Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Это совершенно невинное произведение, не задевающее ничьих нежных чувств»

Режиссер Алексей Красовский — в интервью “Ъ FM”

от

Черная комедия про блокадный Ленинград: в российском кинематографе разгорается очередной скандал. В СМИ и соцсетях активно обсуждают новый фильм режиссера Алексея Красовского, известного по работе «Коллектор» с Константином Хабенским. Картина «Праздник» рассказывает о том, как некая привилегированная семья встречает Новый год в разгар войны. Сам автор в описании признает, что это комедия «местами черная, но чаще светлая и новогодняя». Сюжет и жанр возмутили многих известных россиян, в том числе актрису Марию Кожевникову и радиоведущего Сергея Стиллавина. Режиссер Алексей Красовский в эксклюзивном интервью «Ъ FM» заявил, что его картина не может никого оскорбить, а скандал нужен кому-то для отвлечения внимания от насущных проблем.


— Я так понимаю, что «черная комедия про блокадный Ленинград» — не совсем та характеристика, которой заслуживает картина. О чем она на самом деле?

— Она будет о людях, которые в тяжелое для страны время живут припеваючи, у них все хорошо. Они собираются справить Новый год, но начинаются некоторые неприятности, когда в дом приходят, скажем так, обычные люди. Это если очень коротко. Если убрать из описания сюжета собственно номенклатуру, чиновников и вот этих «буржуа», да, останется комедия про блокадный Ленинград, что и пытаются выдать все люди, которым непременно нужно раздуть скандал и отвлечь внимание людей этой обычной картиной.

— Жанр «комедия» действительно имеет отношение к картине?

— Да, действительно имеет отношение, и слово «сатира» имеет отношение, даже еще большее.

— На ваш взгляд, почему появилось словосочетание «черная комедия»?

— Когда мы обращались на Planeta.ru, в описании я сказал, что в ней есть «черные» моменты, есть «светлые» и так далее. Но факто того, что есть «светлые» моменты, люди как-то затерли, забыли, и я понимаю, что для сенсации сгодится именно первое слово — «черные».

— На какой стадии сейчас находится картина, и как вы оцениваете шансы того, что ее увидят зрители?

— Картина находится на стадии монтажа. Что касается шансов, я думаю, что когда все наши запретительные структуры посмотрят картину, они убедятся, что оскорбляться там совершенно некому и нечем. Это совершенно невинное произведение, не задевающее ничьих абсолютно нежных чувств. На мой взгляд, шансы велики. Но, опять же, в нашей стране может произойти все что угодно, с кем угодно и как угодно.

— Вы уверены, что ваша картина не заденет чувства блокадников, людей, у которых родители или бабушки, дедушки пережили эту трагедию?

— Я на 200% уверен, что моя картина никого не заденет, если люди ее посмотрят. Задевают пересказы, причем очень неверные, содержания, или оскорбляют толкования. Я сам оскорблен этим толкованием, оно меня тоже задевает, но оно не имеет никакого отношения к моей картине. С таким же успехом меня можно обвинить еще в миллионе разных грехов и не просить оправдаться. К счастью, ветеранов и блокадников это кино даже развлечет, и очень надеюсь, что оно им понравится.

— Как в итоге решился вопрос с финансированием?

— Мы закрыли, хотя и могли оставлять открытым, сбор средств. Мне хотелось показать, что у нас идет честная, абсолютно открытая работа над картиной. Поскольку мы не нашли достаточно смелых людей и компаний, которые бы согласились участвовать в этом — все были уверены, что после «Матильды» и других запрещенных картин здесь произойдет та же истерия — ввязываться в эту историю не захотели. Наверное, мы могли бы заработать на скандальной сенсации недостающие на постпродакшн деньги, но сейчас у нас эти деньги есть. Я работающий и регулярно снимающий режиссер, у меня есть деньги — на эти гонорары я и снимаю эту картину. В частности, этот конкретный фильм снят на мои и деньги оператора, мы выступили в качестве продюсеров картины.

— Новое, сейчас популярное слово «хайп» повышает узнаваемость кинематографического произведения. Вы предпочли бы, чтобы такой узнаваемости не было, или признаете, что картине в плане доступности зрителю это пойдет даже на пользу?

— Если картину отделять от режиссера, не думать о том, доживет режиссер до премьеры или нет, то, наверное, картине это пошло на пользу. «Коллектору» пошел на пользу этот скандал. Наверное, благодаря этой истерии о картине действительно как-то узнали, она не прошла незамеченной. То, что происходит сейчас, мне не очень нравится. Но я понимаю, что задача — максимально отвлечь от действительно насущных проблем чем угодно и как угодно.

Алексей Красовский признался «Ъ FM», что в последние дни ему поступают десятки угроз от пользователей соцсетей.

Беседовал Григорий Колганов


Комментарии
Профиль пользователя