Коротко


Подробно

Фото: Фото из личного архива

Язык как проект

Новое русское слово

"Наука". Приложение от , стр. 44

За последние годы в русском языке появилось много новых заимствованных слов: мы занимаемся шопингом и маркетингом, работаем менеджерами и пиарщиками, получаем гранты и бонусы, пишем посты и блоги, смотрим блокбастеры и триллеры, питаемся вредными гамбургерами с картошкой фри или полезными смузи, ходим в фитнес или увлекаемся кёрлингом. В русском языке вообще много «пришельцев», и даже если мы будем есть не пиццу и суши, а, как и положено русским богатырям, черный хлеб с соленым огурцом, мы все равно не избежим заимствований — ведь слово богатырь пришло к нам когда-то из тюркских языков, хлеб — из германских, а огурец — из греческого. Но массированное и агрессивное вторжение «чужих» слов не может не вызывать раздражение у носителей языка, недаром сейчас многим кажется, что русский язык портится, что нужна активная борьба с заимствованиями, что Государственная дума должна принять закон о запрете использования иностранных слов. В противном случае наш язык погибнет! К сожалению, законодательные запреты в языке не работают, и вообще борьба с иностранными словами, как правило, обречена на провал — даже великому Далю не удалось заменить «чужесловы» горизонт, атмосфера, гимнастика на исконные небозём, колоземица, ловкосилие. Во времена Петра I в русский язык также пришло много новых заимствованных слов, которые в тот момент казались чужеродными, а теперь мы не представляем себе, как можно обойтись без слов алгебра, глобус, армия, контора, матрос и многих других. Русский язык справился с потоком заимствований в XVIII веке, справится и сейчас: ненужные слова не приживутся, а нужные встроятся в систему русской лексики, обрастут русскими приставками и суффиксами и через сто лет станут привычными.

Но изменения в русской лексике не сводятся к появлению новых слов. У хорошо всем известных русских слов за последние годы появились новые значения, причем эти значения дополняют, а иногда полностью меняют семантическую структуру слова. Что означает высказывание Больше позитива, хватит негатива? Что-то вроде — давайте говорить о хорошем, хватит уже о плохом. А теперь открываем «Толковый словарь русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой и смотрим значение слов позитив и негатив: «фотографическое изображение, светлые и темные части или цвета которого отвечают их распределению в действительности» и «изображение на светочувствительной пластинке, пленке, в котором (в черно-белой фотографии) светлые места получаются темными, а темные — светлыми, или (в цветной фотографии) цвета не совпадают с натуральными; пластинка, пленка с таким изображением»! То есть у этих слов в словарях отмечено только явно устаревшее значение — в эпоху цифровых фотографий позитивы с негативами можно увидеть только на картинках. А вот не столь очевидный пример — слово проект. Сейчас проектом чаще называют уже работающий, выполняющий некие задачи коллектив: я хочу работать в вашем проекте; менеджеры проекта. Но ведь словарное значение слова проект (от латинского projectus «брошенный вперед») — то, что еще не осуществлено, план, замысел: проект моста, проект резолюции. Поэтому раньше можно было только работать над проектом, а теперь работают также в проекте или на проекте. Еще пример — слово линейка. Что это такое? Бывают тетради в линейку, линейкой можно померить сторону треугольника, а можно выступить на торжественной линейке. Но в последние годы слово линейка все чаще употребляется в не зафиксированном словарями русского языка значении — набор, диапазон вариантов: продуктовая линейка, линейка товаров.

Новые значения появляются у русских слов чаще всего под влиянием значения их английских эквивалентов: у слов проект и линейка под влиянием слов project и range, у слов альбом (звуковые записи, содержащиеся под одной обложкой и классифицированные по исполнителю, сочинителю или композициям) и интервью (собеседование при приеме на работу) — под влиянием слов album и interview. И таких слов сотни!

Изменения в лексической системе языка, как правило, носят системный характер и связаны с изменениями в общественной системе ценностей. Нам сейчас кажется совершенно нормальным сочетание успешный человек, но ведь тридцать лет назад успешным могло быть только предприятие или начинание. А человек мог быть преуспевающим, но у слова преуспевающий был очевидный оттенок неодобрения. Скажем, преуспевающим писателем я бы скорее назвала того, чьи книги, хотя и издаются большими тиражами, не являются настоящей литературой. Судя по всему, в современном употреблении этот оттенок неодобрения слово преуспевающий утратило: У большинства клиентов вызывают доверие только преуспевающие бизнесмены; Преуспевающие люди одеваются по-разному для определенных деловых ситуаций. Также, по-видимому, утратило оттенок отрицательной оценки не только слово карьера, но и его производные, в том числе очевидно отрицательно окрашенное слово карьерист: пять способов стать успешным карьеристом; пособие для начинающих карьеристов. Кстати о производных — в толковых словарях русского языка советского времени дважды приводится слово карьерный: как прилагательное от слова карьер1 — «самый быстрый конский бег, ускоренный галоп» и карьер2 — «место открытой разработки неглубоко залегающих ископаемых (угля, песка и пр.)»; однако от слова карьера такое прилагательное не предусмотрено. Но если мы обратимся к современным текстам, мы увидим, что подавляющее большинство примеров с прилагательным карьерный — это производные от слова карьера: карьерный рост, карьерная лестница. Общим для всех этих изменений является одно: принятие установки на достижение успеха, вытесняющее внимание к нюансам отношений между людьми. Понятно, почему эти языковые новации коробят людей, ориентированных на традиционные российские ценности, и могут восприниматься ими как «порча языка».

Что же делать лексикографам — авторам новых толковых словарей русского языка? Очевидно, что изменения в значении слов должны найти отражение в лексикографическом описании языка. В то же время ощущение непривычности большинства таких употреблений пока еще сохраняется в сознании многих носителей языка. По-видимому, нормативный словарь не должен игнорировать возникающие новации, но в нем должно быть посредством специальных помет указано, что словоупотребление, ориентированное на новую систему ценностей, воспринимается многими носителями языка (особенно старшего поколения) как «неправильное».

Елена Шмелева, кандидат филологических наук


Комментарии