Коротко


Подробно

Время вместо денег

Нижегородцы научились обмениваться услугами без посредников. К явлению присмотрелись Роман Яровицын и Никита Аронов

Журнал "Огонёк" от , стр. 27

Как быть, если вам очень хочется играть на гитаре, а денег на профессионального учителя нет? Кому делать свадебный макияж, если вы этому нигде не учились, но очень хотите попробовать? Как матери шестерых детей бесплатно отремонтировать квартиру? Все просто — когда товарно-денежные отношения по каким-то причинам не складываются, можно дружить… услугами. Оказывается, есть даже специальные банки времени, где люди меняют свое время на чужое. Их придумали еще полвека назад, с тех пор они дали шанс сотням тысяч людей найти себя. Как помогает эта «безденежная экономика» переживать кризисы, начинать свое дело, преодолевать одиночество и невостребованность в эпоху все более жесткого и постоянно меняющегося рынка труда, «Огонек» выяснял на примере единственного в России банка времени


Майе нужен массаж, а сама она ведет курсы рисования песком. Тогда она находит человека, которому нужны такие курсы, тот — следующего посредника, а в итоге цепочка замыкается на массажистке Анне, которая и делает Майе массаж…

Примерно так последователи Адама Смита представляли себе безденежный обмен в первобытном обществе. Что, впрочем, ничуть не смущает наших современников из Нижнего Новгорода, и вполне реальная художница Майя Панюшкина в итоге получает сеанс массажа от медсестры Анны Ремизовой.

Найти друг друга им помог «Банк времени», нижегородский социальный проект, запущенный в 2006-м (см. «Огонек», №14 за 2012 год). Любой желающий может зарегистрироваться на сайте, оказывать участникам проекта бесплатные услуги и получать за это счет в часах потраченного на работу времени. А потом платить этими часами за услуги другого участника. Не спешите называть это бартером — некий всеобщий эквивалент тут есть, только не деньги, а условные часы.

На сегодня в банке зарегистрировано более 2 тысяч человек, из них примерно 450 регулярно (хотя бы раз в год) оказывают друг другу услуги. В среднем за месяц набегает порядка 40 услуг разной ценности. Скажем, юридическая консультация стоит полчаса времени (это минимальная единица в системе обмена), а пошив платья, например, может обойтись и в 15 часов. О конкретной стоимости в часах заказчик и подрядчик договариваются на берегу.

— Бывает доплата деньгами, но только за расходные материалы: обойный клей, краску для волос, бензин,— перечисляет координатор «Банка времени» Ольга Попова. Сама она заинтересовалась проектом в 2006-м, как только он появился. Сначала предлагала услуги по изготовлению игрушек и репетиторству (русский язык), потом стала координатором.

Экономика временного обмена устроена так: каждый при регистрации получает 3 часа бесплатно. А дальше часы уже перетекают от одного человека к другому. Всего за время существования проекта нижегородцы наработали на 10,5 тысячи часов.

Что предлагается? То же, что и на платных сервисах по поиску временных работников: помощь по хозяйству, уборка, пассажирские перевозки, юридические услуги, репетиторство, преподавание иностранных языков, стрижка, макияж. Есть список запрещенных к обмену услуг. Нельзя зарабатывать часы ясновидением, целительством, экстрасенсорикой, а также риэлторскими услугами. Запрещены работы, связанные с риском для жизни, например телохранителем. Но главный принцип — все профессии равны, цену имеет лишь потраченное время. Не важно, таскаете ли вы тяжести, играете на виолончели или выгуливаете собаку, час есть час.

— Работа уборщицы так же ценна, как труд парикмахера,— объясняет Ольга Попова.— Те, кого не устраивает мировоззрение проекта, у нас не задерживаются.

Идея, надо сказать, не новая. Первым придумал превратить труд в валюту американский анархист Джосайя Уоррен. В городе Цинциннати в 1827-м он открыл магазин, где за все товары надо было платить трудовыми купонами — обязательством отработать определенное время. Чтобы окупить время продавца, на все товары была установлена 7-процентная наценка в часах, а чем больше времени покупатель проводил в магазине, тем дороже становился товар.

Три года спустя британский социалист Роберт Оуэн запустил в Лондоне целую биржу трудового обмена. Товары там стоили из расчета вложенных часов труда. Но довольно быстро биржа оказалась затоварена вещами пусть трудоемкими, но совершенно неходовыми, и эксперимент окончился банкротством.

Ну а первый банк времени создала японка Теруко Мицусима в 1973 году. Фундаментальное отличие состояло в том, что в банке предполагалось копить часы. Например, зарабатывать их в молодости, когда сил и свободного времени хватает, а тратить в старости. Сейчас разного рода банки времени действуют в десятках стран. В США их порядка 500 штук.

В России же такой банк пока один. И его участники не копят часы на старость. Да и идеалы социалистов XIX века им как будто чужды. Тут другое. Одних привлекает возможность пообщаться и реализовать себя в творчестве. Других — шанс сэкономить на услугах, естественно, за счет тех, кто общается и самореализуется. Как все это работает, можно увидеть на примере реальных цепочек обмена услугами, которые отследил «Огонек».


Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Николай Каплунов — профессиональный строитель. За плечами Нижегородской государственный архитектурно-строительный университет. Основной профиль — ремонт сантехники, но и мелкие монтажные работы мастеру по плечу. В «Банке времени» он уже 5 лет. На фотографии Николай выполняет монтаж коврика на ступеньках парикмахерской другой участницы проекта — Дарьи Голицыной. Сам он с удовольствием здесь стрижется, тратя на это заработанные часы.

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

У Дарьи Голицыной (на фото справа) два высших образования: в Нижегородской сельхозакадемии она выучилась на агрохимика, а в Политехническом университете им. Р. Алексеева — на пиарщицу. Но работает все равно парикмахером. «Банк времени» оказался хорошим подспорьем, чтобы раскрутить свой салон. Первое время клиентов она искала в основном там. Но сейчас гораздо чаще стрижет на платной основе.

«Я устала от халявщиков из "Банка времени", хочу переходить на прямой бартер без посредников»,— делится Дарья. Помимо ремонта свои заработанные часы она тратит на уборку помещений, а один раз заказала хорошую фотосессию. Так что Евгения Гурьянова, которой Дарья делает полировку волос, тоже подходящий кандидат для бартера. Ведь та как раз на уборке и специализируется. Обе женщины в «Банке времени» уже по 5 лет.

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Если назвать Евгению Гурьянову уборщицей, она обидится. По ее словам, они с мужем занимаются профессиональным клинингом. Образования у Евгении нет, но есть еще профессиональный опыт в качестве визажиста. И в «Банке» она помимо уборки предлагает мастер-классы по макияжу. На этой фотографии Евгения делает уборку в квартире у Татьяны Итальянкиной.

Татьяна окончила радиофак Политехнического университета, но по специальности никогда не работала. Сейчас в «Банке времени» предлагает услуги по продвижению в социальных сетях. В проекте она с 2014 года. Первое время оказывала транспортные услуги: возила женщину к ее матери в область. А кроме того занималась свадебным макияжем.

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Андрей Гаврилин пришел вбить пару гвоздей и заменить искрящий выключатель Людмиле Савчук. По специальности он электромонтажник и оказывает услуги по своему профилю: меняет проводку, электроарматуру, делает мелкий бытовой ремонт. Вступил в «Банк времени» больше 5 лет назад. «Главная причина — возможность общаться с разными людьми» — объясняет Андрей.

При рабочем графике «четыре через четыре» длинные выходные просто скучно проводить в безделье. Но у Андрея есть правило. Как и многие другие участники, он берется только за работы, требующие небольших временных затрат, максимум полдня. А за большую работу вроде замены плинтусов в многокомнатной квартире или штукатурки стен он в «Банке времени» не возьмется.

Заработанные часы Андрей тратил на установку входной двери, монтаж кухонной мебели, замену молнии в куртке, парикмахерскую. А как-то больной матери Андрея за его часы ставили капельницу.

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Людмила Савчук — режиссер-постановщик в детском театре-студии «Звездочка». Это ее основная работа. Но за плечами у Людмилы музыкальная школа, и в «Банке времени» она уже три года учит всех желающих игре на гитаре. На снимке она дает очередной урок Екатерине Медведевой.

Заработанные часы Людмила успешно расходует на свое домашнее хозяйство, в котором не хватает мужских рук. В обмен на часы ей уже собирали мебель, вскапывали огород, возили на машине. Пригодился «Банк» и в творческой деятельности. Людмила записывала музыкальный альбом и за часы смогла пригласить профессиональную виолончелистку. Женщина признает, что, если бы пришлось платить живыми деньгами, услуги музыканта оказались бы ей не по карману.

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Если играть на гитаре Екатерина Медведева пока учится, то вокал — это ее профессия, она окончила по этой специальности Нижегородскую консерваторию. На фото Екатерина с одним из своих учеников, Игорем Нестеровым. Игорь Владиславович занимается у нее вокалом уже год. На заработанные уроками часы Екатерина установила посудомоечную машину, наклеила обои и планирует починить электрику в коридоре. «Я многодетная мать, и денег на оплату ремонта мне не хватает. Конечно, на индивидуальных уроках я могла бы заработать живые деньги, но там надо искать учеников. А найти людей в "Банке времени" гораздо проще»,— говорит Екатерина.

Игорь Нестеров по образованию историк и юрист, а по основной специальности — графолог, то есть анализирует характер человека по почерку. Но графологией в Нижнем Новгороде не проживешь, поэтому он еще работает редактором одного научного интернет-издания. График позволяет оказывать услуги в «Банке времени». «Банк помогает людям, чьи таланты не вписаны в рынок, их реализовывать,— считает Игорь Нестеров.— Например, мне охотно несут образцы почерка, чтобы я описал таланты и профессиональные перспективы автора».

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Кроме того, Игорь Нестеров оказывает в «Банке времени» услуги по редактированию и рецензированию художественных текстов, преподает историю, древнерусский и церковнославянский языки. А еще учит единоборствам и настольному теннису. Причем в числе учеников-теннисистов у Игоря Владиславовича действующий чемпион России среди инвалидов. Но больше всего в «Банке» востребованы услуги Игоря Нестерова как историка. Тратит часы он не только на вокал, но и на услуги машинистки, которая помогает ему вносить тексты в компьютер — сам графолог предпочитает писать от руки.

На фотографии Игорь Нестеров занимается с Никитой Китаевым — первокурсником-историком Нижегородского госуниверситета. В кадре они вместе изучают церковнославянскую книгу XIX века. Никита в «Банке времени» новичок, потому что сюда принимают только совершеннолетних, а ему только-только исполнилось 18 лет. И уроки с Игорем Нестеровым — первая услуга, которой он пользуется.

Фото: Роман Яровицын. Текст: Никита Аронов, Роман Яровицын


«Банк времени показывает, что ненужных людей нет»

Прямая речь

Традиция бесплатного обмена услугами всегда существовала в сельских сообществах. В русских деревнях это называлось «помочь»: например, всем селом собирались строить кому-то дом или помогать с уборкой урожая. А в Средней Азии женщины коллективно садились шить одеяла для будущей невесты. Была некая система зачетов, всегда следили, кто пришел, кто не пришел, кто работал хорошо, а кто с прохладцей. И тот, кто филонил, потом не мог рассчитывать на помощь коллектива.

Правда, как только появляется сильный патрон, решающий проблемы в трудной ситуации (государство, колхоз или мафия — неважно), традиции самоорганизации уходят. Зато в годы кризисов возвращаются: повсеместно возникают суррогаты денег (условный час в банке времени — это ведь тоже своего рода денежный суррогат), которыми обмениваются на определенной территории. Мы много этого наблюдали в 1990-х. Появлялись целые сообщества, где можно было прожить, не расплачиваясь деньгами, а оказывая услуги и получая другие услуги и товары взамен.

Впрочем, банки времени — это скорее не про замену денег. Со стороны тех, кто предлагает услуги, я вижу три основные мотивации. Первая, которая, кстати, довольно редко озвучивается,— таким образом осуществляется латентная фаза формирования будущего малого бизнеса. То есть люди (фотографы, кулинары, визажисты и т.п.) набираются опыта, формируют портфолио, обзаводятся клиентской базой. И потом они могут выйти за периметр этих бесплатных обменов услугами и создать малый бизнес. Да, я просто домохозяйка, но я еще делаю макияж. И такой бесплатный обмен — возможность понять, есть ли спрос на мои услуги, удовлетворены ли клиенты.

Второй мотив — ресоциализация. Люди уходят на пенсию, теряют работу, рожают детей и идут в декрет, становятся инвалидами. В общем, выпадают из профессии. Бухгалтер, которая 10 лет была домохозяйкой, это уже не бухгалтер, она может выкинуть свой диплом. Программист, пропустивший пять лет работы, уже не программист, он отстал от новинок индустрии. Короче, есть целая масса людей, которые не вписываются в рынок труда с его растущими требованиями. И такой бесплатный обмен услугами позволяет им постепенно вернуться в профессию или найти себя в каком-то другом качестве. Рынок труда жесток, он делит людей на нужных и ненужных. А банк времени показывает, что ненужных людей нет.

Наконец, для людей успешных, которые зарабатывают деньги, участие в таком проекте — это своего рода социальная ответственность. Например, я юрист, но моими услугами могут пользоваться только обеспеченные люди, и тогда я как волонтер даю нуждающимся консультации в банке времени. В каждом таком проекте есть немало людей, которые оказывают услуги в качестве благотворительности, а своими заработанными часами не пользуются. Они просто копятся на их счету.

Для тех, кто услуги получает, мотива два. Во-первых, экономия, во-вторых, нехватка общения. У нас очень много одиноких людей. Вы вызываете кого-то, чтобы он починил вам сантехнику, но он не чужой человек, не просто наемный работник, а незнакомый вам член одного с вами сообщества. Исполнителя обязательно зовут пить чай. В общем, в таких сервисах появляется некое «мы». В мире, где все считается, все переводится в деньги, эта бесплатная взаимопомощь очень нужна человеку.

Если сравнивать с платформами, где люди предлагают аналогичные услуги за деньги, то там никакого сообщества не появляется. Есть работодатель и есть работник.

Впрочем, посмотрите, какие услуги и задания предлагают участники банка времени. От самых насущных до весьма на первый взгляд странных. Скажем, помочь в расстановке мебели в квартире: не в смысле тяжелые диваны двигать, а в смысле обсудить, где что должно стоять. В принципе, это такая услуга, без которой вполне можно обойтись. Но человек ее заказывает, давая другому человеку заработать час. А тот, другой человек — у него, быть может, нет возможности заниматься чем-то востребованным на рынке труда 8 часов в день, зато он может приехать на часок и помочь с мебелью или погулять с чужой собакой.

В результате получается удовлетворение неудовлетворенных потребностей за счет недоиспользованных трудовых ресурсов. И все в выигрыше.

Светлана Барсукова, доктор социологических наук, профессор факультета социальных наук Высшей школы экономики, главный редактор журнала «Мир России. Социология. Этнология»


Комментарии