Коротко


Подробно

Что говорили о Пьеро делла Франческе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Писатели


Олдос Хаксли о фреске «Воскресение» в Сансеполькро (1925):

— Она величайшая, со всех точек зрения величайшая, потому что создавший ее человек был благороден и честен, равно как и талантлив <…> Естественное, спонтанное, непретенциозное величие — это главное качество всех работ Пьеро делла Франчески. Он величествен, не будучи искусственным, театральным и истеричным,— как величествен Гендель, но не Вагнер. Пьеро достигает величия естественно, каждым движением, не гонясь за ним специально <…> Пьеро, должно быть, вдохновлялся тем, что я называю религией героев «Жизнеописаний» Плутарха — не христианством, а поклонением прекрасному в человеке. Даже его картины, написанные на христианские сюжеты, на самом деле песнь человеческому достоинству. К тому же Пьеро умен и образован <…> Вся суматоха, все чувства слагаются в единое разумное целое. Это как если бы Бах сочинил увертюру «1812 год» <…> Лично я предпочитаю его работы работам Боттичелли, и если бы потребовалось принести в жертву все творения Боттичелли, чтобы спасти «Воскресение», «Рождество Христово», «Мадонну делла Мизерикордию» и фрески в Ареццо, я бы, не раздумывая, предал огню «Весну» и все остальное. К несчастью для репутации Пьеро, у него сравнительно мало работ, да и те не очень доступны.

Искусствоведы


Бернард Беренсон, первооткрыватель Пьеро делла Франчески (1952):

— Безличность — его дар, которым Пьеро очаровывает нас. Это его самое характерное достоинство, которое он разделяет только с двумя художниками: безвестным творцом фронтонов Парфенона и Веласкесом, который писал, никогда не выдавая и тени своих чувств <…> Пьеро никогда не спрашивает себя, что чувствуют герои его картин: их чувства его не касаются. Но в то же время нет ни одного другого «Бичевания», которое бы впечатляло больше…

Кураторы


Татьяна Кустодиева, куратор выставки в Эрмитаже (2018):

— Это элитарная выставка, для тех зрителей, которые уже хорошо знают искусство и культуру. Боттичелли и делла Франческа были открыты почти одновременно, но при этом Боттичелли у нас плавает по всем рекламам, кто только не писал о нем <…> а Пьеро известен не так. Боттичелли очень легко воспринять: голая Венера, красивые волосы, украшения. А для того чтобы воспринять Пьеро, нужно обладать какой-то внутренней культурой — чтобы почувствовать это равновесие, этот покой, эту удивительную гармонию между формами и перспективой.

Комментарии