Коротко


Подробно

Как идеи Минэкономики соотносятся с международным опытом

от

По данным Всемирного банка, в 46 странах мира и 25 регионах (штатах, областях, городах) уже введены те или иные формы «цены на углерод» (включая квотирование выбросов или углеродные налоги), по итогам 2018 года они будут покрывать почти 20% глобальных эмиссий. Предлагаемый Минэкономики экономический механизм регулирования предполагает введение разрешений (квот) на выбросы с дальнейшей возможностью предприятий продавать их друг другу на той или иной основе. Речь идет о прототипе углеродного рынка, различные формы которого работают уже более чем в 21 стране или регионе — в том числе в ЕС, семи провинциях Китая и ряде штатов США и Канады, включая Калифорнию.

«В представленном Минэкономики законопроекте действительно был учтен международный опыт, речь наконец идет о регулировании — там названы все необходимые для этого элементы, включая целеполагание и даже платность выбросов»,— комментирует Михаил Юлкин. Однако, по мнению эксперта, ряд формулировок документа «являются неточными», оставляя огромный простор для толкований и «отдачу слишком многого на усмотрение правительства, то есть произвол чиновников». Кроме того, эксперты подчеркивают, что наделение правительства полномочиями в сфере регулирования ПГ происходит в условиях отсутствия целей по декарбонизации экономики и критериев оценки работы правительства в этой области. Как правило, создаваемые в мире системы углеродного регулирования выстраивались по принципу определения приоритетов климатической политики в стране, установления целевых показателей и ограничений, внедрения систем поддержки и стимулирования низкоуглеродного развития, в том числе выстраивания потоков финансовых средств от «загрязнителей» или эмитентов ПГ в сторону зеленого развития. В представленном законопроекте пока не описано, «ради чего мы снижаем выбросы — кроме наших международных обязательств», в частности, не указывается, что снижение выбросов в том числе увязано с конкурентоспособностью экономики и освоением новых технологий, отмечает Алексей Кокорин.

Старший менеджер КПМГ в области устойчивого развития Владимир Лукин также добавляет, что законопроект «не учитывает накопленный за последние годы опыт многих экологически ответственных компаний, которые на добровольной основе реализуют программы в области низкоуглеродного развития, в частности, признаваемые во всем мире стандарты углеродной отчетности», поэтому создание системы отчетности «без учета международной практики может привести к дублированию систем и массе проблем, связанных с признанием углеродной отчетности российских компаний за рубежом».

Отметим, что новая версия законопроекта появилась незадолго до начала очередного раунда климатических переговоров ООН, начавшихся в польском Катовице (см. “Ъ-онлайн” от 3 декабря). Там, в частности, планируется финализировать и утвердить весь свод правил Парижского климатического соглашения. РФ пока планирует ратифицировать Парижское соглашение в 2019 году, поэтому не исключено, что судьба этого законопроекта, даже с возможными корректировками, окажется удачнее прежних версий. РФ — одна из немногих стран G20, не ратифицировавших документ, большинство крупнейших российских торговых партнеров также уже ввели или вводят те или иные формы углеродного регулирования, подчеркивают эксперты.

Ангелина Давыдова


Комментарии