Коротко


спецпроект

Недобытое непосильным трудом

Что представляют собой участники и антагонисты ОПЕК+

Соглашение ОПЕК+, задумывавшееся в 2016 году как временный формат коррекции нефтяного рынка, все больше похоже на долгосрочное. На встрече в Вене 7 декабря 2018 года по итогам трудных переговоров его участники снова решили сокращать добычу нефти — теперь на 1,2 млн баррелей в сутки (б/с) к октябрю. Квота стран ОПЕК составит около 800 тыс. б/с, остальное придется на государства ОПЕК+, не входящие в картель, в том числе РФ. На этот раз Москва взяла на себя больше, чем раньше — 19% квоты вне картеля, а Ливия, Венесуэла и Иран, наоборот, получили освобождение. Дополнительно ситуацию дестабилизировал выход перед переговорами из ОПЕК Катара, как и накануне первой сделки конца 2016 года — Индонезии. Действующие лица и их ключевые антагонисты — в спецпроекте “Ъ”.

Халид аль-Фалих, министр энергетики Саудовской Аравии, 28 ноября

«Мы собираемся делать все, что необходимо, но только если будем делать это сообща, всей группой 25… Саудовская Аравия не может делать этого в одиночку и не будет делать этого в одиночку... Все хотят найти решение, которое вернет рынку стабильность. Думаю, что люди понимают, если оставить рынок работать по его собственным механизмам без ясности, четкости и коллективного решения, восстановлению баланса на рынке это не поможет».

Хоссейн Каземпур Ардебили, представитель Ирана при ОПЕК, 7 ноября

«Они (Саудовская Аравия и Россия.— “Ъ”) вывели рынок из равновесия. Саудовская Аравия и Россия повысили производство, и цены упали на $15 за баррель… Они обе должны сократить. Минимум, на который они должны сократить, это 1 млн баррелей в день, иначе никто не сможет повлиять на это».

Самир Гадбан, министр нефтяной промышленности Ирака, 31 октября

«Мы готовы сделать все для стабилизации рынка… цена на нефть в текущий момент времени справедлива, она не слишком высока — не $100 за баррель. Не слишком низка — не $30 за баррель… Главным приоритетом мы считаем интересы своей страны, но при этом не собираемся отмахиваться от интересов потребителей».

Ахмед аль-Кааби, представитель ОАЭ в ОПЕК, 20 ноября в интервью эмиратской газете «аль-Байан»

«ОПЕК, скорее всего, договорится о сокращении добычи на встрече в начале декабря, хотя объем сокращения еще предстоит обсудить. ОАЭ готова подчиниться любому решению ОПЕК».

Бахит ар-Рашиди, министр нефтяной промышленности Кувейта, 27 ноября

«Очень рано говорить о любом сокращении (добычи.— “Ъ”) до заседания ОПЕК 6 декабря. Текущая обстановка, скорее всего, будет оказывать давление на цены, поскольку индекс RSI (индекс относительной силы) все еще находится в зоне превышения предложения над спросом».

Мануэль Кеведо, министр нефти Венесуэлы, 11 ноября в Абу-Даби, где проходило заседание мониторингового комитета ОПЕК+

«Добыча нефти в Венесуэле “стабилизировалась” на отметке 1,5 млн баррелей в день (б/д) и к концу ноября увеличится до 1,6 млн б/д. По словам министра, правительство по-прежнему планирует увеличение добычи на 1 млн б/д, но сроки этого изменения теперь изменены: они отодвинуты с конца 2018 года на конец 2019 года».

Эмманьюэл Ибе Качикву, министр нефтяной промышленности Нигерии, 28 ноября

«Сейчас слишком рано говорить о том, будет ли страна участвовать в сокращении добычи… внутри ОПЕК есть абсолютная убежденность в необходимости стабилизации рынка».

Паулину Жерониму, министр нефти Анголы, 27 ноября в интервью государственному агентству LUSA

«Падение цен на нефть — следствие давления со стороны США. Надо подождать ответа ОПЕК по добыче… Саудовская Аравия самостоятельно решила сократить добычу на 500 тыс. баррелей в день. Конечно, другие страны последуют по ее стопам».

Мустафа Гитуни, министр энергетики Алжира, 28 ноября в ходе пресс-конференции Национальной народной ассамблеи Алжира

«Встреча министров завершится рядом решений… На ней произойдет обмен мнениями и изучение последних данных и предложений, чтобы позднее прийти к соглашению, которое устроит всех… Алжир работает над тем, чтобы сблизить точку зрения стран-членов ОПЕК c теми, кто не входит в организацию».

Мустафа Саналла, председатель Национальной нефтяной корпорации Ливии, 20 ноября в эфире Bloomberg

«Сообщество стран ОПЕК осознало проблемы, которые мы испытываем сейчас,— Ливия и так уже сократила свое присутствие на мировом нефтяном рынке больше, чем любая другая страна. Это должно учитываться».

Карлос Перес, министр энергетики Эквадора, 26 ноября

«Интересы государства имеют приоритет перед нашими обязательствами перед ОПЕК. (Но мы поддержим сокращение добычи.— “Ъ”) потому что это скажется положительно (на ценах.— “Ъ”)».

Жан-Марк Тистер-Чикайа, министр нефтегазовой промышленности Республики Конго, 24 июня в ходе объявления о вступлении страны в ОПЕК

«Для Республики Конго радость и огромная честь стать членом ОПЕК и внести свой вклад в поддержание баланса на мировых нефтяных рынках… Серьезные кризисные явления, как те, которым мир был свидетелем совсем недавно, напоминают нам о той важнейшей роли, которую такие институты, как ОПЕК, играют в обеспечении стабильности. Мы горды сотрудничать с мировыми лидерами нефтедобычи».

Мохаммед Баркиндо, генеральный секретарь ОПЕК, 6 июня, в интервью Africa Oil & Power

«Могу сказать, что Габон является ценным и важным членом семьи ОПЕК. Я встречался с президентом Габона — его превосходительством Али Бонго Ондимбой, министром по делам нефти и углеводородов — его превосходительством Уагани Амбуруэ и другими габонскими представителями… Теплая и дружественная динамика этих встреч — доказательство огромного и бесценного вклада, который делает Габон в ОПЕК».

Габриель Мбага Обианг Лима, министр горнодобывающей и углеводородной промышленности Экваториальной Гвинеи, 19 июня на встрече с генеральным секретарем ОПЕК Мохаммедом Баркиндо

«Экваториальная Гвинея гордится возможностью играть важную роль по возвращению стабильности на мировые рынки нефти и остается приверженной укреплению долгосрочного сотрудничества государств-членов ОПЕК и стран, не входящих в организацию».

Владимир Путин, президент РФ, 15 ноября на пресс-конференции в Сингапуре

«По поводу того, нужно ли ограничивать (добычу.— “Ъ”), или не нужно, пока ничего не буду говорить, здесь нужно быть очень аккуратным, каждое слово имеет значение и выражается в доходах федерального бюджета. Но то, что нужно сотрудничать, это очевидно, и мы будем сотрудничать. Формат ОПЕК+ зарекомендовал себя положительно, мы видим это по ситуации на рынке».

Андрес Мануэль Лопес Обрадор, избранный президент Мексики (вступит в должность 1 декабря 2018 года), 27 июля в ходе представления энергетической программы, которую намерен реализовывать с декабря 2018 года

«14 лет назад добыча была на уровне 3,4 млн б/д. Сегодня она 1,9 млн б/д. Мы потеряли 1,5 млн б/д… из-за запущенности энергетического сектора и нефтяной индустрии… Первым делом новая администрация вложится в повышение добычи до 2,5 млн б/д, восстановление 6 НПЗ, работающих сейчас на 30%, и строительство нового НПЗ».

Магзум Мирзагалиев, замминистра энергетики Казахстана, 11 ноября

«Казахстан поддерживает продолжение сокращения добычи в 2019 году. Принятое в 2016 году соглашение было очень правильным и своевременным и соответствовало интересам и экспортеров, и импортеров нефти. Если на этот раз страны договорятся о снижении добычи, Казахстан выступает за сохранение уровней добычи октября-ноября, однако этот вопрос пока находится на рассмотрении. Может быть выбран какой-нибудь средний уровень с начала 2018 года по октябрь включительно. Или, например, период с августа по октябрь. Также Казахстан хочет обсудить возможность особых условий для Кашаганского месторождения, добыча на котором в следующем году, как ожидается, должна вырасти».

Мухаммед бен Хамад ар-Румхи, министр нефти Омана, 11 ноября

«Многие из нас (экспортеров нефти.— “Ъ”) поддерживают это видение (о сокращении добычи нефти.— “Ъ”). Не думаю, что сейчас могу говорить о конкретных цифрах. Нам нужно выработать консенсус».

Парвиз Шахбазов, министр энергетики Азербайджана, 20 октября в рамках мероприятия, посвященного Дню энергетики в стране

«Азербайджан поддержит решение о продлении соглашения ОПЕК+, если оно будет принято. Азербайджан всегда очень серьезно относится к выполнению взятых на себя международных обязательств, и соглашение ОПЕК+ не является исключением. Стабильность рынка нефти в интересах нашей страны. Поэтому мы и присоединились к этой инициативе. Мы считаем, что в этом же направлении могут быть сделаны определенные новые шаги. Время показало, что венское соглашение себя оправдало. Это большое достижение».

Махатхир Мохамад, премьер Малайзии, 12 ноября в интервью телеканалу CNBC (США)

«OPEC неэффективна (в том, что касается стабилизации цен.— “Ъ”). Они всегда конфликтуют друг с другом настолько, что не могут принять решения. Куда важнее (для цен.— “Ъ”) американская добыча сланца».

Мухаммед бен Халифа бен Ахмед аль-Халифа, министр нефти Бахрейна, 11 ноября 2018 года на заседании мониторингового комитета ОПЕК+ в Абу-Даби

«Мы небольшие производители в сделке, и, конечно, мы присоединимся (к сокращению добычи.— “Ъ”). Мы — часть стран, представляющих не-ОПЕК, так что если будет консенсус по данному вопросу, мы определенно присоединимся».

Эзекиел Лул Гаткуот, министр нефти Южного Судана, 21 ноября в ходе встречи с инвесторами в столице страны, городе Джуба

«Мы привлекаем инвесторов и наращиваем производство. Мы занимаемся разведкой в самых разных частях (страны.— “Ъ”). В Южном Судане много свободных месторождений… В Южный Судан надо инвестировать. Мы дружим с бизнесом».

Абдух-Рахман Отман, министр нефти и газа Судана, 13 ноября в ходе конференции ADIPEC в Абу-Даби

«Конечно, мы — часть этой сделки ОПЕК+ по сокращению добычи нефти и уважаем ее, и мы думаем, что это хорошая формула. Тем не менее мы готовы к увеличению производства, мы всегда готовы начать диалог с ними. Всегда можно найти решение для любой страны, испытывающей острую нужду… Но можно было бы и найти решение, которое позволило бы увеличить добычу в контексте нефтяного баланса, в рамках целей, намеченных ОПЕК, это можно сделать».

Дональд Трамп, президент США, 27 ноября в интервью The Washington Post

«Примерно два с половиной месяца назад (цены находились на уровне.— “Ъ”) $82 за баррель, и поднимались, могли достигнуть $100. И… я этого не хотел. И я позвонил (саудовцам.— “Ъ”), и они пустили нефть, и вот мы уже (на уровне.— “Ъ”) $52».

Рейчел Ноутли, премьер провинции Альберта, 2 декабря, объявляя о мерах по защите нефтяной промышленности провинции

«С 1 января провинция вводит обязательное и повсеместное ограничение на добычу нефтяного сырья в размере 365 тыс. баррелей в день… Это краткосрочная мера… Мы верим, что рыночные механизмы — лучший способ установления цен, однако, когда они не работают, когда компании вынуждены за гроши, мы обязаны принимать меры, обязаны защитить нашу провинцию и наши ресурсы».

Цянь Синкун, партийный секретарь Китайского научно-исследовательского института нефтяных технологий, У Муюань, директор Исследовательского института стратегии развития Китайского нефтехимического научно-исследовательского института, доклад опубликован на сайте Государственного управления по делам энергетики Китая 15 ноября

«С момента начала политики реформ и открытости 40 лет назад нефтяная промышленность Китая под руководством Центрального комитета Компартии и Госсовета КНР прошла через период глубокой перестройки. Из планово управляемой она превратилась в движимую социалистическими рыночными силами, из закрытой — в открытую. Масштаб и устойчивость китайской нефтяной промышленности возрос, по уровню технического оснащения она занимает первое место в мире. Удалось вырастить группу компаний, конкурентоспособных на глобальном уровне.
Одним из главных достижений является создание рыночного механизма ценообразования нефти. В результате реформ частота корректировки нефтяных цен ощутимо выросла, чувствительность рынка к колебаниям зримо усилилась».

Жаир Болсонаро, избранный президент Бразилии, вступает в должность 1 января 2019 года, программа Жаира Болсонаро в области новой энергетической политики Бразилии

«Мы преобразим энергетический сектор, превратив его из нынешней централизованной системы с низким инвестиционным доверием в один из основных векторов роста и развития в Бразилии. Petrobras останется государственной компанией, однако значительная часть ее активов в области переработки, потребительских продаж, транспортировки и так далее будет приватизирована. Такая же девертикализация ожидает и газодобывающий сектор, что необходимо для разрушения монополии Petrobras на всю энергетическую производственную цепочку. Налоговая нагрузка на энергетический сектор должна быть снижена».

Элдар Сатре, генеральный директор компании Equinor, 28 ноября, в интервью Reuters на полях отраслевой конференции в Эдинбурге

«На рынке сейчас достаточно хорошее предложение, и в ОПЕК это видят. Скорее вероятно, чем нет, что они захотят сократить производство. Это разумное предположение. Они сократят (производство.— “Ъ”), чтобы оказать влияние на рынок… Наша компания не планирует никаких изменений в связи с ценами на нефть».

Саад аль-Кааби, министр энергетики Катара, 3 декабря в ходе пресс-конференции в Дохе, объявляя о выходе страны с 1 января 2019 года из ОПЕК

«Катар принял решение о выходе из ОПЕК, желая сосредоточиться на развитии добычи природного газа и увеличении производства СПГ с 77 млн до 110 млн тонн в год».

Страны-участники ОПЕК

  • Добыча нефти, млн т в год
  • Доля в мировой добыче, %
  • Доля в добыче странами ОПЕК, %
  • Соотношение потенциальных нефтяных доходов к ВВП, %
  • Потенциальный доход на душу населения, $
  • ОАЭ
  • 176,3
  • 4
  • 6,4
  • 20,3
  • 7791

Страны-участники ОПЕК+

  • Добыча нефти, млн т в год
  • Доля в мировой добыче, %
  • Доля в добыче странами ОПЕК+, %
  • Соотношение потенциальных нефтяных доходов к ВВП, %
  • Потенциальный доход на душу населения, $

Антагонисты

  • Добыча нефти, млн т в год
  • Доля в мировой добыче, %
  • Доля в добыче странами ОПЕК+, %
  • Соотношение потенциальных нефтяных доходов к ВВП, %
  • Потенциальный доход на душу населения, $

Данные по добыче, запасам, ценам и международной торговле нефтью по всем странам, кроме Бахрейна, взяты из BP Statistical Review of World Energy June 2018.
Данные по Бахрейну взяты из OPEC Annual Statistical Bulletin и Reuters (запасы).
Данные по ВВП взяты из статистики World Bank.
Доли в добыче нефти странами ОПЕК и ОПЕК+ приводятся с учетом Катара.
Потенциальные нефтяные доходы рассчитаны как средняя стоимость нефти в указанный год (данные BP), умноженная на объем добычи (данные BP или OPEC).

Над проектом работали:
Рената Ямбаева, Юрий Барсуков, Евгений Козичев, Евгений Федуненко, Евгения Чернышева, Анна Поваго, Михаил Малаев, Елена Федотова, Николай Зубов, Евгений Хвостик, Алена Миклашевская, Яна Рождественская, Кирилл Сарханянц, Артем Косенок, Дмитрий Кучев, Юлия Гадас, Марина Бочарова

обсуждение