Сценарий для рэпа

Государственные игры с молодежной культурой

В 2018 году власть впервые за долгое время обратила самое пристальное внимание на молодых музыкантов. Вдруг выяснилось, что перипетии их жизни и творчества больше не носят исключительно субкультурный характер. Музыканты отказывались от выступлений по идеологическим причинам, а когда ехали в длительные турне, им неожиданно запрещали выступать. За коллег-рэперов вступались ведущие артисты страны, и все это становилось предметом дискуссий на самом высоком властном уровне. О том, как может выглядеть руководящая и направляющая роль государства в молодежной культуре, размышляет Борис Барабанов.

Российский рэпер Oxxxymiron (Оксимирон) во время концерта в поддержку рэпера Хаски

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

Основной итог 2018 года в популярной музыке состоит не в том, что рэп стал главным жанром. Это произошло раньше, когда жесткие словесные поединки, называемые «баттлами», вдруг вывели русский речитатив в топы информационных агентств и поисковых систем. Если в 2017 году выяснилось, что поэты-матерщинники могут собирать по-настоящему большую аудиторию как в интернете, так и на стадионах, то в 2018-м они стали на самом деле влиять на жизнь страны, и это заметили люди в кабинетах, а также в башнях (и в погонах).

На недавней пресс-конференции российского президента выяснилось, что в рэпе он разбирается не хуже, чем во всех прочих областях и отраслях. Владимир Путин выразил респект Тимати и выступил против задержаний рэперов. Ранее на заседании Совета по культуре при президенте он выяснял вместе с композитором Игорем Матвиенко, на каких китах стоит рэп (ответ: секс, наркотики, протест). Там же прозвучала мысль, поражающая своей новизной: «молодежную культуру нужно возглавить и направить в нужном направлении и нужными средствами». А еще раньше в Госдуме прошла встреча рэперов Птахи и Ромы Жигана с депутатами. Она, в свою очередь, стала следствием массированной поддержки, которую коллеги по цеху оказали арестованному в Краснодаре Дмитрию Кузнецову, известному как Хаски.

Слова о том, что молодежь нужно направлять, освежили в памяти не только пионерско-комсомольское прошлое, но и гораздо менее давние события. В 2005 году пресса активно обсуждала встречу тогдашнего заместителя главы администрации президента Владислава Суркова с рок-музыкантами: группой «Чайф», Земфирой Рамазановой, Борисом Гребенщиковым, Сергеем Шнуровым и др. Самым вероятным поводом для встречи называли первый украинский Майдан, активное участие в котором приняли «Океан Ельзи» и другие рок-музыканты. Майдана в России не случилось. То ли рокеры правильно поняли сигнал, то ли просто не собирались ничего возглавлять. Середина 2000-х, если смотреть с высоты сегодняшнего дня, была тихим и благодатным временем, вовсе не располагающим к бунту.

Результатом события, которое вошло в историю как «встреча рокеров с Сурковым», стало создание фонда «Наше время», под эгидой которого работали группы «Провода», «Знаки», Nikel и др. Была построена хорошая студия, в которой были записаны альбомы множества известных артистов.

После слов президента Путина о руководящей и направляющей роли государства в рэпе логично представить себе, как какие-нибудь опытные продюсеры уже пишут бизнес-планы для новых «Наших времен». Ведь слова национального лидера непременно нужно претворить в деятельность. На деятельность, ясное дело, нужен бюджет, и тогда спустя некоторое время мы получим новый, идейно выдержанный и качественно спродюсированный рэп, в котором, конечно, не будет ни слова о наркотиках, а будут, вероятно, слова о том, как быстро ездят машины по Крымскому мосту и как похорошела Москва при Сергее Собянине.

Однако здесь как раз стоит вспомнить, что ни одна из групп, ассоциировавшихся непосредственно с фондом «Наше время», сегодня на музыкальном горизонте незаметна и вряд ли хоть одну из записанных ими песен вспомнит меломан в 2018 году. Ровно так же смена владельцев «Русской медиагруппы» в 2014–2015 проходила под аккомпанемент разговоров о необходимости создания «патриотического холдинга». Смена случилась, а градус патриотизма в радиоэфире вряд ли повысился. Популярность песен зависит все же от других факторов.

Власть в 2018 году хочет говорить с молодежью на одном языке. Это очевидно, и в нынешнем десятилетии это желание никогда не было таким сильным. Люди, ответственные в России за идеологический фон, вдруг обнаружили, что не существует никаких регуляторов, способных препятствовать молодым людям в их желании ходить на концерты или ограничить распространение музыки. Речь не только о рэперах. Летом сразу несколько групп отказались от участия в «Нашествии». Причина — поддержка фестиваля Министерством обороны. Артистам с пацифистскими убеждениями обещали, что в этом году ее не будет, но выяснилось, что все останется как было, и они легко обошлись без крупнейшего рок-фестиваля страны.

Самая грустная новость для тех, кто готовит бизнес-планы для очередного «патриотического холдинга», состоит в том, что никакая руководящая и направляющая роль в молодежной культуре сегодня попросту невозможна (даже если отчеты написаны, а бюджеты освоены). И если музыканты захотят, чтобы их песни услышали, они будут рассылать их через WhatsApp, Viber или еще каким-нибудь способом, о котором старшие товарищи даже не подозревают. А если они захотят играть концерты, то придумают тысячу военных хитростей. Так уж устроен сегодняшний мир.

Фотогалерея

Громкие культурные события 2018 года

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...