Коротко

Новости

Подробно

Фото: Marko Djurica / Reuters

Сирию распереговорят на четверых

Лидеры Турции, России, Франции и Германии встретятся в Стамбуле

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Саммит лидеров Турции, России, Франции и Германии, посвященный сирийскому урегулированию, состоится сегодня в Стамбуле. Впервые за одним столом переговоров соберутся представители «астанинской тройки» и «малой группы» по Сирии. Идея объединения переговорных площадок звучала неоднократно, но до сих пор совместить разные подходы к урегулированию не получалось. В работе нового формата не принимают участие Иран и США, нацеленные на то, чтобы «выдавить» друг друга из Сирии. С ними переговоры были бы заранее обречены на провал. Но и без них единственный вопрос, по которому реально достичь взаимопонимания,— это ситуация вокруг провинции Идлиб.


Без США и Ирана


Сегодня президенты Турции, России и Франции Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин, Эмманюэль Макрон, а также канцлер Германии Ангела Меркель обсудят возможные сценарии урегулирования сирийского конфликта. Находившийся вчера в Москве и встретившийся с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым глава оппозиционного Сирийского комитета по переговорам (СКП) Наср аль-Харири излучал оптимизм по поводу стамбульского саммита. «Это очень важная встреча. Главная задача — это политическое урегулирование. Если его удастся достичь, то будет создана возможность для решения всех остальных вопросов»,— рассказывал он журналистам. Между тем пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков предостерег от завышенных ожиданий, заявив вчера: речь пока идет лишь о «совмещении различных форматов для сверки часов, обсуждения, попытки нащупать общие темы».

Как рассказал пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын, главной целью станет «выработка новых формул политического урегулирования конфликта». В сообщении пресс-службы Кремля указывалось, что будет обсуждаться также создание условий для возвращения сирийских беженцев домой. Москва не скрывает, что заинтересована услышать от партнеров по переговорам поддержку своего плана (включая выделение средств на восстановление Сирии), тогда как приоритеты Парижа и Берлина — это переход власти в Сирии. Так, согласно заявлению Елисейского дворца, в Стамбуле пойдет речь о ситуации в Идлибе и активизации политического процесса — ни о возвращении беженцев на родину, ни о послевоенной реконструкции Сирии в Париже не упомянули.

Глава СКП Наср аль-Харири вчера де-факто поддержал позицию Запада, сказав: «Мы хотим, чтобы беженцы вернулись. Но для этого нужна и конституция, и свободные выборы». А один из лидеров сирийской вооруженной оппозиции, полковник Фатех Хассун заявил “Ъ”, что «результаты саммита не оправдают всех надежд России, но окажут позитивное влияние на вопросы, связанные с конституцией, демилитаризованной зоной, беженцами, борьбой с радикальными группировками».

Обсуждения на саммите пройдут без США — одного из значимых участников сирийского урегулирования. Впрочем, как показал состоявшийся в четверг телефонный разговор Эмманюэля Макрона с президентом США Дональдом Трампом, американскую позицию представит Франция: расхождений между ними по сирийской теме нет. Сложнее с Ираном, власти которого не скрывают обиду на то, что переговоры пройдут без них. «Ни одна сторона не может оставить за бортом Иран в вопросах, касающихся Сирии»,— сказал в среду помощник главы МИД Ирана Хосейн Джабери Ансари, отметив: никто не может «изменить геополитическую реальность», в которой Иран тесно связан с сирийским урегулированием. Намек был в первую очередь на США, которые дали понять, что не уйдут из Сирии, пока там есть иранское присутствие.

Роль Ирана не устраивает не только США, но и сирийскую оппозицию. «Тегеран не хочет политических решений сирийского конфликта. Ему выгодны проблемы и кризис,— заявил “Ъ” живущий в Москве сирийский политолог Махмуд аль-Хамза, близкий к оппозиционерам.— Очевидцы происходящих событий говорят, что Сирию "держит" Иран, а не Россия. Франция и Германия не могут ничего делать без США. Россия и Турция без Ирана — могут, но не во всей Сирии». По словам господина аль-Хамзы, если бы США более активно участвовали в сирийском урегулировании, то «вместе с Россией заставили бы и Иран принять участие в этом процессе».

Между тем советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина в разговоре с “Ъ” парировала: «Оппозиция продолжает терять территории, лишилась значительной части зарубежного финансирования и теперь пытается свалить ответственность за это на кого-нибудь другого. Но Ирану на самом деле выгодно завершение кризиса в Сирии. И в этом смысле интересы Ирана вполне совпадают с российскими». По словам госпожи Супониной, «скорее можно говорить о том, что США не заинтересованы ни в восстановлении единства Сирии, ни в восстановлении разрушенной инфраструктуры, ни в нахождении решения этого кризиса».

От деэскалации к конституции


Турция хотела провести четырехсторонний саммит еще в начале сентября. Тогда, по официальной версии, графики лидеров четырех стран не совпали. Однако, скорее всего, им просто нечего было сказать друг другу. На тот момент в Сирии была реальна угроза начала широкомасштабной военной операции по возвращению под контроль Дамаска зоны деэскалации в Идлибе. Со стороны западных стран постоянно звучали заявления о возможном применении проправительственными силами химического оружия. Россия, напротив, уверяла, что провокацию с химоружием готовят террористы.

В итоге в середине сентября Москва и Анкара нашли компромиссный вариант решения проблемы Идлиба. Был подписан меморандум о создании на границах зоны деэскалации демилитаризованного района, из которого к 10 октября должно было быть выведено тяжелое вооружение, а к 15-му — все радикальные группировки. И если первый пункт по большому счету реализован (за исключением небольшого района на северо-западе), то со вторым все оказалось сложнее. Впрочем, как неоднократно подчеркивал Сергей Лавров, в том, что сроки реализации меморандума могут быть сдвинуты, нет ничего страшного. На этой неделе в сирийских СМИ появилась новая дата исхода террористов из демилитаризованной зоны. И она совпадает с датой саммита в Стамбуле. Таким образом, сегодня Турция сможет отчитаться о проделанной работе.

Но даже если этого не произойдет, Анкара и Москва наверняка раскроют западным партнерам свои дальнейшие планы, чтобы получить добро на ликвидацию оставшихся в Идлибе террористов. Франция и Германия, так же как Россия и Турция, заинтересованы в том, чтобы иностранные боевики, воюющие в Сирии, не вернулись домой. Однако им нужна уверенность, что в Идлибе не будет массовых жертв среди мирного населения и что эта территория не вернется — во всяком случае пока — под контроль Дамаска. Вчера на заседании Совбеза ООН постпред Сирии при организации Башар аль-Джафари заявил: «У нас есть полное право вернуть под свой контроль Идлиб, когда мы посчитаем это необходимым».

Гарантом того, что это случится как можно позднее, может выступить Турция, заинтересованная в том, чтобы Идлиб играл роль оплота вооруженной сирийской оппозиции. Москва бы предпочла другой сценарий, но у нее пока нет выбора, так как уничтожение террористов в приоритете. Кроме того, впереди непростая борьба по вопросам политического урегулирования, и России необходимо сохранять единый фронт с Турцией, чтобы противостоять возросшей активности на этом поле США и Европы.

Основные баталии разворачиваются вокруг конституционного комитета, решение о формировании которого было принято в январе в рамках Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. США и Европа настаивают на скорейшем начале работы комитета, чтобы ускорить политический переход власти в Сирии. Позицию Москвы же вчера подтвердил постпред РФ при ООН Василий Небензя, заявивший: «Нет никаких оснований для установления искусственных сроков в формировании комитета. Его невозможно навязать на условиях, противоречащих воле самих сирийских сторон».

Однако сделать так, чтобы состав комитета устроил все стороны конфликта и региональных посредников, непросто. «Комитет должен состоять из трех равных частей. Части, предложенные режимом (Башара Асада.— “Ъ”) и оппозицией, уже готовы. Остается треть, которая представляет гражданское общество,— вокруг нее спор и разногласия. Режим здесь ведет себя нагло, не проявляя уважения даже к России»,— заверил “Ъ” Махмуд аль-Хамза. Елена Супонина же отметила, что «сирийское правительство сейчас имеет крепкие позиции (на фронтах.— “Ъ”), поэтому полагает, что может претендовать на большее» при формировании комитета. Представитель турецкого президента Ибрагим Калын вчера выразил надежду на то, что прорыв по этой теме все же произойдет — и именно на стамбульском саммите.

Пока ожидается, что первое заседание новой структуры состоится в конце ноября накануне отставки спецпосланника генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, чьей задачей и было согласование состава комитета. Но самое интересное будет впереди: как будет строиться работа комитета, кто его возглавит, будет ли обсуждаться новая конституция (этого хочет оппозиция) или же будут вноситься правки в старую (на этом настаивает Дамаск). Вопрос и в том, найдут ли общий язык со сменщиком господина де Мистуры все заинтересованные стороны. В Стамбуле четыре лидера смогут высказать свои взгляды на это. Но очевидно, что каждый останется при своем мнении.

Марианна Беленькая, Стамбул; Дина Марганова, Павел Тарасенко


Комментарии
Профиль пользователя