Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Миссия не выполнена

Юрий Барсуков о новой и старой сделке ОПЕК+

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Когда министры энергетики стран ОПЕК+, улыбаясь, жали друг другу руки после саммита в июне и обещали механизм «долгосрочного сотрудничества», они вряд ли ожидали, что он потребуется уже через пять месяцев. Дело шло к тому, что сделка по сокращению добычи нефти, согласованная в октябре 2016 года и существенно измененная в июне 2018 года, благополучно завершит действие в конце года, после чего страны обретут свободу действий. Но падение цены на нефть на 30% за октябрь-ноябрь требует от ОПЕК+ действий. В Вене 6 декабря, видимо, будет создано новое соглашение с новыми уровнями отсчета и новыми квотами.

Эта ситуация напоминает 2016 год настолько, что даже Катар решил выйти из ОПЕК накануне сделки, чтобы не испортить симметрии с Индонезией, покинувшей картель два года назад в такой же ситуации.

Как и тогда, странам ОПЕК+ опять нужно бороться с профицитом нефти на рынке, вызванным и ростом добычи в США, и собственными действиями участников сделки: Саудовская Аравия и Россия сейчас добывают на максимуме возможностей, поскольку готовились к уходу с рынка иранской нефти после санкций США. Иран же, как и два года назад, остается фактором неопределенности, но если в 2016 году стране не дали четкой квоты, разрешив наращивать добычу, то теперь неясно, насколько она упадет из-за санкций.

Подобное дежавю, как мне кажется, требует новой оценки всей сделки ОПЕК+, которая до сих пор рассматривалась рынком и властями стран-участниц, в том числе России, как очень успешная. Действительно, поставив в конце 2016 года цель сократить запасы нефти до пятилетнего среднего уровня, ОПЕК+ достигла этого к началу 2018 года, способствовав росту цены выше $70 за баррель Brent. Но этот баланс продержался всего несколько месяцев.

Безусловно, главным виновником его разрушения можно считать США. С одной стороны, сланцевые производители Америки наращивают добычу, пользуясь ростом цен, с другой же, Белый дом проводит противоречивую политику, одновременно вводя санкции против Ирана и призывая ОПЕК снизить цены. Именно попытка ОПЕК+ опережающе отреагировать на давление США на Иран, нарастив добычу, в итоге привела к падению цены, поскольку санкции в последний момент были смягчены.

Как бы там ни было, сделка ОПЕК+ не достигла своей цели. Она показала, что однократные действия не могут сбалансировать рынок, учитывая такой изменчивый фактор, как сланцевая нефть. И если страны ОПЕК+ берут на себя функцию балансира, сокращая или увеличивая добычу, для успеха эту роль им придется выполнять постоянно. А это означает, что России, если она хочет продолжать сотрудничество с Саудовской Аравией, придется сдерживать рост добычи в течение неопределенного времени. И это означает также, что влияние политических факторов на цену нефти возрастает.

Комментарии