Бюджет по новому счету

Счетная палата подвергла законопроект арифметической и курсовой критике

Обнародовано заключение Счетной палаты (СП) на проект бюджета на 2019–2021 годы — это первый такой документ после смены ее руководства. Чрезвычайно подробное заключение выглядит менее убедительно как макроэкономическая критика бюджета и более убедительно с точки зрения заявленной системной цели СП — стратегического аудита: выводы команды Алексея Кудрина о нацпроектах в бюджете отмечались уже при работе над ним летом 2018 года, а доработка нацпроектов будет продолжаться и в 2019 году.

Критика проекта бюджета Счетной палатой под руководством Алексея Кудрина убедительнее в стратегической части, чем в макроэкономической

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ  /  купить фото

Обнародовано заключение СП на проект бюджета, утвержденное коллегией палаты 11 октября. Документ СП интересен в свете заявленной новым главой палаты Алексеем Кудриным новой стратегии органа парламентского аудита — напомним, СП заявила о намерении контролировать исполнение правительством целей майского указа президента Владимира Путина и нацпроектов.

Заключение СП в 2018 году (более 1400 страниц) большей частью по идеологии совпадает с прежними заключениями палаты: это рутинная, полностью выполняющая существующий мандат СП и крайне продуктивная критика технических положений бюджета. Вторая составляющая — блок замечаний макроэкономического характера. Исторически у СП существовали разные взгляды на возможность содержательной критики правительственного курса в таких заключениях, и в этом смысле заключение 2018 года продолжает практику руководства СП Татьяной Голиковой.

Впрочем, технические возможности палаты в этой сфере, очевидно, очень ограничены: из заключения практически невозможно понять, основываются ли претензии СП к положениям, например, бюджетного прогноза Минэкономики на альтернативных моделях или же они произвольны.

Так, в заключении высказывается мнение о том, что «существенное снижение нефтяных цен может приводить к более существенной коррекции курса» рубля к доллару, но исключительно со ссылкой на рыночную ситуацию 2014–2015 годов. Ряд положений этой части заключения чрезвычайно спорен — как, например, пассаж «проведение Минфином в 2018 году операций по покупке валюты усиливало нестабильность курса рубля, так как дополнительно увеличивало спрос на иностранную валюту»: к сожалению, сжатый формат заключения не дает возможности восстановить логику СП, на основании которой сделано заключение. То же касается и инфляционных оценок СП, и соображений по отраслевому росту, и оценок масштабов структурных сдвигов в ВВП — замечания СП выглядят более арифметическими, чем экономическими.

Оценка же СП «включенности» нацпроектов в бюджет и исполнимости целей майского указа — новая часть документа, которая фиксирует сомнения в том, что бюджет в представленном виде в состоянии обеспечить выполнение целей указа. При этом опубликованный в понедельник отзыв Высшей школы экономики на проект бюджета содержит сходный вывод с гораздо более подробной аргументацией, в первую очередь ссылаясь на недостаточный рост расходов на образование и здравоохранение в 2019–2021 годах. Проблема оценок СП в этой части в основном связана с текущим состоянием нацпроектов: значительная часть их расходов сейчас «в резерве» (это отмечают и в ВШЭ) и с большой вероятностью в 2019 году будет корректироваться. При этом Минэкономики в ноябре 2018 года должно будет дать ответ на тот же вопрос, в ответе на который уже сейчас сомневается команда Алексея Кудрина — достижимы ли «национальные цели» при таком проекте бюджета.

Дмитрий Бутрин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...