Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Чиженок / Коммерсантъ   |  купить фото

Жизненно важный тариф

Чрезвычайные ситуации

"Review Теплоснабжение". Приложение от , стр. 2

Коммунальные аварии в сегменте теплоснабжения, вызванные отсутствием средств в тарифе на ремонт теплосетей, не только парализуют жизнь в небольших населенных пунктах и целых районах крупных городов, но и приводят к человеческим жертвам. Состояние теплосетей невозможно улучшить, не увеличивая инвестиционных возможностей отрасли. Однако пока местные власти размышляют о переходе на новые тарифные методы, износ растет, а с ним и вероятность аварий, в которых могут погибнуть люди.


Смертоносный кипяток


В ночь на 28 сентября в Санкт-Петербурге произошла коммунальная авария. В результате прорыва магистральной теплосети возле дома №20 по Измайловскому проспекту обвалился грунт, в десятиметровой яме оказались два автомобиля, а в расположенное в подвале антикафе «Типичный Питер» хлынул кипяток. В это время в заведении находились четверо сотрудников и трое гостей-студентов. Посетители и сотрудники, сообщал потом Следственный комитет, покинули помещение до затопления, однако один из гостей решил вернуться за пальто своей спутницы, а его друг последовал за ним. Оба 20-летних юноши погибли, сварившись заживо. Следственный комитет Санкт-Петербурга возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть двух и более лиц).

Можно говорить о том, что с точки зрения статистики чрезвычайные ситуации неизбежны. Однако это верно только в том случае, если не прослеживается тенденция, а этот инцидент не единичен. Вот статистика по Петербургу в последующие дни: 30 сентября — прорыв на Васильевском острове: фонтан, о чем свидетельствуют фотографии очевидцев, поднялся на несколько метров, выше крон деревьев. 1 октября трубу с горячей водой прорвало у школы во Фрунзенском районе города, 5 октября — около метро «Московская», 18 октября — в Кировском районе: кипятком залило проезжую часть. 3 ноября коммунальная авария произошла в Колпино, нетрезвый молодой человек, провалившись в яму с кипятком, получил термические ожоги 80% тела. 5 ноября прорвало трубу в Невском районе, повреждено девять машин.

Ситуация в Петербурге, печально известном как «столица гейзеров», не уникальна. В 2016 году в Петропавловске-Камчатском погибли трое восьмилетних детей, провалившись в плохо прикрытую листами ДСП канаву с кипятком. Довольно крупные, хотя и с менее тяжкими последствиями аварии на теплосетях встречаются повсеместно. Только в последние месяцы из-за таких происшествий было отключено 40 домов в Екатеринбурге (район Химмаш, начало октября), 16 октября 56 домов и 4 соцобъекта отключены в уральском Алапаевске, 23 октября — в Твери (11 домов), 24 октября — в Самаре (80 домов). 26 октября выплеснулся кипяток на проезжую часть в Новосибирске, отключены 24 дома и 5 соцобъектов. 29 октября произошла авария в Воронеже (79 домов), 30-го — в Волхове (19 домов). В ночь на 5 ноября в Курске произошел прорыв теплотрассы, отключены жилой дом и детский сад. 7 ноября из-за более масштабной аварии в Петрозаводске без тепла и горячей воды остался целый район (Голиковка). Под отключение подпали 181 жилой дом, 63 административных здания, 4 дошкольных учреждения, одна школа, 5 больниц, одна поликлиника. 12 ноября 70-сантиметровую трубу прорвало в Новосибирске в –15°C, всю округу заволокло плотным туманом, кипяток хлынул на улицы, прохожие едва успели спрятаться в магазин и поликлинику. Отключено 40 домов. 13 ноября аварии произошли в Барнауле (отключены 21 дом и корпус университета) и Иркутске (33 жилых дома, школа и 2 детсада).

В Москве, где все неплохо, прорывы труб тоже случаются, хотя и редко. В конце ноября 2017 года произошел прорыв теплосети на Иркутской улице в Гольяново. Восемь человек пострадали, пять были госпитализированы, в том числе один в тяжелом состоянии. Следственный комитет инициировал масштабную проверку, 900 домов было переведено на резервную схему теплоснабжения.

Износ и недофинансирование


Главная причина гибельных происшествий на теплосетях — большой износ теплосетей. После аварии 28 сентября вице-губернатор Петербурга Игорь Албин говорил, что инфраструктура АО «Теплосеть Санкт-Петербурга» (74,99% — у ТГК-1, 25,01% — у муниципального ГУП ТЭК), к которой относилось аварийное хозяйство, изношена на 70%, около 1125 км труб нуждаются в ремонте или замене. Труба, ставшая причиной смертоносной аварии, была изготовлена в 1992 году и выработала срок службы за год до прорыва, хотя по итогам экспертизы он и был продлен до 2020 года.

Высокий коэффициент износа является следствием масштабного недоинвестирования. В мае в интервью «Интерфаксу» глава ООО «Газпром энергохолдинг» (ГЭХ; (контролирует ТГК-1) Денис Федоров констатировал, что тариф в Петербурге недостаточный. «Инвестпрограмма — 2 млрд руб. Просто смешно»,— говорил он, отмечая, что у находящейся в сходной ситуации московской МОЭК инвестпрограмма — 13 млрд руб. ГЭХ уже не первый год пытается продать городу «Теплосети Санкт-Петербурга» или заручиться инвестициями на необходимом уровне. Однако лишь недавно наметились признаки того, что сделка все же будет заключена: ТГК-1 получит котельные, а город — единую теплосетевую компанию.

Недофинансирование тарифа за тепло не точечная проблема одного, даже крупного, муниципалитета. Платежеспособность потребителя, особенно коммунального (населения), как правило, заметно ниже, чем себестоимость перекладки сетей, которую можно заложить в тариф.

В российских миллионниках, где, за редким исключением, ситуация лучше, чем в менее крупных населенных пунктах, показатель износа все же достаточно высок. В Екатеринбурге в текущем году, по данным замдиректора Свердловского филиала «Т Плюс» Андрея Шмелькова, износ составил 70%, за последние годы он стабилизировался, и этот показатель не растет. Ранее власти говорили, что причина стабилизации — ремонтные работы, проводимые энергокомпаниями. В Новосибирске износ, по данным СГК, также находится на уровне 70%. Несмотря на постоянное недофинансирование тарифа, компания в нынешнем году переложила в городе 43 км труб. В Нижнем Новгороде показатель на том же уровне. Но чем меньше город, тем более сложной оказывается ситуация. Во Владивостоке, по данным мэрии города, несмотря на рост ремонтов (в текущем году энергетики заменили 15 км полностью выработавших свой срок теплосетей), износ постоянно увеличивается. В 2013 году его показатель составлял 74,3%, в 2015-м вырос до 83,5%, в 2017-м — до 87,5%, а в нынешнем году достиг 90%. В Татарстане при достаточно неплохих, по данным первого замминистра строительства, архитектуры и ЖКХ Алексея Фролова, показателях износа в среднем по республике (50–60%) в некрупных муниципалитетах, например в Бугульме, он гораздо выше — 80%. В Кирове и Кирово-Чепецке теплосети изношены на 90%.

Инвестиционный холод


«Россия производит больше тепла, чем электроэнергии, но инвестиции в тепло в семь раз ниже,— говорит глава группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова.— Причина — отсутствие стимулов для инвестиций. Треть теплового хозяйства находится в региональной и муниципальной собственности». Она отмечает также несбалансированность инвестиционных ресурсов. «Доля собственных средств, то есть тарифа, в финансировании инвестиций — 76% при среднем в экономике 51%,— отмечает госпожа Порохова.— Доля займов — 11%, но это преимущественно займы от материнских компаний или займы энергокомпаний, рыночные займы непосредственно для тепловых проектов сейчас практически недоступны. Целых 10% приходится на средства региональных бюджетов, и это тоже показатель того, насколько все плохо, так как региональные бюджеты сами испытывают большие трудности после майских указов». У энергокомпаний непосредственно сейчас есть средства для инвестиций, добавляет эксперт, но вложения в эту сферу остаются непривлекательными, так как конкретики по тарифам все еще нет и понятно, что существенно поднять тарифы не удастся, поскольку, в отличие от электроэнергетики, основной потребитель тепла — население. «Дополнительная проблема — снижение инфляции и успехи ЦБ в таргетировании инфляции,— добавляет Наталья Порохова.— В условиях низкой инфляции вклад тарифов стал выше (до 40%), и это тоже будет ограничителем для опережающего роста тарифов на тепло, доля которых в платежке за ЖКХ — от половины до двух третей».

При этом ремонт теплосетей осложняется еще и систематическими неплатежами потребителей, не позволяющими собрать даже те скудные суммы, которые предоставляют теплоснабжающим организациям тарифные органы. По данным Совета производителей энергии, дебиторская задолженность за поставленную населению тепловую энергию на 1 января составила 139 млрд руб.— это 21% ее стоимости. При этом теплоснабжающим организациям позволяют в тарифе учитывать резерв по сомнительным долгам лишь в 2%, а если будет дан ход законопроекту об основах госрегулирования тарифов, то резерв снизится до 1,5%. Дебиторская задолженность по теплу зачастую поглощает все средства, выделенные на реализацию ремонтных программ. Так, в октябре «Т Плюс» сообщала, что в Кирове долги потребителей за тепло и горячую воду превысили 2 млрд руб., чего хватило бы на финансирование ремонтных программ в течение нескольких лет. 2 ноября глава Минстроя Владимир Якушев заявил о недофинансированности всего сектора ЖКХ. «Сказать, что мы пройдем отопительный сезон на "ура", к сожалению, не могу,— говорил он.— Редкий день, когда у нас не зафиксировано инцидентов в системе ЖКХ. Страна большая, а состояние систем мы с вами знаем».

Наталья Семашко, Евгения Чурапченко


Комментарии
Профиль пользователя