Коротко

Подробно

На ниве дефицита

Ценовые колебания советского внедорожника

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 70

Дефицит автомобилей и длинные очереди за ними сейчас кажутся такой же забытой реалией Советского Союза времен «застоя», как колбаса за два двадцать или водка за три шестьдесят две. Впрочем, автомобили, в отличие от той же колбасы, все же постепенно дорожали. Это было и естественным явлением — когда выпускали новую модификацию прежней модели. И неестественным — когда государство путем ценовой политики пыталось ликвидировать товарный дефицит. Правда, потом государству иногда приходилось и «включать заднюю».


Иван Баранцев Фото ГАРФ, «АвтоВАЗ» и из архива автора


Не самый приятный сюрприз ждал всех потенциальных автовладельцев 1 июля 1979 года. Стремясь избавиться от дефицита и очередей на автомобили, правительство резко повысило цены почти на все легковые модели в среднем более чем на 1000 рублей, а на «Волгу» даже на 5000 рублей. Это сразу же отсекло всех «неплатежеспособных» граждан, очереди уменьшились, дефицит тоже, а доходы государства возросли. Все бы хорошо, но эффект оказался кратковременным, а последствия — плохими. Если спрос на «Волги» и «Жигули» остался на прежнем уровне, то менее престижные «Москвичи», «Запорожцы», «ЛуАЗы» и «ИЖи» начали терять своих покупателей. Выглядело это действительно странно: новая цена на ЗАЗ-968 в размере 5375 рублей почти равнялась «старой» на ВАЗ-2101, за который до повышения надо было заплатить пять с половиной тысяч. Увеличение цен ударило даже по недавно запущенной в производство «Ниве», подорожавшей с 9000 до 10 300 рублей.



В 1984 году "АвтоВАЗ" выпустил 722 744 автомобиля, перевыполнив запланированный показатель в 719 000 единиц. "Нива" занимала в производственной программе незначительное место, но и по ней план был перевыполнен: вместо 69 000 машин сделали 69 115. Основной продукцией в том году стали "шестерки" ВАЗ-2106, которых выпустили 317 738 штук, а также устаревшие ВАЗ-21013 — их сделали 170 535 штук. На третьем месте - ВАЗ-2105 с показателем 143 728 машин.

Себестоимость автомобиля ВАЗ-2121 "Нива" в 1984 году составляла 2498 рублей. Эта сумма в основном складывалась из покупных комплектующих и полуфабрикатов (1007 рублей), материалов (665 рублей), расходов на содержание оборудования (306 рублей), общезаводских расходов (124 рубля), цеховых расходов (120 рублей) и зарплаты рабочих (113 рублей).

Снизился спрос населения


«Нива» и сегодня находится в числе немногих советских моделей, вызывающих гордость за нашу страну, а тогда, в конце семидесятых, она вообще считалась выдающимся достижением и настоящим прорывом не только советского, но и мирового автопрома. Компактный внедорожник с несущим кузовом и постоянным полным приводом стал родоначальником нового класса автомобилей. Бытует легенда, что японцы из Suzuki подарили создателю «Нивы» Петру Михайловичу Прусову рекламный проспект будущей модели Vitara с надписью: «Крестному отцу этого автомобиля».

Но в начале восьмидесятых ситуация с «Нивой» была не такой уж радужной. Прошло пять лет после повышения цен, и с реализацией этой модели возникли серьезные проблемы, требовавшие решения на самом высоком уровне. 21 декабря 1984 года председатель Совета министров СССР Николай Александрович Тихонов направил в ЦК КПСС докладную записку под грифом «секретно». В ней говорилось вовсе не о ядерных тайнах СССР, а всего лишь о том, что «за последнее время заметно снизился спрос населения на легковые автомобили 'Запорожец' и 'Нива', что привело к замедлению их реализации и образованию больших запасов». По прогнозам ожидалось, что к 1 января 1985 года на заводах и в магазинах будет простаивать шесть тысяч «Нив» и 60 тысяч «Запорожцев». И единственным способом решить эту проблему оказалось снижение цен на эти модели, с чем Совмин уже согласился на заседании 19 декабря 1984 года.

Для производства одной "Нивы" требовалось 1209 кг черных металлов, из них 759 кг приходилось на горячекатаный прокат, а 135 — на литье. Остальное проходило по статье "прочие черные металлы". Весь чермет стоил 403 рубля. Цветных металлов в "Ниве" было 70 кг общей стоимостью 92 рубля. Лакокрасочные материалы обходились в 43 рубля, текстильные — в 25 рублей.

До того вопрос рассматривался сотрудниками министерства финансов, Госплана и Госкомцена. Основные противоречия у чиновников возникли из-за «Запорожца». Самым простым решением казалось возвращение прежних цен, действовавших до 1 июля 1979 года, когда ЗАЗ-968М стоил 3700 рублей, а ЗАЗ-968М-005 — 3200 рублей, но этому воспротивился Госплан, посчитавший, что с тех пор в конструкцию обеих моделей уже внесли много усовершенствований, «улучшивших потребительские свойства», поэтому возвращение к старым ценам необоснованно. Очевидно, в Госплане под этим подразумевали переход от «ушастых» 968 и 968А к «мыльнице» 968М — смена моделей как раз произошла в конце 1979 года. «Нива» же выпускалась с 1977 года без значительных изменений, и по ней подобных разногласий не возникло. Само по себе производство ВАЗ-2121 никогда не было убыточным: себестоимость одного автомобиля в 1984 году составляла 2498 рублей, что было в четыре раза меньше розничной цены.

В итоге остановились на том, что новая цена на «Ниву» будет «старой», то есть 9000 рублей, ЗАЗ-968М будут продавать за 3900 рублей, а ЗАЗ-968М-005 — за 3500 рублей. После такого решения последний сразу стал самым доступным советским автомобилем: ЗАЗ-968М-005 являлся модификацией «мыльницы» со старым и слабым мотором МеМЗ-966Г.

За счет дополнительных доходов


Снижение цен прошло на редкость быстро, без привычной бюрократической волокиты, и даже можно сказать, что молниеносно: постановление Совета министров датировалось 3 января 1985 года и вступало в силу 10 января.

К слову, до этого цены на автомобили понижались только при Сталине, но не для увеличения спроса, а ради улучшения благосостояния советских граждан. Так, «Москвич» модели 400 изначально стоил 10 000 рублей, потом подешевел до 9000 рублей, а потом еще и до 8000 рублей. И только после смерти Отца всех народов «Москвич» подорожал до 9000 рублей, причем поводом для этого стала незначительная модернизация и новый индекс 401. После «Москвича» такие ценовые кульбиты в Советском Союзе выделывали только «Нива» и «Запорожец», да и то по причине нелепых манипуляций правительства с ценами.

Одновременно с решением проблемы спроса на автомобили надо было что-то делать и с уменьшением прибыли, как-никак, а пять лет бюджеты верстались исходя из повышенных цен. Теперь же потери исчислялись в 225 млн рублей. Еще 100 млн рублей государство теряло на уценке нереализованных автомобилей — того самого «большого запаса». О том, как будут компенсированы убытки, в постановлении Совета министров говорилось витиевато: «Возмещение потерь от снижения розничных цен на легковые автомобили и от уценки остатков их в торговой сети, на предприятиях промышленности и автотехобслуживания произвести за счет дополнительных доходов, получаемых от реализации легковых автомобилей 'Волга' и УАЗ населению и на экспорт, имея в виду поставлять вместо них на производственно-эксплуатационные нужды, сельскому хозяйству и внерыночным потребителям легковые автомобили 'Нива' и 'Москвич', а в остальной части — за счет средств, предусмотренных в союзном бюджете на 1985 год на проведение мероприятий по снижению розничных цен на отдельные товары народного потребления».

В переводе с чиновничьего на русский это означало, что ожидавшие «Волги» и уазики различные учреждения, заводы и колхозы получат вместо них по распределению «Москвичи» и «Нивы», а «Волги» и уазики государство продаст частным владельцам или отправит на экспорт. И доход от этого покроет многомиллионные «недостачи» от новых цен на «Ниву» и «Запорожец».

Мошенничество не удалось


Те, кто копили деньги на «Ниву» или «Запорожец», встретили понижение цен с радостью, ведь копить на долгожданный автомобиль теперь надо было значительно меньше. А вот успевшим приобрести их по старым ценам откровенно не повезло.

Даже если сравнить ситуацию с понижением цены на «Москвич», то во многом они окажутся разными. При Сталине «Москвич» дешевел не сам по себе, а вместе с остальными товарами и продуктами, стоимость которых снижали ежегодно. Народ в послевоенные годы постепенно привык к таким хорошим новостям и был уже психологически готов к тому, что купленный за 10 000 рублей автомобиль потом будет стоить дешевле, поскольку дешевеет вообще все вокруг. В случае с «Нивой» и «Запорожцем» оказалось совсем по-другому: кроме этих двух моделей цены ни на что не понизились, за исключением разве что «отдельных товаров народного потребления» из совминовского постановления. Естественно, купившие машины по старым ценам почувствовали себя дураками.

В такой ситуации возникло вполне естественное желание вернуть свои деньги, а поскольку легальным путем это было сделать невозможно, то отдельные личности отважились на криминальный. Именно так поступил сотрудник новосибирской санэпидстанции Александр Александрович Юндалов, о котором мы знаем благодаря газете «Правда» N 359 от 25 декабря 1986 года. После понижения цен он инсценировал угон своей «Нивы», которую вместе с сообщником Короткевичем разобрал на запчасти в гараже областной санэпидстанции, а затем обратился в Госстрах с просьбой выплатить ему страховую сумму в размере 9000 рублей. Видимо, в 1985 году «Нивы» страховали уже по новой цене, но компенсировать разницу Юндалов вполне мог и за счет продажи запчастей. К несчастью для него, милиция раскрыла это мошенничество. Как писала газета, «Юндалов полностью признал свою вину и рассказал, что автомашину ВАЗ-2121 он купил 10 октября 1984 года в магазине за 10 300 рублей. В 1985 году машины этой модели подешевели. Опасаясь, что стоимость может еще более снизиться, инженер решил избавиться от 'Жигулей' и путем обмана завладеть страховой суммой. Мошенничество не удалось. А. Юндалов приговорен к лишению свободы сроком на семь лет. Его сообщник А. Короткевич - на пять лет. У них конфисковано имущество».

Проделав несложное арифметическое действие, можно предположить, что на свободу Юндалов вышел в 1993 году, когда «Нива» снова подорожала. Вот только страна была уже другая, вместе с другими деньгами и ценами.

Первый советский видеомагнитофон «Электроника-ВМ12» выпускался с 1982 года. Несмотря на то что он стоил 1200 рублей, а его производством занималось сразу несколько заводов, за ним тоже выстраивались очереди. Себестоимость видеомагнитофона оказалась выше розничной цены, поэтому первые годы его выпуск дотировало государство. Значительно снизить себестоимость удалось только к 1988 году.

Фотоаппарат «Зенит-Е» был самой массовой зеркальной камерой не только в СССР, но и в мире — его растиражировали в количестве более восьми миллионов штук. Розничная цена «Зенита-Е» в 1980 году с объективом «Гелиос-44-2» составляла 100 рублей, а с объективом «Индустар-50-2» — 77 рублей. Появившаяся в 1980 году версия с олимпийской символикой в комплекте с «Гелиосом-44» продавалась по 110 рублей.

Почти в каждой квартире на стене висел ковер, который был и символом домашнего уюта, и утеплителем, и элементом шумоизоляции, и еще украшением, так как советские обои не отличались приятными цветами и рисунком. В зависимости от размера ковер мог стоить от 200 до 500 рублей, в редких случаях дороже или дешевле. За коврами также выстраивались очереди, нередко их покупали у спекулянтов.

По-настоящему дорогими в СССР были билеты на самолеты единственного в стране перевозчика — «Аэрофлота». Например, билет из Ташкента в Харьков в 1980 году стоил 60 рублей. Средняя цена была чуть ниже. Так, слетать из Ленинграда в Сочи можно было за 42 рубля, из Москвы в Минеральные Воды — за 30 рублей. Самыми дорогими были рейсы из столицы в Магадан — 180 рублей или в Анадырь — 193 рубля.

В советские времена выпускалась моделька ВАЗ-2121 в масштабе 1:43, но не простая, а с прицепом «Скиф». Такой комплект стоил 13 рублей. На коробке было написано, что «Нива» является «комфортабельным автомобилем, рассчитанным на самые тяжелые дороги», а прицеп «легко превращается в просторную палатку с передней общей пл. 13 м2, где размещают спальню на 3-4 человек, кухню и столовую».

Принятый в 1960 году Уголовный кодекс РСФСР пережил развал Советского Союза и действовал в Российской Федерации до 1996 года. Согласно ему, размер наживы для установления спекуляции в обычных размерах составлял от 100 до 2000 рублей, а в крупных размерах - от 2000 до 10 000 рублей. Спекуляцией кодекс называл «скупку и перепродажу товаров или иных предметов с целью наживы».

Комментарии