НАТО клеймит Азовом

Отношения России и Украины вернулись в центр внимания альянса

«Дестабилизирующее поведение России» вновь стало центральной темой министерского заседания НАТО. Главы МИДов стран альянса приняли заявление, в котором обвинили Россию в нарушении подписанного ею с США в 1987 году Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). По словам госсекретаря США Майка Помпео, Москве дано 60 дней, чтобы ответить на эти обвинения. Обсудили министры и недавний инцидент в Керченском проливе. Напомним, незадолго до этого президент Украины Петр Порошенко призвал отправить в Черное и Азовское моря корабли НАТО и в целом усилить поддержку Киева. Находясь в штаб-квартире НАТО, корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко ловил каждое слово в выступлении генсека альянса Йенса Столтенберга, который много говорил на эту тему, но так ничего и не сказал.

На заседании НАТО в Брюсселе госсекретарь США Майк Помпео (слева) и генсек НАТО Йенс Столтенберг постарались продемонстрировать, что по вопросу «дестабилизирующего поведения России» у США и их европейских союзников нет разногласий

Фото: AP

Новый инцидент — старая поддержка

Тема российско-украинских отношений, как признался в разговоре с “Ъ” собеседник в брюссельской штаб-квартире НАТО, к осени 2018 года постепенно ушла в повестке альянса на второй план. В последнее время обсуждение темы ограничивалось дежурными заявлениями о необходимости выполнения минских соглашений по урегулированию конфликта в Донбассе. Второе дыхание дискуссиям придал недавний инцидент в Азовском море. Свою позицию генсек НАТО Йенс Столтенберг обозначил еще в понедельник на предварявшей двухдневное заседание пресс-конференции. Он назвал неприемлемым применение Россией силы и призвал все стороны конфликта к сдержанности. Этот тезис господин Столтенберг повторил во вторник не раз.

Напомним, конфликт разгорелся 25 ноября, когда три корабля ВМС Украины пытались пройти из Черного в Азовское море (по версии Москвы, через территориальные воды РФ), но были остановлены российскими пограничниками. По кораблям был открыт огонь, в результате чего трое украинских моряков получили ранения. Корабли были задержаны, 24 украинских военнослужащих арестованы.

Обострение отношений России и Украины в Черном море. Главное

Смотреть

После этого инцидента президент Украины Петр Порошенко не уставал повторять: чтобы больше не позволить России «действовать агрессивно», в Черное и Азовское моря должны зайти корабли НАТО. Между тем в штаб-квартире альянса дали понять: ничего, кроме того, что уже делается, там предпринимать не собираются. Как напомнил во вторник Йенс Столтенберг, НАТО и так «значительно усилило свое присутствие в Черном море»: в этом году корабли альянса находились там в общей сложности 120 дней (годом ранее — лишь 80 дней). Азовское море в контексте призыва Петра Порошенко он решил не упоминать вовсе.

Во вторник утром журналисты продолжили расспрашивать Йенса Столтенберга о том, на что НАТО готово ради Киева. «Окажет ли альянс поддержку Украине в случае прямой агрессии России?» — спросили генсека. Но ответ, на который, судя по всему, надеялся задававший вопрос, получен не был. «Все страны альянса предоставляют сильную политическую и практическую поддержку Украине, ее суверенитету и территориальной целостности. Страны НАТО также оказывают содействие в укреплении вооруженных сил и сил безопасности Украины через различные трастовые фонды, в том числе по кибербезопасности»,— повторил господин Столтенберг то, что говорил уже не раз.

«С момента незаконной аннексии Крыма наша поддержка Украины растет в геометрической прогрессии,— заверил журналистов на брифинге по отношениям НАТО с РФ и Украиной собеседник в штаб-квартире альянса.— Принят всеобъемлющий пакет мер, включающий в себя 40 различных проектов. Многие программы и проекты находятся на стадии реализации. Речь идет о развитии систем управления, противостоянии кибероперациям, модернизации ВМС. Мы тесно сотрудничаем с госструктурами на Украине — например, предоставляем своих советников».

— Вы говорите о том, что делалось и до инцидента. А что было сделано после? — интересовались журналисты.

— Было созвано чрезвычайное заседание комиссии НАТО—Украина. На нем разбиралось, что необходимо сделать. Кроме того, НАТО выпустило заявление, в котором призвало Россию вернуть захваченные корабли и моряков.

— То есть речь идет об одном заявлении и одном заседании? — не сдавались участники брифинга.

На это представителю НАТО оставалось лишь ответить, что встреча глав МИДов еще даже не началась, а после нее будет пресс-конференция (и вот там наверняка что-то будет объявлено).

Но журналисты не были бы журналистами, если бы не предприняли еще одну попытку.

— По сути, ничего нового не запланировано?

— Все, что мы делаем,— это долгосрочные инвестиции со стороны НАТО. Какая-то конкретная поддержка проводится все равно в этих рамках. Конечный результат — усиление потенциала Украины,— отвечал чиновник НАТО и в очередной раз призвал Москву «обеспечить деэскалацию, проявлять спокойствие и сдержанность, а также выпустить моряков».

Не все участники брифинга сочли последнее требование выполнимым.

— Как можно выпустить моряков до суда, ведь они нарушили законодательство, зайдя в воды, которые были российскими еще до возвращения Крыма? — спросил журналист одного из российских государственных информагентств (об этом ранее говорил, в частности, президент РФ Владимир Путин).

— Общие! Эти воды всегда были общими! — не удержался сидевший напротив него украинский коллега.

Чиновник НАТО между тем сыграл роль миротворца, решив закрыть вопрос, грозивший перерасти в полномасштабный конфликт. «Не буду вдаваться в правовые аспекты»,— отметил он, после чего, впрочем, вновь повторил, что позиция НАТО однозначна: «без каких-либо оснований была применена сила».

Так и не дождавшись конкретных ответов по поводу того, ждать ли теперь похода «натовской эскадры» в Черное и Азовское моря, журналисты переключили внимание на другие недавние инициативы ряда украинских политиков, в частности идею открытия на территории страны военной базы НАТО, а также перекрытия для российских судов Босфорского пролива (такое решение теоретически может принять Турция). Но и эти вопросы представитель альянса решил не комментировать.

Ближе к вечеру, после завершения министерского заседания, пройти через такой же «допрос» вновь пришлось самому генсеку. Но и тут добиться чего-то нового журналистам не удалось. Йенс Столтенберг ограничился общими словами о том, что «Россия пытается использовать аннексированный Крым для расширения своего влияния и контроля над Азовом», а НАТО «за два последних года заметно усилило свое присутствие в регионе» и останавливаться на этом не собирается.

Вышедший после этого на трибуну глава МИД Украины Павел Климкин дал понять, что в любом случае дискуссиями в Брюсселе остался доволен, «поддержка союзников была однозначной», обсуждалось «много конкретных решений» и, в частности, министры не обошли стороной планы повышения присутствия НАТО в регионе Азовского моря. «Каким образом это произойдет — предмет дальнейшего разговора»,— добавил господин Климкин.

За то, что делаем ракеты

О России в штаб-квартире НАТО в эти дни вспоминают при обсуждении еще одной темы — настоящего и будущего Договора о РСМД, в 1987 году ограничившего возможности США и СССР по созданию ракет средней и меньшей дальности. Вашингтон обвиняет Москву в нарушении договора путем испытаний на запрещенную дальность крылатой ракеты наземного базирования 9М729, которая была создана екатеринбургским опытно-конструкторским бюро «Новатор». За несколько часов до начала заседания НАТО высокопоставленный источник в Госдепартаменте США заявил журналистам, что на встрече в Брюсселе представители Вашингтона будут использовать «очень сильные формулировки» и надеются согласовать с союзниками общую позицию.

Йенс Столтенберг сразу дал понять, что проблем с этим возникнуть не должно. «Ни одно из соглашений по контролю за вооружениями не работает, если только одна сторона его соблюдает»,— отмечал генсек на первой пресс-конференции, прозрачно намекая на то, кто именно не соблюдает положения документа. «Мы обеспокоены новой российской ракетой, которая ставит под угрозу Договор о РСМД»,— говорил он более открыто во вторник утром по приезде в штаб-квартиру НАТО. При этом генсек избегал прямого ответа на вопросы о том, будут ли США прямо на встрече официально объявлять о выходе из договора с РФ.

Тем временем госсекретарь США Майк Помпео выступал в брюссельском офисе НКО «Германский фонд Маршалла Соединенных Штатов». В своей речи он припомнил России многое: и конфликты с Грузией и Украиной, и отравление экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля, и, наконец, «многолетнее несоблюдение условий» Договора о РСМД. «Когда договоры нарушаются, нарушителям надо оказывать сопротивление. А договоры надо либо чинить, либо избавляться от них»,— заявил он, по-прежнему сохраняя интригу по поводу дальнейших действий (или бездействия) Белого дома.

В самих США единства по вопросу будущего Договора о РСМД нет. Накануне влиятельные сенаторы-демократы Боб Менендес, Джек Рид и Марк Уорнер написали письмо президенту Дональду Трампу, в котором заявили: РФ нарушает договор, но выходить из него нельзя, ведь такой шаг укрепляет стереотип о том, что США хотят «разорвать свои обязательства в одностороннем порядке без каких-либо стратегических альтернатив».

«Даже наши европейские друзья иногда говорят, что мы действуем не в интересах планеты. Это просто неправда»,— сокрушался в Фонде Маршалла Майк Помпео. Но на самом деле, по его словам, «международный порядок подрывают Иран и Китай», а задача США — «реформировать международный либеральный порядок». «И мы хотим, чтобы наши друзья нам помогали»,— добавил госсекретарь.

В принятом по итогам заседания заявлении утверждалось, что Россия действительно нарушила договор, создав ракету 9M729, в то время как Соединенные Штаты «полностью выполняли свои обязательства с момента вступления соглашения в силу». Члены НАТО договорились продолжать консультации друг с другом по этому вопросу, а также следить за дальнейшими действиями Москвы. «Мы призываем Россию в срочном порядке вернуться к полному и верифицируемому выполнению договоренностей,— говорится в конце заявления представителей 29 стран и резюмируется: — Сохранится ли Договор о РСМД, зависит сейчас от нее».

По словам Майка Помпео, на ответ России предоставлено 60 дней.

Павел Тарасенко

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...