Краш-тест для единой Европы

Обозреватель Сергей Строкань об испытании Евросоюза на прочность

Очередной саммит Евросоюза откроется сегодня в Брюсселе в ситуации, когда «общеевропейский дом» проходит новую проверку на сейсмическую устойчивость. Встреча покажет, насколько прочен фундамент Маастрихтского договора, сформулировавшего базовые принципы совместного существования членов ЕС, и способен ли он выдерживать экстремальные перегрузки.

Обозреватель Сергей Строкань

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Драматические события сразу в трех ведущих европейских государствах — Великобритании, Франции и Германии — показывают: переговоры лидеров 28 государств—членов ЕС станут чем угодно, но только не приятной предпраздничной встречей с улыбками и заранее известным, предсказуемым сценарием. Предстоящий саммит покажет, насколько прочен фундамент Маастрихстского договора, более 25 лет назад сформулировавшего базовые принципы совместного существования членов ЕС, и способен ли он выдерживать экстремальные перегрузки.

На финише года испытания, выпавшие на долю Евросоюза в целом и отдельных его членов, множатся с каждым днем.

В Париже еще не пришли в себя от погромов, сопровождавших выступления «желтых жилетов». Еще не вымели все осколки разбитых рождественских витрин. В Страсбурге, где заседает Европарламент, накануне саммита ЕС рождественская ярмарка и вовсе оказалась закрытой в связи со стрельбой, устроенной террористом-одиночкой.

В Германии, которая пережила свой рождественский теракт в Берлине два года назад, к счастью, обошлось без нападений, но ситуация в ведущей экономике ЕС напоминает сжатую пружину. На днях там прошла встреча по «гамбургскому счету», которая будет иметь отложенные во времени, но достаточно серьезные последствия для будущего Евросоюза. Съезд правящего Христианско-демократического союза (ХДС) в Гамбурге стал отправной точкой новой политической эпохи, которая придет на смену 18-летней эпохе Ангелы Меркель — сегодняшнего неформального лидера ЕС, во многом определяющего общую политику по вопросам миграции, торговли, безопасности, отношений с США, Россией, Китаем и другими мировыми центрами силы.

И, наконец, самое главное испытание происходит в отношениях между Брюсселем и Лондоном в связи с невозможностью осуществить цивилизованный, бесконфликтный развод Великобритании и ЕС. Проделанная огромная работа по согласованию параметров сделки, похоже, выполнена впустую. Нависшая над британским премьером Терезой Мэй за считаные часы до открытия саммита ЕС угроза отставки показала:

все более вероятный для Лондона сценарий жесткого «Брексита», как и жесткую посадку самолета, трудно осуществить без жертв.

Вопрос лишь в том, сколько их еще будет.

Единственное, что еще придает саммитам в Брюсселе хоть какую-то видимость единства,— это вопрос о санкциях в отношении России. Действие уже введенных Евросоюзом санкций истекает 31 января будущего года, в связи с чем участники предстоящего саммита в Брюсселе заслушают сообщения Ангелы Меркель и президента Франции Эмманюэля Макрона по вопросу их продления еще на полгода. Единственный голос против антироссийских санкций накануне саммита подал вице-премьер Италии Маттео Сальвини. Но в целом спор идет не о том, отменять санкции или нет, а о том, продлевать их на полгода или сразу на год, как предлагает Эстония.

На первый взгляд может показаться, что по совокупности всех последних событий Евросоюз с его проектом общего «европейского дома» отступает по всем фронтам.

Во-первых, предложенные президентом Макроном антикризисные меры, призванные успокоить «желтые жилеты», обойдутся французской казне в €8–10 млрд. Чтобы изыскать эти средства, Парижу придется нарушить взятые на себя ранее обязательства удержать дефицит бюджета на установленном в Евросоюзе уровне, который составляет 3% от ВВП страны. Но какой пример показывает остальным членам ЕС один из его лидеров? Ведь если правила Евросоюза перестают действовать для Франции, они могут перестать действовать и для всех остальных его членов. Неслучайно европейские экономисты уже обвинили Макрона в «ревизионистской политике».

Второй фактор, грозящий стать для ЕС миной замедленного действия,— происшедшая в политике Германии смена вех. Аннегрет Крамп-Карренбауэр, если победит на всеобщих выборах после того, как заняла кресло лидера партии ХДС, в определенный момент наверняка подвергнет ревизии или хотя бы переоценке политическое наследие канцлера Ангелы Меркель — своей строгой учительницы, многие годы учившей единую Европу, как ей жить. Уже сегодня Аннегрет Крамп-Карренбауэр выражает готовность занять более жесткую позицию по проблеме мигрантов и другим вопросам.

Тем не менее, хотя сразу два лидера ЕС — Франция и Германия — вошли в зону турбулентности, все желающие Евросоюзу скорейшего распада как минимум опережают события. А точнее, выдают желаемое за действительное.

При всех его проблемах и бедах, при всей неповоротливости бюрократии в Брюсселе Евросоюз остается одним из самых успешных международных объединений, демонстрирующих весьма неплохие темпы экономического роста, способность к дальнейшему развитию и повышению своей роли в мировых делах. За всеми перипетиями истории вокруг «Брексита» почти незамеченной оказалась новость о том, что в Брюсселе уже разработали пакет мер, призванных увеличить международную роль евро и ограничить роль доллара как мировой резервной валюты. Тем самым ЕС отвечает на давление со стороны президента США Дональда Трампа попытками укрепить свой экономический суверенитет. Предложенный Еврокомиссией проект дедолларизации будет рассмотрен на саммите в Брюсселе.

Самым же веским аргументом в пользу жизнеспособности идеи «общеевропейского дома» и доказательством его устойчивости может служить ситуация в Британии. Оказавшаяся неразрешимой проблема ирландской границы показывает: порвать с Евросоюзом и при этом не совершить самоубийство Лондон не может. Потому что это просто нерешаемая задача.

Главный аргумент наиболее упрямых британских сторонников развода с ЕС состоит в том, что этого хотят 52% британцев, проголосовавших на референдуме 2016 года.

Уточним: не хотят, а хотели. Последние опросы показывают, что большинство подданных Соединенного Королевства, взвесив все за и против, уже выступают против развода. Так что, как бы ни был плох и жалок Евросоюз в глазах правых европейских популистов и их российских почитателей, число желающих быть его частью растет. Даже на британских островах.

Сергей Строкань, обозреватель

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...