Коротко

Новости

Подробно

Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ   |  купить фото

Полковнику зачли санкции

Замначальника военно-научного комитета Минобороны обороняется от обвинений

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Как стало известно “Ъ”, Московский окружной военный суд не обнаружил «причинно-следственной связи» между потерей €50 млн, выделенных Минобороны на обустройство учебного центра сухопутных войск, и действиями бывшего врио начальника Военно-научного комитета вооруженных сил РФ Олега Гузенко. Таким образом, суд фактически признал, что причиной срыва договора на поставку оборудования из Германии стали антироссийские санкции, а не должностные злоупотребления, в которых обвиняется полковник Гузенко. Офицеру был назначен условный срок, но и его он собирается обжаловать.


Как следует из материалов уголовного дела, идея создания учебно-тренировочного центра нового образца принадлежала бывшему министру обороны Анатолию Сердюкову. В 2011 году он посетил полигон Бундесвера, построенный на принципах лазерной имитации боевых действий. Смысл нововведений сводился к тому, чтобы использовать на учениях реальное оружие, заменив выстрелы из него световыми и лазерными лучами.

Полигон решили строить на базе учебного центра сухопутных войск в поселке Мулино Нижегородской области. В рамках этого проекта Спецстрою предстояло возвести на территории центра несколько десятков объектов, на которых войска могли бы имитировать тактические бои в условиях города, сельской местности, в горах и лесных массивах, а кроме того, казармы для обучающихся, замаскированные командно-штабные пункты и прочее. Высокотехнологичное же оборудование Минобороны решило закупать у немецкой компании Rheinmetall Defence Electronics, поставившей его в центр Бундесвера. Контракт с поставщиком лично заключил господин Сердюков. Его исполнителем выступало ОАО «Оборонсервис», а функции заказчика были поручены Военно-научному комитету (ВНК).

Учитывая, что поставляемая Rheinmetall продукция относилась к категории высокотехнологичных и эксклюзивных в своей сфере разработок, фирма потребовала 95% предоплаты в размере €50 млн. Минобороны было вынуждено согласиться и еще в 2011–2012 годах, на стадии проектирования и изготовления «Комплекса средств лазерной имитации стрельбы и поражения» (КСЛИП), выплатило «Оборонсервису» €37,8 млн для расчетов с его немецкими партнерами. Последний транш, €12,5 млн, в марте 2013 года утвердили своими подписями Олег Гузенко, временно исполнявший тогда обязанности главы ВНК, и руководитель 853-го военного представительства Минобороны подполковник Евгений Чикин.

На тот момент, как уверяли заказчика представители «Оборонсервиса», КСЛИП был полностью изготовлен и проходил доработку, связанную с адаптацией к российским системам вооружения. Например, для установки запроектированных под немецкие танки лазеров на российские машины потребовалось удлинить их проводку и изменить крепежные элементы устройств. В июле того же года готовый, по словам партнеров Минобороны, КСЛИП должны были отправить в Мулино, однако к этому времени выяснилось, что монтировать систему некуда — Спецстрой, как оказалось, просто не успел подготовить для нее помещения. В итоге «Оборонсервису» пришлось просить партнеров об отсрочке поставки. В Минобороны, как пояснил “Ъ” близкий к ведомству источник, тогда обсуждались варианты разборки КСЛИП на элементы и монтажа системы по частям на других полигонах и даже в военных академиях. А в мае 2014 года Rheinmetall сообщила заказчику, что продолжение их сотрудничества невозможно из-за санкций.

Сам объект к тому времени удалось построить, однако летом 2015 года, после обрушения казармы учебного центра ВДВ в Омске, нижегородский центр в Мулино попал под проверку военной прокуратуры. Надзорщики обнаружили, что военные начали использовать так и не введенные в эксплуатацию блоки центра, и через суд приостановили их использование.

В свою очередь, военное следственное управление Следственного комитета России по Москве возбудило уголовное дело о превышении должностных полномочий с тяжкими последствиями (ч. 3 ст. 286 УК РФ), фигурантами которого стали полковники Гузенко и Чикин. В качестве ущерба следствие вменило им почти полную стоимость КСЛИП.

В августе этого года Московский гарнизонный военный суд признал обоих виновными, правда, уже в злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 3 ст. 285 УК РФ), назначив офицерам по три года колонии-поселения. При этом сумма ущерба была сокращена до 600 млн руб. (€12,5 млн). Адвокаты обжаловали приговор в Московском окружном военном суде (МОВС). Там к подсудимым отнеслись еще либеральнее.

Как следует из решения МОВС, для применения ч. 3 ст. 285 УК РФ «по смыслу закона необходимо наличие причинной связи между действиями виновных и наступившими последствиями». Эту связь МОВС не усмотрел. Перечисление денег за КСЛИП, по его мнению, было осуществлено «при участии Минобороны в аффилированную с ним организацию ("Оборонсервис".— “Ъ”)», которая в своей деятельности полностью зависела от оборонного ведомства. В итоге реальное наказание осужденным было заменено на условный срок в один год каждому.

Вступивший в силу приговор, по данным “Ъ”, стал поводом для начала процедуры увольнения замначальника ВНК Гузенко, подельник которого вышел в отставку сам. Военное ведомство собирается подать к осужденным и иск на сумму около 600 млн руб.

Сам осужденный Гузенко и его защитник Эдуард Гараев с решением МОВС не согласились. «Утверждая своей подписью очередной этап выполненных работ, мой клиент действовал исключительно в интересах службы,— считает защитник Гараев.— Никаких материальных или иных преференций от этого он не получил, что подтверждено самим следствием, а срыв контракта произошел из-за форс-мажорных обстоятельств». В связи с этим адвокат Гараев собирается обжаловать решение суда в президиуме МОВС.

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя