Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Сотрудники Русского музея вынесли двор из избы

Реконструкция с участием Всемирного банка оспорена в суде

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Как стало известно “Ъ”, Всемирный банк согласовал победу АО «Ренессанс-Реставрация» в отборе генподрядчиков на право реализации скандального проекта реконструкции двора-колодца Михайловского дворца Государственного Русского музея (ГРМ). Компания выиграла контракт стоимостью 1,12 млрд руб., по которому $2,5 млн оплатит Всемирный банк, остальное — федеральный бюджет. Но сотрудники музея и градозащитники заявляют об угрозе сохранности охраняемого ЮНЕСКО памятника и музейных фондов. Иски к петербургской администрации о незаконном согласовании стройки назначены к рассмотрению Куйбышевским райсудом Санкт-Петербурга.


Контракт с АО «Ренессанс-Реставрация» на реконструкцию Сервизного двора Михайловского дворца будет заключен на этой неделе, сообщил “Ъ” Алексей Васильев, директор Фонда инвестиционных и строительных проектов (ФИСП; уполномоченный Минкультом и Минфином заказчик строек с участием Всемирного банка). Компания предложила выполнить работы за 1,12 млрд руб. ($16,97 млн по курсу ЦБ на 13 октября) — дешевле, чем холдинг «Возрождение» Игоря Букато (1,35 млрд руб., или $20,46 млн), но дороже, чем консорциум, созданный ООО «Ресстрой» и группой компаний «Геоизол» (10,51 млрд руб., или $15,93 млн), который, однако, не прошел квалификационный отбор (см. “Ъ” от 7 августа). АО «Ренессанс-Реставрация», крупный подрядчик строек Минкульта и ФИСП, в 2015–2018 годах выиграло шесть других софинансируемых Всемирным банком подрядов на 3 млрд руб. Кроме того, его соучредитель Алексей Герасимов является совладельцем «Фирмы ПИК», которая в августе получила в качестве единственного участника конкурса самый крупный в этом году строительный подряд Русского музея стоимостью 27 млн руб. (на реконструкцию вестибюля возле домовой церкви Михайловского замка).

Банк согласовал итоги конкурса и готов вложить в обустройство двора ГРМ $2,5 млн (сейчас это около 165 млн руб., менее 15% зафиксированной в рублях суммы).

Почти в такую же сумму (158,6 млн руб.) обойдется частичный переезд музея на время стройки, так что фактически она полностью финансируется из федерального бюджета. По словам господина Васильева, зона реконструкции должна быть передана подрядчику не позднее января 2019 года, для этого требуется переселить ключевые экспозиции ГРМ и фондохранилища плюс огромную библиотеку в другие принадлежащие ГРМ дворцы. Но тендеры для обеспечения переезда не объявлены, и упаковка музейных ценностей не ведется. 96 сотрудников музея летом призывали директора ГРМ Владимира Гусева отказаться от этих планов (см. “Ъ” от 23 июля и 3 августа). В частности, говорилось, что недопустимо перевозить одну из лучших в стране коллекций картинных рам без предварительной реставрации. Но 11 октября и. о. директора Анна Цветкова, заместитель главы ГРМ по развитию и связям с общественностью, приказала поставить уникальные рамы на бухгалтерский учет. «Приказ приравнивает 3 тыс. уникальных экспонатов к хозинвентарю и позволяет перевезти их в этом статусе»,— считает старший научный сотрудник ГРМ Оксана Лысенко. 9 октября в служебной записке господину Гусеву (есть у “Ъ”) подчиненные напоминали, что в ГМИИ имени Пушкина, Третьяковской галерее и других крупнейших музеях рамы стоят на музейном учете. В записке говорится, что главный хранитель ГРМ Ольга Бабина «грозит расформированием отдела рам и увольнениями, если сотрудники не прекратят критику в адрес администрации, планирующей реконструкцию и срочное перемещение собрания картинных рам, грозящее разрушением многим произведениям». Госпожа Бабина на звонок “Ъ” не ответила.

Ведущие научные сотрудники отдела древнерусского искусства ГРМ Ирина Шалина и Надежда Пивоварова вместе с журналистом Михаилом Золотоносовым обратились в Куйбышевский райсуд с исками к комитету по госиспользованию и охране памятников (КГИОП) правительства Петербурга о незаконности утверждения «предметов охраны» памятника федерального значения и согласования проекта, разработанного по заказу ГРМ. По официальной версии, его концепция одобрена городским советом по сохранению культурного наследия, но истцы и ряд членов совета, ознакомившихся с проектом, считают, что совет согласовывал его не в том виде, в котором он подан в КГИОП. Суд назначил рассмотрение дела на 29 октября.

КГИОП, допустив стройку, нарушил право граждан на доступ к объекту культурного наследия «в его подлинном, неискаженном переделками виде», говорится в иске. Проект предусматривает многочисленные «проломы в стенах» для создания новых дверей, закладку окон или их превращение в двери с разборкой кирпичной кладки, что исказит облик двора, а также интерьеры в трех из четырех сохранившихся оригинальных залах работы Карла Росси. Проектом ликвидируется круговой обход экспозиции по парадной анфиладе дворца, на внешнем фасаде «устраивается эвакуационный выход на улицу из существующего окна в Михайловский сад», а дворцовый интерьер полностью видоизменяется.

В ФИСП пояснили, что устроить дополнительный эвакуационный выход потребовали пожарные. Однако ранее Музей Суворова при поддержке КГИОП успешно судился в таких случаях с МЧС, добившись замены аналогичных предписаний «иными компенсирующими мерами, не наносящими ущерба зданию-памятнику». Истцы также считают недопустимой перепланировку двора ГРМ — неотъемлемого элемента памятника. С их точки зрения, заявленная администрацией ГРМ цель проекта — устройство конференц-зала на 84 места и создание лифта для инвалидов — необоснованна при наличии двух подъемных устройств в Михайловском дворце и пяти залов для проведения конференций в этом и двух других дворцах ГРМ.

«Вместо сохранения объекта готовится проламывание исторических стен, изменение облика фасадов и кровли, уничтожение светового двора и исторических охраняемых интерьеров по рисункам Росси»,— считает Михаил Золотоносов. В ФИСП иски комментировать отказались, в ГРМ и КГИОП — оперативно прокомментировать не смогли. «Иск в суд — крайняя мера, но, учитывая бездействие прокуратуры и ее нежелание видеть явные нарушения, приходится перенести вопрос в судебную плоскость,— говорит Ирина Шалина.— Везде, куда мы жаловались, нам отвечают, что руководство ГРМ и Минкульт действуют строго по закону, поскольку проект согласован КГИОП. А мы хотим доказать, что согласование КГИОП — преступное действие и сговор с администрацией ГРМ и Минкультом».

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя