Коротко


Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Подсудимый объяснил появление уголовного дела внутрикорпоративным конфликтом

Бывший начальник тюремной больницы настаивает на своей невиновности

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 12

В Смольнинском райсуде Санкт-Петербурга прокуратура завершила представление доказательств по громкому уголовному делу бывшего начальника тюремной больницы им. Гааза Дмитрия Иванова, который обвиняется в халатности. Поводом к возбуждению уголовного дела стала смерть пациентки медучреждения Екатерины Нусаловой, скончавшейся летом 2016 года. Дмитрий Иванов заявил о своей невиновности, поскольку инкриминируемые ему действия не входили в его должностные обязанности.


Заседание Смольнинского райсуда, который рассматривает уголовное дело экс-начальника тюремной больницы им. Гааза с марта этого года, началось с уточнения позиции стороны обвинения, заявившей об окончании представления своих доказательств. Сторона защиты приступила к представлению своих, в частности, допроса Дмитрия Иванова.

Бывший руководитель тюремной больницы, начинавший работу в этом медучреждении в 2007 году челюстно-лицевым хирургом, не изменил своей позиции со стадии предварительного следствия, снова заявив о своей невиновности.

Ему, как ранее сообщал "Ъ", предъявлено обвинение по ст. 293 УК (халатность). В сентябре 2015 года в больницу им. Гааза поступила Екатерина Нусалова, ранее осужденная за незаконный оборот наркотиков. Еще во время расследования уголовного дела, которое происходило в Мурманске, пациентка жаловалась на симптомы, характерные для рака, но на тот момент ее так и не показали соответствующему специалисту. В декабре 2015 года врачи диагностировали у нее рак четвертой стадии и рекомендовали ей лечение в специализированном медучреждении (тюремная больница не располагает своим собственным онкоотделением и необходимой лицензией).

В январе 2016 года ведомственная комиссия признала, что заболевание пациентки входит в список препятствующих содержанию под стражей или в колонии. Однако обращение в Смольнинский райсуд с ходатайством об ее освобождении оказалось безрезультатным. Поэтому Екатерину Нусалову в марте отправили в колонию.

Впрочем, в мае она снова поступила в больницу им. Гааза, но находилась там недолго: в середине апелляционная инстанция горсуда Санкт-Петербурга отменила решение Смольнинского райсуда и освободила Екатерину Нусалову.

По оценке следствия, Дмитрий Иванов не исполнил должным образом свои обязанности: не проконтролировал и не организовал назначение и проведение врачебного консилиума, специального лечения и направления Екатерины Нусаловой в специализированное медучреждение.

В своих показаниях врач уточнил, что с сентября 2015 по начало февраля 2016 года он сначала находился в учебном отпуске, а затем ушел в обычный отпуск. При этом, как отметил Дмитрий Иванов, в его должностные обязанности не входили действия, которые ему вменяет следствие. По его словам, тактику и стратегию лечения определяет непосредственно лечащий врач пациентки, который при необходимости может пользоваться консультациями узких специалистов. Более того, как рассказал суду бывший глава тюремной больницы, у его медучреждения закончился договор с городским онкодиспансером, а новый был заключен только в апреле 2016 года. При этом на ежегодную онкопомощь осужденным, добавил он, выделялось 20 тыс. рублей. Она должна быть потрачена на пациентов из сизо и колоний, расположенных в трех субъектах — Санкт-Петербурге, Ленинградской области и Псковской области (19 учреждений пенитенциарной системы). При этом в штате больницы им. Гааза не было собственного онколога.

Тем не менее при повторном поступлении Екатерины Нусаловой Дмитрий Иванов настоял на том, чтобы снова показать пациентку приглашенному специалисту, что и было сделано13 мая. А уже 16 мая, сразу же после выходных, ее лечащий врач подала рапорт о необходимой медпомощи пациентке (такова процедура, действующая в тюремной больнице.— "Ъ"). Он в тот же день был подписан Ивановым и отправлен начальнику медсанчасти N 78 (туда структурно входит больница им. Гааза) Бадрудину Дамаданову, который принимает окончательное решение.

Кроме этого, из слов подсудимого следовало, что поводом к его увольнению из тюремной больницы им. Гааза стал конфликт с главой медсанчасти N 78 из-за разницы во взглядах на организацию лечения пациентов. По мнению Дмитрия Иванова, тюремной больнице необходим был свой онколог, который бы оказывал первичную помощь. Эта позиция была поддержана и прокуратурой, надзирающей за учреждениями пенитенциарной системы, на специальном совещании в апреле 2016 года.

Дмитрий Маракулин


Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение