Коротко


Подробно

Фото: Kim Kyung Hoon / Reuters

За долги заплатят роскошью

Как изменился проект Минюста об изъятии единственного жилья

от

Новая версия законопроекта Минюста об изъятии единственного жилья у должников предусматривает возможность обращения взыскания только на «роскошное» жилье (стоимостью от 30 млн руб.) и по всем долгам в рамках процедуры банкротства. Если долг несоразмерно низок по сравнению со стоимостью такой недвижимости, составляя до 5% цены, или до 1 млн руб., то изыматься она не будет. В случае изъятия должнику должна быть предоставлена другая, но более скромная квартира. Юристы считают законопроект сбалансированным с точки зрения интересов должников и кредиторов, однако вопросы вызывает «порог роскошности».


Минюст разрабатывает законопроект об ограничении имущественного иммунитета. Напомним, сейчас, согласно ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК), обращение взыскания на единственное пригодное для проживания жилье не допускается. Как рассказали “Ъ” в ведомстве, новая версия изменений ГПК предусматривает возможность обращения взыскания на «роскошное» жилье (которое по своим характеристикам, включая стоимость и площадь, явно превышает уровень, достаточный для обеспечения разумной потребности должника и проживающих с ним членов его семьи) в рамках процедуры банкротства гражданина. Критерии «роскошности» напрямую Минюст не указывает, отмечая лишь, что не считается таковым (пока не доказано иное) жилье дешевле 30 млн руб. либо где площадь составляет менее 30 кв. м. на человека.

Доказывать, что жилье «роскошное», придется заявителю, добивающемуся изъятия, а решение будет за судом. Избежать изъятия должник сможет, если размер задолженности явно несоразмерен стоимости жилья, например составляет менее 5% от цены, или менее 1 млн руб.

Если жилье все же изымается, должнику должно быть обеспечено другое, но более скромное: кредитор или финансовый управляющий вправе обратиться в суд с заявлением о намерении профинансировать приобретение для должника другого жилища. Только после приобретения «замены» спорное жилье может быть включено в конкурсную массу. К альтернативному жилью Минюст предъявляет ряд требований — например, оно должно располагаться в том же населенном пункте, не должна ухудшаться доступность школ, детских садов и больниц. Площадь должна рассчитываться исходя из 10 кв. м жилой и 20 кв. м общей площади (как минимум) на каждого члена семьи. Рассмотрение вопроса об изъятии жилья может быть приостановлено на год при наличии уважительных причин у должника и членов его семьи (беременности, наличия детей до одного года, тяжелой болезни).

Предыдущая версия законопроекта была разработана Минюстом в 2017 году: документ предполагал продажу с торгов единственного жилья должника, если обязательства превышают 5% от его стоимости, а площадь в два раза и более превышает соцнормы. Тогда законопроект не встретил понимания, и его было решено доработать.

Глава правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский считает законопроект «вполне сбалансированным»: «в нем есть и справедливое замещение роскошного жилья другим, и широкий перечень оснований для отказа от изъятия, и критерии для отбора замещающего жилья, которые обеспечивают достоинство личности должника и членов его семьи». Партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская называет проект ожидаемым и нужным, отмечая попытку «найти компромисс интересов должника и кредиторов». Однако, говорит она, вызывает вопросы установление «порога роскошности» на уровне 30 млн руб.— это высокая стоимость даже для загородного дома, не говоря о квартире. «Складывается ощущение, что этот порог лишит кредиторов возможности претендовать на значительное число недвижимости, которую вполне можно отнести к роскошной, неясно, каким образом кредитору удастся доказать суду “роскошность” квартиры стоимостью 28 млн руб.»,— рассуждает госпожа Тарнопольская.

Судебная практика такой подход уже разделяет — в конце ноября Верховный суд (ВС) уже признавал возможность включения единственного жилья гражданина-банкрота в конкурсную массу. Речь шла об обращении взыскания квартиры площадью 198 кв. м и стоимостью около 28 млн руб. при задолженности собственника перед кредитором в размере 13 млн руб. В рамках банкротного дела должник просил исключить его квартиру из конкурсной массы, и суды трех инстанций поддержали его, однако коллегия по экономическим спорам ВС отменила эти решения и отправила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Отметим, по данным Федресурса, общее количество граждан-банкротов в России достигло 80,6 тыс. (по данным на 30 сентября), а потенциальных — в девять раз больше. Общий размер имущества должников, по данным инвентаризации, в январе—сентябре 2018 года оценивается в 5,1 млрд руб. По подсчетам Федресурса, объем реализации имущества должников на торгах в процедурах банкротства в январе—сентябре 2018 года вырос на 40,9%, до 81,3 млрд руб., по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. Но требования кредиторов по-прежнему погашаются на ничтожные суммы (удовлетворено 6,8%). Имущество граждан-банкротов продается лучше, чем юрлиц, в первую очередь из-за того, что у физлиц основные активы — квартиры, дома, автомобили, то есть ликвидное имущество. Но все равно оно продается на банкротных торгах с большим трудом — примерно в половине случаев лишь на третьих или четвертых торгах со значительным снижением цены (до 60–70%).

Напомним, на необходимость корректировки той же статьи ГПК Конституционный суд (КС) указывал законодателю с 2003 года восемь раз, однако Минюст и Госдума их игнорировали, что позволяет неплательщикам приобретать недвижимость на заемные средства, которые они не собираются возвращать. В 2012 году КС признал норму конституционной, но прямо обязал законодателя уточнить характеристики «разумно достаточного жилища», на которое должен распространяться имущественный иммунитет. Жалоба была связана с тем, что он распространяется на жилье, включая роскошный особняк, при этом должник, не имеющий иного имущества, может не платить по долгам. Так, Фания Гумерова из Уфы не могла взыскать 3 млн руб. с одинокого пенсионера, у которого власти удерживали по 2 тыс. руб. долга в месяц при наличии у него жилого дома площадью 332 кв. м рыночной стоимостью почти 10 млн руб. А москвич Юрий Шикунов не смог отсудить долю 20 кв. м в квартире в счет невозвращенных $70 тыс. у ответчицы, которой в целях укрытия от взыскания были сняты деньги с банковских счетов, вывезено ценное имущество из квартиры, проданы автомобили и гаражи.

Судьи КС Николай Бондарь и Геннадий Жилин в 2012 году заявили в особых мнениях, что абсолютный иммунитет следовало признать неконституционным. КС ориентировал законодателя на «преимущественную защиту интересов должника перед кредитором», предупреждал судья Бондарь, считая такой подход сомнительным. «Соответствующие отношения в рамках исполнительного производства сводятся не к тому, чтобы объявить «войну дворцам» и «богатого должника сделать бедным», а чтобы обеспечить безусловное исполнение долгового обязательства при гарантировании должнику и проживающей с ним семье минимально необходимых условий проживания, в том числе жилищных», писал судья Бондарь. Судья Жилин указывал, что на рынке стоимость жилья существенно различается в зависимости от разных параметров и «критерий единственности пригодного для проживания помещения не должен быть универсальным основанием для освобождения данного имущества от обращения на него взыскания».

Согласно особым мнениям, в Швеции, Белоруссии и Бразилии существует запрет на такое взыскание с рядом исключений, в Австрии, Германии и Бельгии можно обращать взыскание на единственное жилье с предоставлением должнику иного жилого помещения или сохранением за ним права пользования. При этом в Германии суд может предоставить должнику разумный срок (не более года) для освобождения помещения, а также полностью или частично отменить, запретить или приостановить меры принудительного исполнения, если «они, даже исходя из потребности кредиторов, в силу особых обстоятельств означают затруднение, несовместимое с добрыми нравами». В Болгарии и Португалии может быть обращено взыскание на часть единственного жилого помещения, если она может быть выделена в натуре. В провинции Онтарио Канады и штате Нью-Йорк запрещается обращение взыскания на жилое помещение, единственное для должника, если только его стоимость не превышает определенный размер (в противном случае в штате Нью-Йорк взыскание обращается на сумму превышения).

Евгения Крючкова, Анна Занина; Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии