Коротко


Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

«Ребята находятся в легком трансе»

Правозащитник в эфире «Ъ FM» — об условиях содержания Павла Мамаева и Александра Кокорина

от

Футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина поместили на карантин в СИЗО «Бутырское». Это стандартная процедура, в такой специальной камере они пробудут около десяти дней. Об этом «Коммерсантъ FM» сообщили в Общественной наблюдательной комиссии Москвы. После этого футболистов, а также младшего брата Кокорина — Кирилла — переведут в обычные камеры для подследственных. Ведущий Марат Кашин узнал подробности у зампредседателя ОНК Евы Меркачевой.


— В каких условиях находятся задержанные?

— Сейчас Павел Мамаев, Александр Кокорин и его брат Кирилл находятся в СИЗО на карантине в трех разных камерах. У каждого из задержанных есть сосед. Все эти люди арестованы по статьям небольшой тяжести, это обычно 158-я — «кража», и есть еще один человек, который является злостным неплательщиком алиментов. То есть они сидят с теми, кто украл что-то, и с теми, кто не платил алименты.

На самом деле, к ребятам с пониманием отнеслись даже конвоиры, которые отметили, что за такое преступление — хулиганство — редко арестовывают и помещают в СИЗО. Но это, конечно же, не означает, что все будут испытывать симпатию к ним в изоляторе. Мы даже предположили, что есть несколько возможных вариантов развития событий.

Например, в изоляторе есть большие камеры, рассчитанные на 40-60 человек, и обычно в них какое-то количество людей спит на полу. Я очень сомневаюсь, что население этих камер встретит их настолько радушно, что будет готово отдать койку, а кто-то согласится переселиться на пол. Но надеемся, конечно, что этого не произойдет. Как бы то ни было, в одном из этих вариантов при лучшем развитии событий их встретят все-таки нормально, не только потому, что они спортсмены, футболисты и в принципе интересные парни, но и потому, что они состоятельные люди. Очень важно в больших камерах, чтобы был кто-то, кто может снабжать всех остальных заключенных провизией, какими-то вещами, поскольку основной контингент — это люди очень бедные.

— Видимо, такая роль уготована и Кокорину, и Мамаеву?

— Я думаю, да. Кстати, Мамаеву уже передали передачку с продуктами и какими-то средствами личной гигиены. Это очень здорово, потому что в первый день редко кому так везет. Я так полагаю, что как только они заедут в большие камеры, то начнут их обеспечивать, поскольку будут считаться богатенькими сыночками.

— А они могут отказаться? И если да, то что с ними будет?

— Я думаю, что они не откажутся. Во-первых, я видела в таких камерах состоятельных людей, которые в принципе не понимали, что такое делиться с кем-то, но которые через пару дней начинали раздавать остальным всю свою провизию, и даже не просить, чтобы те оставили им какой-то кусочек.

Таковы правила тюремного общежития, и если их не выполнять, то рискуешь оказаться в категории «обиженных», в категории униженных людей.



Поверьте, все согласны отдать все, что угодно, только бы не попасть в эту касту.

— Могут ли футболисты попасть в малонаселенные камеры?

— Такие камеры есть, но распределяют туда арестованных, исходя не из категорий «обеспеченный» или «необеспеченный». Обычно исходят из того, что человек, например, проходит по какой-то сложной статье и ему сложно найти подходящих сокамерников. Ведь по федеральному закону люди должны находиться в камере с соседом, которого обвиняют примерно в таких же преступлениях.

Так что малонаселенные камеры обычно отводятся осужденным по серьезным статьям, например, «терроризм». Там есть даже целый спецблок, где находятся подобные персонажи. Есть коридор так называемых «пожизненных заключенных», тех, которых уже осудили к пожизненному сроку и, может быть, даже отправили сначала в колонию отбывать наказание, но потом вернули обратно, например, для кассации либо же по новому эпизоду, который вскрылся.

В данном случае нас тревожит, конечно, судьба ребят, потому что нам хотелось, чтобы их не использовали в том смысле, про который я говорила, как «сладких булочек». Такой термин придумали для того, чтобы описать состоятельные заключенных.

— Скажите, пожалуйста, как настроены Павел Мамаев и Александр Кокорин? Они думают, что очень скоро выйдут из СИЗО, или готовы все два месяца там провести?

— Вы знаете, изначально у них был настрой, что все-таки их не арестуют. Они очень надеялись и хотели в это верить, а их арестовали.

Поэтому они, честно говоря, в легком трансе, и, мне кажется, после этого ареста они уже «поприземлились» и не ожидают ничего хорошего в своей судьбе.

Кстати, с одним из них — с Кириллом Кокориным — уже даже беседовал психолог, забирал потом на индивидуальные какие-то разговоры. Это означает, что психологическое состояние явно не в порядке. Старший брат Александр, в свою очередь, очень за него переживает и постоянно про него спрашивает. Я думаю, что он считает себя виновным в том, что брат оказался в такой ситуации.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз