«Текущая ситуация открывает возможность для выхода на рынок новых клиентов»

Индустрия коллективных инвестиций стремительно развивается, появляются новые продукты, сервисы. Паевые инвестиционные фонды закрепились в числе самых популярных инвестиционно-сберегательных предпочтений. О точках роста лидера рынка коллективных инвестиций, перспективах будущего года, продуктах и сервисах, которые могут появиться на рынке, рассказал гендиректор УК «Сбербанк Управление Активами» Евгений Зайцев.

Фото: Предоставлено "Сбербанк Управление Активами"

— С каким результатом заканчиваете уходящий год? Какие направления бизнеса обеспечили основной прирост активов?

— По итогам 11 месяцев года стоимость чистых активов под управлением компании впервые в истории приблизилась к уровню 800 млрд руб., прибавив с начала года почти 200 млрд руб. Самым быстрорастущим направлением остается розничное, которое выросло год к году больше чем на 50% — до 203 млрд руб. В абсолютном значении основной вклад в рост обеспечил бизнес по работе с институциональными клиентами, на него пришлось две трети всего увеличения. Институциональный сегмент прибавил 30% и достиг отметки 574 млрд руб.

— За счет чего произошел такой рост в рознице и институциональных инвесторов?

— Бизнес по работе с корпоративными клиентами рос за счет пенсионных накоплений, которые поступили в первом квартале в рамках переходной кампании по итогам прошедшего года. Опережающие темпы роста привлечений со стороны розничных клиентов были обусловлены снижением ставок по депозитам, которое наблюдалось в предыдущие годы и продолжалось в первом полугодии 2018-го. Напомним, что ставки у крупных банков опускались ниже 7% и больше не могли обеспечивать желаемую двухзначную доходность, к которой за предыдущие годы успели привыкнуть частные инвесторы. В поисках альтернативы они стали делать выбор в пользу продуктов коллективных инвестиций: паевые фонды, стратегии доверительного управления, которые, в свою очередь, показывали очень привлекательные показатели доходности.

— В последние месяцы наблюдается рост ставок по банковским вкладам. Как это отразилось на привлечениях розничных клиентов по итогам года?

— В целом результаты года можно назвать положительными, в первую очередь за счет того, что рынок коллективных инвестиций существенно вырос в первой половине года. Конечно, результат мог быть и лучше, если бы не вмешались такие экзогенные факторы, как геополитика и макроэкономика, которые вызвали нервозность у инвесторов и привели к снижению динамики роста в осенние месяцы. Я уже упоминал, что многие клиенты привыкли к двузначной доходности, и они начинают нервничать, когда видят снижение доходности ниже психологически комфортной отметки. Соответственно, некоторые из них стали выходить из инструментов доверительного управления, и часть этих средств даже вернулась обратно на депозиты. Этому возвращению способствовало и повышение ставок по депозитам ключевыми банками, которое мы наблюдали в последние месяцы. Однако я считаю, что текущее снижение динамики роста рынка носит временный характер. Основными драйверами роста рынка доверительного управления выступают фонды облигаций. Я не вижу для российских эмитентов макроэкономических предпосылок к тому, чтобы за дальнейшим повышением доходности по облигациям последовала волна их дефолтов. Да и ставки по банковским вкладам в следующем году могут возобновить снижение.

— Спад этого года не первый и не последний. Как тогда управляющие компании должны выстраивать отношения с клиентом, чтобы рынок доверительного управления не оставался востребованным только при «хорошей погоде»?

— Необходимо изменение модели взаимодействия банка и управляющей компании. Раньше эта модель выстраивалась таким образом: управляющая компания и другие провайдеры инвестиционных продуктов (брокер, страховая компания) поставляли на полку банка продукты, например ПИФы, ИСЖ, структурные ноты, каждый из которых предлагался клиенту как самостоятельный объект инвестирования. И при этом приоритеты определялись клиентскими менеджерами часто на основе внутренней маржинальности по сравнению с классическими банковскими сервисами. Сейчас на рынок массово выходят новые категории клиентов, которые либо не имеют вообще опыта работы с финансовыми инструментами, либо минимальный опыт. Им мало предложить монопродукт, который, например, сможет заменить какой-то из банковских сервисов, как, например, фонды облигаций — депозит. Колебания рынка и доходности инструментов доверительного управления в этом году показали, что такой подход не совсем отвечает потребностям клиента, если мы хотим выстраивать отношения с ним по схеме client lifetime value.

— Как тогда должна выглядеть эта модель?

— Банк вместе управляющей компанией формирует кастомизированный продукт для клиента. Строго говоря, в зависимости от риск-профиля конкретного клиента формируется целый портфель из продуктов банка, который бы отвечал ожиданиям клиента по риску и доходности на длинном горизонте. Таким образом, теперь банк и управляющая компания проводят риск-профилирование клиента, создают продукты для каждого типа риск-профиля и после формирования портфеля берут на себя обязательства по ребалансировке этого портфеля, чтобы он обеспечивал клиенту желаемый результат при различной экономической конъюнктуре. Такие портфели удобно формировать, например, на основе биржевых фондов ETF, поскольку это наиболее ликвидные и диверсифицированные инструменты. Первый такой мы уже запустили в этом году.

— В линейке управляющих уже есть фонды пассивного управления, в частности фонды фондов. Почему было принято решение запустить еще и биржевой фонд?

— Фонды фондов, по сути, обеспечивали клиентам упаковку для инвестиций в иностранный ETF и в свое время были нужны для того, чтобы дать неквалифицированным инвесторам доступ к глобальным рынкам. И они выполнили свою роль. Но сейчас у инвесторов есть дополнительные запросы к подобному продукту. Клиенты хотят в моменте отслеживать текущую цену фонда, по которой его можно купить или продать, хотят иметь внутридневную ликвидность. Весь этот функционал может дать биржевой фонд. Паи классических открытых фондов выдаются в течение пары-тройки дней, и, соответственно, клиент не мгновенно входит в рынок или выходит с него. Наш новый ETF дает такую возможность.

— ETF на какие активы вы планируете предложить клиентам до конца текущего года и в следующем году?

— До конца года планируем запустить биржевые фонды на рынок ОФЗ и на корпоративные еврооблигации. В самом начале следующего года предложим еще фонд на индекс американских акций — это будет индекс S&P 500. В течение года будем расширять линейку за счет дополнительных ETF на индексы развитых и развивающихся стран, а также на глобальные рынки облигаций.

— Что будет базовым активов в индексе S&P — западный ETF на этот индекс или, как в случае с вашим первым ETF, акции компаний, входящие в расчет индекса?

— Склоняемся к тому, чтобы осуществлять физическую репликацию. То есть закупать корзину акций, а не один иностранный ETF.

— Не опасаетесь, что такая структура фонда приведет к росту комиссии, а также времени определения стоимости чистых активов фонда и цены пая?

— Мы будем создавать фонд изначально такого размера, чтобы удельные издержки были не выше, чем при покупке иностранного ETF в наш фонд. Относительно времени определения стоимости чистых активов фонда и стоимости пая, не вижу никакой разницы между этими способами наполнения фонда. То есть, когда торговые сессии в России и США будут совпадать, маркетмейкер будет, соответственно, ориентироваться на цены акций на Нью-Йоркской бирже. Когда она будет закрыта, маркетмейкер будет ориентироваться на фьючерсы на американский индекс, как на некий бенчмарк, и относительно него ставить свои котировки. Расчетная стоимость пая в любом случае будет определяться по результатам закрытия рынка, и там не важно, закрывается американский рынок одновременно или нет.

— Фонды с валютными стратегиями можно будет купить только за рубли или и за валюту тоже? Насколько такая возможность востребована клиентами?

— Для фондов, ориентированных на иностранные активы, мы планируем сделать доступ к торгам на валютной секции Московской биржи, а значит, можно будет покупать их паи не только за рубли, но и за валюту. И те инвесторы, которые не хотят связываться с конвертацией валюты, смогут через брокера завести свои доллары на валютную секцию и там купить, соответственно, наш ETF. Если объективно оценивать текущую ситуацию, то все-таки основная ликвидность на бирже сосредоточена в рублевом стакане, а не в долларовом.

И вот здесь я хотел бы вернуться к вопросу о взаимодействии клиента с банком и управляющей компанией. ETF нужно рассматривать не как тот самый монопродукт. ETF — это основа для создания персональных финансовых планов для клиентов, то есть кастомизированного портфеля клиента на долгосрочную перспективу. В следующем году у нас уже будет сформирована линейка ETF, на основе которой и будут создаваться такие портфели.

— Планируете войти со своими розничными продуктами в личный кабинет Сбербанка? Какого эффекта ожидаете от этого шага?

— Мы частично представлены в Сбербанк Онлайн, где есть специальная вкладка с нашими продуктами. Если вы уже являетесь нашим клиентом, то можете через личный кабинет или мобильное приложение банка видеть свои инвестиции в ПИФы, стратегии доверительного управления, индивидуальные инвестиционные счета, а также отслеживать их текущую оценку и финансовый результат. Однако впервые купить наши продукты в Сбербанк Онлайн пока нельзя. Мы планируем, что этот функционал появится в следующем году. Реализация этого проекта должна привести к значительному росту онлайн-привлечений со стороны новых клиентов, поскольку Сбербанк Онлайн — готовый маркетплейс, которым пользуются примерно 40 млн пользователей.

— Каким будет для рынка коллективных инвестиций 2019 год? Стоит ждать сохранения высоких темпов привлечений со стороны розничных инвесторов или стоит ждать смещения в сторону институциональных?

— Нервозность, которая наблюдается в настоящее время на рынках, продлится до конца года и с высокой вероятностью сохранится в начале 2019 года. Тем не менее сильных выводов средств из инвестиционных продуктов не ожидаем, поскольку видим, что портфели наших клиентов очень правильно спозиционированы в отличие от 2008 года. Тогда основная часть вложений приходилась на акции, которые в результате мирового кризиса упали в цене в несколько раз, обесценив вложения клиентов. Сейчас на клиентских счетах в основном облигации, которые являются консервативным активом и быстро восстанавливаются в цене. К тому же мы не видим высоких кредитных рисков и рисков дефолтов эмитентов в наших продуктах, поэтому, даже несмотря на какую-то временную волатильность на рынках, инвесторы, которые не будут нервничать, получат ожидаемую доходность. Текущая ситуация открывает возможность для выхода на рынок новых клиентов, которые смогут зафиксировать высокую доходность на горизонте пяти и более лет. Депозиты все-таки более краткосрочный инструмент, и даже несмотря на то, что банки сейчас повысили ставки, их можно зафиксировать всего на год-два вперед. Поэтому ждем восстановления спроса на инвестиционные продукты коллективных инвестиций в будущем году, по мере улучшения ситуации на фондовом рынке.

Виталий Гайдаев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...