошло заседание, на которое были приглашены Юрий Итин и Кирилл Серебренников. Там им задали вопрос, есть ли у них юридическое лицо, куда можно было бы перечислять деньги на реализацию проекта, а после отрицательного ответа посоветовали «удобный вариант»: создать АНО.

На допросе Кирилл Серебренников описал сотрудника министерства, предложившего создать АНО, как «дяденьку в сереньком костюме».

Серебренников сказал суду, что до «Платформы» он ни с кем из подсудимых знаком не был, в проекте отвечал только за художественную часть, а ответственность за все финансы была на Итине и Малобродском.

«Я в бумажках ничего не понимаю и панически их боюсь»,— говорил Серебренников на суде.

По словам Серебренникова, именно Итин в 2011 году позвал на «Платформу» Масляеву. У нее к тому времени была судимость, но, как рассказал Серебренников, он об этом ничего не знал. А в 2014 году им уже в «Седьмой студии» пришлось проводить аудит.

«Масляева вела себя очень агрессивно, на сообщения аудитора огрызалась, говорила, что ничего не знает»,— сказал режиссер.



Кирилл Серебренников утверждал, что все заявленные мероприятия и спектакли были поставлены и игрались на «Платформе» много раз. Серебренников заявил, что «Платформа» существовала бы и дальше, но пришел новый министр культуры — Владимир Мединский — и закрыл проект.


«Следствие заблуждается или фабрикует обвинение»: допрос Малобродского


По словам Алексея Малобродского, в дело подшиты не только документы «без даты», но и договор с его фальсифицированной подписью. При запуске «Платформы», рассказал Малобродский, он просил найти замену Масляевой, но Итин не согласился.

Малобродский заявил, что «все сотрудники получали зарплату наличными»: больше всех платили Масляевой — 150 тыс. руб., а ему, Серебренникову и Итину — 100 тыс. руб., средняя же зарплата на проекте была 30–50 тыс. руб.

Алексей Малобродский признал, что предлагал оформить ИП на некоторых сотрудников «Седьмой студии» «для экономии на налогах», но после обсуждения с Екатериной Вороновой от этой «хлопотной идеи» решили отказаться. Малобродский рассказал, что общался с предпринимателем Валерием Синельниковым и использовал его ИП, но это было, когда он уже работал в «Гоголь-центре», а не в рамках «Платформы», то есть эти эпизоды не входят в состав обвинения.


«Почему-то именно меня в эту историю включили»: допрос Апфельбаум


По словам Софьи Апфельбаум, создать АНО Кириллу Серебренникову посоветовал директор департамента экономики и финансов Минкульта Сергей Шевчук — это тот человек, которого режиссер описал как «дядечка в сереньком костюме». Над «Платформой», по словам Софьи Апфельбаум, работали сразу три ведомства — Минкульт, Минфин и Минюст.

При этом финансовые документы, по которым переводились деньги «Седьмой студии», были приняты в редакции Минюста, отметила Апфельбаум.

По ее словам, в правительстве «Платформа» оценивалась положительно. «Почему-то именно меня в эту историю включили. Наверное, потому, что 20 лет назад мне лекции читал Итин (тогда Апфельбаум училась на продюсерском факультете ГИТИСа.— “Ъ”)».


«Все утопить»: футболки Серебренникова


Во время допроса на каждое заседание Кирилл Серебренников приходил в черных футболках с разными надписями.


«Купили от отчаяния»: рояль вспоминали почти на каждом заседании


Черный рояль Yamaha «Седьмая студия» приобрела в 2011 году за 5 млн руб. для использования на «Платформе». После закрытия проекта инструмент перевезли в «Гоголь-центр», который в 2012 году возглавил Кирилл Серебренников. На стадии следствия — 6 декабря 2017 года — на музыкальный инструмент был наложен арест, на нем запретили играть.

«Рояль, за который следствие нас пытало каленым железом, мы купили от отчаяния, потому что, работая ежедневно с современной музыкой, стало понятно, что без рояля ничего не возможно»,— говорил Кирилл Серебренников на допросе в суде. Судья Ирина Аккуратова пыталась выяснить у него, кто именно распорядился купить инструмент.

«Вы просили купить рояль?» — «Я сказал: купите, пожалуйста, рояль».— «Кому вы сказали купить рояль?» — «Я сказал: ура! Давайте купим рояль!» — «Кому?» — «Всем в зале».— «Всем в зале?» — «Да».— «Кто мог принять решение о приобретении?» — «Я не знаю. То есть мое согласие и радость по поводу покупки рояля были у меня точно».



Во время допроса Апфельбаум выяснилось, что «Седьмой студии» ничего нельзя было приобретать в собственность. «Когда мои девочки мне сказали, что они (''Седьмая студия'') хотят приобретать рояль, я спросила у экономистов (Минкульта), они сказали, что нельзя. Эту их позицию я ретранслировала (''Седьмой студии'')»,— говорила Апфельбаум.

Малобродский заявил, что «Седьмой студии» ничего не было известно о запрете что-либо покупать в собственность. «Расплачивалась организация за этот рояль летом 2012 года. То есть выплата за него не была из средств федеральной целевой программы»,— говорил он. Необходимость купить рояль Алексей Малобродский объяснил экономией — это было дешевле, чем брать в аренду.


«Судят за что-то другое»: подсудимых поддерживали сотни человек


Дело «Седьмой студии» привлекло большое общественное внимание еще до суда. На первое заседание 7 ноября пришли несколько сотен человек, многим из них не хватило не только места в зале заседаний, но и в зале трансляций.

«Судят за что-то другое. Там что-то свое происходит, свои какие-то резоны <...> Возможно, что решение уже готово»,— говорил режиссер Андрей Звягинцев у здания Мещанского суда.

Помимо него в разное время подсудимых приходили поддержать: актриса Лия Ахеджакова, актер Анатолий Белый, лидер музыкальной группы «Звери» Роман Билык, журналист и телеобозреватель Арина Бородина, актер и режиссер Александр Горчилин, писатель и журналист Михаил Зыгарь, актер Никита Кукушкин, хореограф Евгений Кулагин, режиссер документального кино Виталий Манский, актер и режиссер Александр Молочников, актриса Юлия Пересильд, художественный руководитель «Сатирикона» Константин Райкин, актриса Ксения Раппопорт, писатель Людмила Улицкая, актриса Чулпан Хаматова и другие.


«Видео и фото запрещены»: суд не разрешил снимать процесс


Ни подсудимые, ни защита, ни потерпевшие, ни гособвинение не были против видеосъемки процесса. Но судья с первого заседания запретила ее проводить. Фотографам разрешили сделать снимки только перед началом одного из слушаний — того, на которое они подавали заявку в первый раз. Перед каждым заседанием пристав объявлял: «Видео- и фотосъемка запрещены!». Об атмосфере на самих заседаниях можно судить по репортажам и зарисовкам иллюстраторов.

Роман Дорофеев


Комментарии
Профиль пользователя