Коротко


Подробно

Фото: ЕУСПб

Профессор не прошел экспертизу

Ученый связывает увольнение из СПбГУ с оценкой текстов проповедника

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В Санкт-Петербурге разгорается скандал в связи с увольнением главы исследовательского центра Пушкинского дома (ИРЛИ РАН) профессора Александра Панченко из СПбГУ. Ученый уверен, что причиной увольнения стало экспертное заключение по громкому судебному делу о признании экстремистскими книг американского проповедника Уильяма Бранхама. Его выводы не совпали с выводами специалистов центра экспертиз СПбГУ, подтвердивших позицию прокуратуры по ее заказу. В СПбГУ отрицают эту версию. Однако в документах вуза указано «общее правило», согласно которому преподаватели, выступающие экспертами по резонансным делам, должны «не выступать на стороне одной из спорящих сторон, а обеспечивать интересы государства и органов власти».


О причинах своего увольнения заведующий центром теоретико-литературных и междисциплинарных исследований Института русской литературы РАН (Пушкинского дома) доктор филологических наук Александр Панченко рассказал в Facebook. На протяжении восьми лет он преподавал на факультете свободных искусств и наук СПбГУ, деканом которого является глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Но в августе ректорат вуза не продлил ежегодный контракт с профессором Панченко. По его словам, руководители факультета с ним не говорили, а завкафедрой Даниле Раскову «никто ничего не объяснил кроме того, что так решил ректорат».

Александр Панченко связывает увольнение с участием в качестве эксперта в рассмотрении дела об экстремизме в Пушкинском райсуде. Прокуратура, напомним, требует запретить книги американского миссионера Уильяма Бранхама, представителя одного из направлений протестантизма, жившего в середине XX века (“Ъ” рассказал об этом 28 ноября 2017 года). Надзорное ведомство представило в суд заключение центра экспертиз СПбГУ (подразделение вуза, по уставу выполняющее экспертизы для администрации президента и органов госвласти) о том, что в текстах миссионера есть признаки «обоснования отказа граждан от исполнения гражданских обязанностей», «унижения групп верующих и церковнослужителей» и «пропаганды неполноценности человека из-за его религиозной принадлежности». Кроме того, в центре экспертиз СПбГУ выяснили, что проповедник «использует методы нейролингвистического программирования». Кто из сотрудников университета подготовил заключение, неизвестно, так как, согласно правилам университета, все экспертизы подписывает директор центра, а не их авторы.

Александр Панченко, которого привлекли в качестве эксперта юристы правозащитной организации «Команда 29» (представляет ответчика по делу организацию «Вечерний свет», распространителя изданий Бранхама), не нашел экстремизма в спорных текстах и раскритиковал официальное мнение центра экспертиз как «предвзятое и тенденциозное». По его предположению, эксперт СПбГУ «просто следовал указаниям "эшников" (центр по противодействию экстремизму ГУ МВД.— “Ъ”)». Подписывая экспертизу, господин Панченко, по его словам, не скрывал, что работает в СПбГУ: «Я полагал, что это должно быть тревожным сигналом, свидетельствующим о низком уровне и предвзятости экспертных заключений, которые вроде бы должны поддерживать академический авторитет университета». По мнению опального преподавателя, его экспертиза «существенно поколебала позицию обвинения».

В Санкт-Петербургском университете информацию о том, что господин Панченко уволен в связи с его экспертной деятельностью, назвали недостоверной. Там утверждают, что соглашение с ним «не продлевалось в связи с отсутствием академической нагрузки».

Разногласия между официальным и альтернативным мнением экспертов СПбГУ уже привели к решению Пушкинского суда назначить третью, судебную, экспертизу. Кто будет ее выполнять, пока неизвестно. До сих пор суды Петербурга активно расширяли по просьбе прокуратуры реестр запрещенных экстремистских материалов Минюста, ссылаясь в подобных делах на заключения центра экспертиз СПбГУ. При этом, согласно протоколу совещания юрфакультета вуза от 6 сентября 2017 года, директор центра экспертиз Зорина Мыскова «обозначила общее правило для преподавателей СПбГУ, привлекаемых в качестве экспертов по резонансным делам, имеющим важное общественное и государственное значение,— не выступать на стороне одной из спорящих сторон, а обеспечивать интересы государства и органов власти». Как подобный подход обеспечивает объективность и беспристрастность экспертов, в протоколе не говорится.

В центре экспертиз СПбГУ отказались сообщить “Ъ”, кто готовил экспертное заключение, объяснив, что «есть распоряжение руководства университета такую информацию не давать». Это неофициальное распоряжение, уточнила собеседница “Ъ”, отказавшаяся назвать себя. На сайте СПбГУ сейчас размещено около 30 анонимных заключений, выполненных центром экспертиз по запросам центра противодействия экстремизму ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти, и всего два заключения по запросам прокуратуры на предмет наличия признаков запрещенного законом содержания в различных текстах. Все они представляют анализ материалов на сайтах СМИ (в том числе “Ъ”) и в социальных сетях. Большинство заключений наличие запретного содержания не подтверждает — исключением является экспертиза материала украинского блогера «Зачем Путину понадобились теракты в Питере»: СПбГУ обнаружил в нем «признаки обвинения президента РФ, которое может использоваться для оправдания и призывов к экстремистским действиям». Другие экспертизы в поддержку позиций силовиков, в том числе процитированные в опубликованных решениях судов, СПбГУ полностью не обнародует.

По словам собеседника “Ъ” в СПбГУ, центр экспертиз раскрывает имена экспертов лишь по решению суда или судебному запросу, в остальных случаях заключение подписывает директор центра. В 2017 году сотрудники центра экспертиз СПбГУ — профессора Высшей школы журналистики Борис Мисонжников и Галина Мельник, а также доцент кафедры политической психологии Наталья Свешникова — поддержали обвинение по делу о признании экстремистским поста, опубликованного во «ВКонтакте» националистом Владимиром Тимошенко. В посте господин Тимошенко декларировал, что борется «против антинародного режима Путина и его силовой опоры — карательно-репрессивного аппарата». Центр экспертиз СПбГУ признал, что «интенция оскорбить представителей правоохранительных органов выражается в их именовании — «карательно-репрессивный аппарат». Господин Тимошенко получил два года лишения свободы в колонии строгого режима.

Центр экспертиз СПбГУ готовил также заключение по делу националистки Дины Гариной, которую обвиняли в разжигании ненависти к социальной группе «сотрудники центра "Э"» (ст. 282 УК РФ). Эксперты не только установили признаки разжигания вражды в высказываниях Дины Гариной, но и что сотрудников центра «Э» можно считать социальной группой. Один из авторов заключения (узнать имена специалистов, проводивших экспертизу, удалось только по запросу суда) Борис Мисонжников на судебном заседании провел параллель между госслужащими и проститутками, заявив, что и первые, и вторые образуют социальную группу. Впрочем, суд не согласился с обвинением, дело вернул, и прокуратура переквалифицировала действия националистки по статье об оскорблении представителей власти (ст. 319 УК РФ).

Мария Карпенко, Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии