Коротко


Подробно

Фото: Алексей Куденко / Коммерсантъ   |  купить фото

Незримый кормчий

Александр Габуев о том, как неопределенность в Китае влияет на нефтяные цены

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

К каким бы решениям ни пришла заседающая 6 декабря конференция ОПЕК+, цену на нефть будут формировать не только новости из Вены, но и то, как на них отреагируют другие крупнейшие игроки. Президент США Дональд Трамп уже успел написать в Twitter, что ждет сохранения нынешнего уровня добычи. Но Китай хранит молчание, какой уровень производства и цен был бы комфортен для второй экономики мира и главного импортера нефти.

Отличную возможность выяснить позицию Пекина мог предоставить диалог высокого уровня ОПЕК—Китай, приуроченный к министерской встрече картеля. На него в Вену должен был приехать глава Государственного энергетического управления КНР Нур Бекри, который договаривался об этом с генсеком ОПЕК Мохаммедом Баркиндо ровно год назад в Пекине. Но в сентябре стало известно, что товарища Бекри задержали китайские правоохранители по подозрениям в коррупции. Его преемник Чжан Цзяньхуа, бывший топ-менеджер нефтегазовой CNPC, был назначен только в середине ноября, пока особо не появляется на публике и заявлений не делает. Другие китайские чиновники и энергетики встречу в Вене тоже не комментируют.

Если смотреть исключительно на цифры, то Пекин заинтересован в снижении цен. Объемы импорта нефти в КНР растут из года в год (в прошлом году — до 8,4 млн баррелей в день), а уровень внутренней добычи неуклонно снижается. В 2017 году 56% нефтяного импорта КНР пришлось на членов ОПЕК — доля картеля и Саудовской Аравии постепенно снижается с пиковых значений 2012 года (67%). Если считать Россию, которая в 2017 году обеспечила 14% импорта, то на страны ОПЕК+ приходится как минимум 70% ввозимой в Китай нефти. Учитывая постоянный рост российского экспорта в Китай (в основном это контракты «Роснефти», заключенные в рамках строительства ВСТО и схем предоплаты больших поставок в адрес китайских госкомпаний, оформленных в 2013 году), Москва от возможного роста цен на китайском рынке только выиграет.

Однако цена на нефть будет зависеть не только от того, сколько купит Китай, но и от развития торговой войны Пекина и Вашингтона. Еще в июне в ответ на введенные Дональдом Трампом тарифы китайские власти директивно (через неформальные письма) ограничили импорт углеводородов из США и пригрозили ввести пошлины, что привело к росту мировых нефтяных цен. В выигрыше оказались ОПЕК и Россия.

После встречи Трампа с председателем КНР Си Цзиньпином в Буэнос-Айресе Пекин может возобновить закупки американской нефти и сланцевого газа в качестве первого шага для решения торговых противоречий. Однако после известия об аресте вице-президента Huawei Мэн Ваньчжоу в Канаде по запросу американских правоохранителей судьба договоренностей Трампа и Си вновь под вопросом, а вместе с ними — и нефтяные цены.

Комментарии