Коротко


Подробно

2

Фото: Максим Иванов / Коммерсантъ

Пока — без паники

Как отразилось на гражданах Украины введение военного положения. Юрий Ткачев — из Одессы

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

Как Одесса обживает военное положение


Скоро неделя, как город живет по законам военного времени — принятое 26 ноября решение не только вступило в законную силу, оно стало зримым. Из гавани все боевые корабли вышли в открытое море, в городе появилась военная техника. Одесситы снимают на телефоны колонны зенитно-ракетных комплексов С-300 («Готовимся к войне! Вау!»), обсуждают, чем им грозят новые порядки, а закон «О правовом режиме военного положения» прочли даже те, кто, пожалуй, сроду никаких законов не читал.

Шутка ли: в Одессе военное положение — впервые с Великой Отечественной!

Опасные маневры


Сразу напомню: именно из Одессы вышли бронекатера ВМС Украины «Никополь» и «Бердянск», а также военный буксир «Яны Капу», которым под Крымским мостом преградили путь российские пограничники. Последствия известны. Но еще до того, как на Украине дошли до оргвыводов, нерв отношения портового города к происходящему определился. Это — судьба задержанных экипажей, многие члены которых — свои. Одесситы.

«Ни за что хлопцы попали»,— сочувственно вздыхали жители портового города в онлайне и наяву. Правда, выводы из этого сочувствия делали прямо противоположные.

События меж тем нарастали. Депутаты Верховной рады — по украинскому законодательству, указ о введении военного положения подписывает президент, однако затем его должен утвердить еще и парламент — обвинили Петра Порошенко в намерении использовать инцидент в Керченском проливе для ограничения политических прав и свобод граждан накануне выборов. В самом деле, эпопея с украинскими кораблями, как ни крути, не может сравниться по драматизму с событиями весны и лета 2014-го в Крыму и на Донбассе. Однако тогда, даже в самый разгар боевых действий, Порошенко вводить военное положение отказывался категорически. Теперь же, после пусть и резонансных, но не столь масштабных столкновений в проливе такую необходимость увидел — как раз за четыре месяца до президентских выборов, шансов победить на которых у него, судя по данным соцопросов, немного.

Как бы то ни было, 26 ноября стало ясно: введение военного положения в том виде, в котором его предлагал Порошенко, парламент не одобрит. Решением стал компромисс: во-первых, срок действия военного положения сократили с двух месяцев до одного (до 26 декабря), во-вторых, решили ввести его не на всей территории, а лишь в 10 областях: Одесской, Николаевской, Херсонской, Винницкой, Запорожской, Донецкой, Черниговской, Сумской, Луганской и Харьковской. В таком виде Верховная рада поддержала решение, и уже 28 ноября указ о введении военного положения был опубликован и вступил в законную силу.

Реквизиция, митинги, алкоголь


Военное положение — это серьезно. Этот режим предусматривает почти полное сворачивание всех привычных прав и свобод. Так, граждане лишаются права на тайну личной жизни и переписки, правоохранительные органы и военные могут по своему усмотрению проводить проверки документов, досмотры и обыски без решений суда. В случае необходимости дозволяется реквизиция личного имущества, а также собственности предприятий и организаций. Власти могут размещать в жилищах граждан на постой военных или беженцев, а также мобилизовывать трудоспособных на принудительные работы — скажем, по строительству укреплений. Без объяснения причин могут закрывать для перемещения те или иные районы и даже принудительно эвакуировать находящихся там людей. Также может вводиться запрет на любую политическую активность, включая протесты, забастовки и митинги, берутся под усиленный контроль средства массовой информации. Могут отключить интернет: полномочия по контролю над «передачей информации через электронные сети» у властей появляются также. Запрет на продажу алкоголя, комендантский час, карточная система на продукты питания и лекарства — все это тоже возможно.

Другое дело, что сам факт введения военного положения не означает, что что-либо из вышеперечисленного непременно произойдет. Речь лишь о том, что власти могут прибегать к таким мерам в случае необходимости — а могут и не прибегать. Сам Порошенко, убеждая Верховную раду ввести военное положение, клятвенно обещал: права и свободы граждан будут ограничиваться лишь в том случае, если произойдет «прямое военное вторжение Российской Федерации». Прозвучало это, впрочем, весьма неоднозначно: в рамках официальной украинской риторики «прямое военное вторжение Российской Федерации» произошло еще в 2014 году, причем сразу несколько раз. Однако тогда военного положения не вводили. Чем же отличается нынешняя ситуация?

Уже после вступления режима военного положения в силу чиновники принялись успокаивать граждан: мол, ничего страшного их не ждет. Так, губернатор Одесской области Максим Степанов на специально созванном брифинге пообещал не вводить комендантский час, не заниматься реквизициями, не запрещать митинги и продажу алкоголя. Зато предупредил, что не все россияне смогут попасть в Одесскую область: «При пересечении границы к гражданам России относятся более придирчиво. Определенным категориям граждан будет запрещен въезд на территорию Украины в Одесской области».

В мэрии Одессы вообще воздерживаются от комментариев: разве что мэр Геннадий Труханов лично призвал граждан соблюдать спокойствие и «сохранить мир в Одессе». Оно и понятно: в случае реального (а не номинального) введения военного положения мэрию и горсовет заменит военная администрация, которая будет вводить чрезвычайные меры и расхлебывать их последствия.

Молчат (по крайне мере, на момент подписания в печать этого номера) и военкоматы. Мобилизация (а ее также предполагают порядки военного времена) не объявлена — и Порошенко обещает, что без чрезвычайной необходимости все будет в порядке, объявлена она и не будет. Правда, неофициально поговаривают, что списки призывников первой очереди уточняют и актуализируют, но скорее не с какими-то конкретными целями, а, как говорится, на всякий случай.

В полиции, по информации источников в ведомстве, легкое замешательство, прежде всего по причине отсутствия каких-либо внятных указаний из столицы. Допускают, что снова, как и в 2014-м, установят блокпосты на дорогах, возьмут под усиленную охрану вокзалы и аэропорты, составят графики усиленного патрулирования улиц, однако пока ничего экстремального не планируют. Под запрет может попасть ночная иллюминация, лазерные лучи подсветки прибрежных ночных клубов и любые фейерверки — накануне Нового года это вряд ли обрадует одесситов.

Встревожены, но спокойны


У памятника «Одесское время» в Городском саду на прошлой неделе

Фото: Максим Иванов, Коммерсантъ

Строго говоря, военное положение в Одессе вводится впервые с окончания Великой Отечественной. Однако по факту Одесса по законам военного времени жила совсем недавно — в 2014 году. Правда, тогда самой формулировки «военное положение» власти, как мы уже говорили, всеми силами избегали. Вместо нее применялись политкорректные эвфемизмы типа «особая ситуация».

А ведь тогда, в 2014-м, обстановка в городе была куда более тревожной, ведь в нескольких сотнях километров кипели активные боевые действия. И не было никаких гарантий, что эскалация конфликта не втянет в него Одессу: одни ждали восстания в городе, другие — морского десанта на побережье или прорыва со стороны Приднестровья. И это были не выдумки досужих обывателей: военные устраивали на прибрежных склонах огневые точки, некоторые участки укрепляли противотанковыми ежами... Доходило и до нелепого: какой-то военный начальник, малознакомый с реалиями приморской местности, приказал вырыть окопы полного профиля на пляже под Одессой. Само собой, наутро окопы до половины наполнились водой…

Сегодня же в военные действия в Одесской области никто, по большому счету, не верит. Даже антироссийски настроенные граждане склонны объяснять введение военного положения политическими играми внутри самой Украины, а не реальной угрозой извне. Есть среди них и те, кто видит в военном положении шанс произвести, наконец, «зачистку Одессы» от «подрывных элементов», о чем в соответствующих кругах мечтают с 2014 года. Правда, и эти радикалы признают: «зачищать» придется, по крайней мере, треть населения, а подобные мероприятия вряд ли осуществимы чисто технически.

В целом же обстановка в Одессе остается, как и просил мэр, достаточно спокойной. Правда, на слухах о военном положении резко взлетел курс доллара до 30 и более гривен, но уже в среду и он пополз вниз.

«Соль и спички» скупать горожане тоже не кинулись. По словам представителя руководства одной из крупных торговых сетей, спроса на продукты длительного хранения и товары первой необходимости не наблюдается. «В 2014-м такие всплески были и даже несколько: в феврале, после событий в Крыму, летом, после Иловайска. Сейчас же структура спроса совершенно нормальная»,— на условиях анонимности рассказывает он.

Общий градус можно обозначить так: горожане встревожены, но не паникуют. И беспредела органов власти в связи с военным положением опасаются больше, чем собственно войны.

Самая популярная тема для беспокойства — будут ли закрывать границы? На носу ведь новогодние праздники, у многих на руках купленные билеты и турпутевки…

Активничают разве что радикалы. Например, представители «Автомайдана Одессы» сообщили о бессрочной акции по блокировке российских водителей — «Найди российскую фуру, обменяй на нашего моряка». В первый свой отчет о незаконной блокировке российских водителей они успели вписать фразу: «Ша, уже никто никуда не едет» — и после этого были сами заблокированы администрацией Facebook.

Слухи грозные, ужасные…


Понятно, что военное положение — главная тема для обсуждений в любой одесской компании, в офисе, в общественном транспорте и, конечно же, в социальных сетях. «Обязательно носите с собой паспорт! Будут проверки документов, могут задерживать!» — пишет один из пользователей популярнейшего одесского паблика «Моя Одесса». Другой уточняет: кроме паспорта желательно иметь при себе военный билет или приписное свидетельство. Третий возражает: приписное вообще лучше куда-нибудь «потерять», да и вместо паспорта лучше носить какой-то другой удостоверяющий личность документ с фото и печатью — дескать, по нему в армию если что не заберут, а вот по паспорту — запросто могут.

«Будьте бдительны! О любых проявлениях сепаратизма и "ватных" настроениях сообщайте в СБУ!» — призывает другой блогер. «Ну вот обо мне уже можешь сообщать»,— с мрачноватым юмором предлагает один из комментаторов. «Опять стукачи активизировались! А еще коммунистов ругают»,— вмешиваются другие одесситы.

Власти пытаются не дать разгореться тлеющим онлайн-страстям, но иногда они от этого лишь разгораются. Так, Южное оперативное командование предупредило одесситов о том, что им могут поступать сообщения о необходимости явиться на призывные пункты. «Указанная информация не соответствует действительности, является провокационной и имеет целью дестабилизировать военно-политическую ситуацию в Украине. Наиболее вероятно, что является делом рук российских пропагандистов и их сторонников»,— говорится в сообщении командования.

Комментируют, разумеется, воскресный морской бой 25 ноября. В частности, особо памятливые онлайн-комментаторы обращают внимание, что ранее задачи по переброске в Азовское море военных кораблей Киев проводил без спецэффектов. Так, бронекатера «Лубны» и «Кременчуг» в свое время перевезли в Азовское море по суше. А когда потребовалось перегнать аварийный корабль управления «Донбасс» через Керченский пролив, то и вовсе соблюдали все формальности, на которых настаивает российская сторона, включая прием на борт российского лоцмана.

Еще одна популярная тема для обсуждения — сравнение карты областей, в которых введено военное положение, с картой электоральных симпатий на выборах президента в 2014-м. Совпадение и впрямь впечатляет: военное положение ввели почти во всех регионах, которые дали мало голосов за Порошенко, а те регионы, которые поддержали действующего президента, его избежали. Есть, правда, исключения: военное положение введено в «лояльной» Виннице, а вот в плоховато голосовавшем за Порошенко Днепропетровске его, наоборот, вводить не стали. Насчет Днепропетровска одесские «пикейные жилеты» сошлись во мнении: «Коломойский договорился». А вот насчет Винницы дискуссии продолжаются.

Ну а, пожалуй, самая популярная шутка нового политического сезона: «Граждане, отставить панику! Во время действия военного положения все коррупционные схемы будут работать в обычном режиме!»

Продолжение следует?


Предположить, во что выльется для Одессы, а тем паче для Украины военное положение, пока сложно. В теории за оставшиеся три с лишним недели может случиться многое — а может и не произойти ничего. Нельзя исключать и третьего варианта: военное положение продлят на более долгий срок. Опыт показывает: продлевать подобные вещи проще, чем их вводить.

В этом смысле не может не вызывать изумления позиция официальных лиц, одновременно убеждающих граждан в двух противоположных тезисах. Первый: военное положение было совершенно необходимо, чтобы государство могло жестко противостоять военной угрозе. Второй: из-за введения военного положения в жизни граждан ничего не изменится.

Очевидно, что вместе и то, и то вряд ли возможно: «жесткие меры» по «борьбе с военной угрозой» почти наверняка затронут частную жизнь граждан. А если этого не будет, то в чем, собственно, будут заключаться «жесткие меры»? Больше того — зачем вообще понадобилась эта кутерьма с военным положением?

Как подсказывает опыт последних лет, в этом, пожалуй, и заключается главный риск ситуации: в любом случае властям Украины нужно будет найти какое-то оправдание для своих радикальных действий. А вот предугадать, каким именно будет это оправдание, нелегко: практика показывает, что воображение у них — даже слишком богатое.

Отсюда и беспокойство. Пока — без паники…

Юрий Ткачев, Одесса


Комментарии