Коротко


Подробно

Фото: AFP

Разоружение укрепляет позиции в Идлибе

Из демилитаризованной зоны в Сирии вывели тяжелую военную технику

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Вчера завершилась реализация первого этапа российско-турецкого соглашения по сирийскому Идлибу — последней из четырех зон деэскалации, еще не вернувшейся под контроль Дамаска. Террористы и сирийская оппозиция вывели тяжелое вооружение из демилитаризованной зоны, о создании которой договорились президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на встрече в Сочи в середине сентября. Подписанный в их присутствии меморандум позволил избежать широкомасштабной военной операции по возвращению провинции Идлиб под контроль Дамаска. Следующим шагом должен стать уход из демилитаризованной зоны террористов.


Минобороны Турции вчера отчиталось о выводе сирийскими оппозиционерами и террористами тяжелого вооружения из демилитаризованной зоны в районе Идлиба. Пункт о выводе танков, реактивных систем залпового огня и иного вооружения содержался в меморандуме, подписанном 17 сентября в Сочи в присутствии президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. Согласно документу, новая демилитаризованная зона глубиной 15–20 км должна быть создана внутри зоны деэскалации. «Анкара реализует шаги по обеспечению устойчивого и долгосрочного мира в Идлибе в соответствии с договоренностями в Сочи»,— заявили в турецком военном ведомстве.

Сирийская оппозиция отчиталась о выводе вооружения еще 9 октября. «Тяжелое вооружение отведено, бойцы фронта, вооруженные легким оружием, укрепили свои позиции на переднем крае»,— рассказал представитель «Фронта национального освобождения» (объединил большую часть группировок вооруженной оппозиции в Идлибе) Наджи аль-Мустафа в интервью арабской газете «Аль-Хаят».

Как ранее пояснили “Ъ” собеседники в сирийской оппозиции, отвод тяжелого вооружения на 15–20 км не представлял особой проблемы, так как при необходимости его очень быстро можно вернуть на исходные позиции. При этом базирующаяся в Лондоне сирийская «Обсерватория по правам человека» утверждает: джихадистские группировки спрятали часть вооружения в горных районах Латакии в надежде, что тщательная маскировка скроет тайники от российских и турецких военных, в чьи обязанности входит мониторинг за соблюдением соглашения. Возможно, поэтому в Москве пока не готовы подтвердить полный вывод вооружения. По словам официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, российские эксперты проверяют информацию. «К настоящему времени из демилитаризованной зоны ушли более 1 тыс. боевиков, выведено около 100 единиц боевой техники»,— сообщила она вчера.

Следующая ключевая дата — 15 октября. К этому числу демилитаризованную зону должны покинуть «все радикальные террористические группы». Добиться этого будет сложнее, чем отвода вооружений. «Реализация этого пункта соглашения — головная боль Турции. Известно, что процесс идет непросто, протурецкие силы несут потери»,— сказал “Ъ” источник в Дамаске, знакомый с ситуацией. Неслучайно глава МИД РФ Сергей Лавров вчера не исключил, что момент, когда демилитаризованная зона заработает в полном объеме, может сдвинуться. «День-два не играют никакой роли, в любом случае важнее качество этих работ и, главное, что они идут»,— сказал он.

Еще на прошлой неделе арабские СМИ сообщили, что зонтичная террористическая организация «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ), в которую входит и «Джебхат ан-Нусра» (обе группировки запрещены в РФ), согласилась без шума покинуть демилитаризованную зону, хотя публично некоторые лидеры джихадистов отвергают сочинские соглашения. Как отмечают источники «Аль-Хаят» в сирийской оппозиции, не все силы внутри ХТШ готовы соблюдать меморандум и они покидают эту структуру, присоединяясь к другим группировкам. У большинства этих людей нет другого выбора, кроме как воевать до конца. «Куда денутся террористы? Пока из этой демилитаризованной зоны они уходят дальше в провинцию Идлиб. Больше пока идти им некуда»,— сказал в интервью «РИА Новости» заместитель главы МИД РФ Сергей Вершинин.

Для вооруженной оппозиции и турецкой стороны здесь ключевое слово «пока». Территория, которую делят между собой вооруженные группировки в Идлибе — как признанная оппозиция, так и радикалы,— постоянно сужается, и столкновения между ними неизбежны.

Но главное, как пояснили “Ъ” источники, близкие к оппозиции, существуют опасения, что радикальные элементы, которым некуда отступать из Идлиба, могут своими действиями дать повод Дамаску и Москве нанести удар по зоне деэскалации вопреки сочинским соглашениям.

Поэтому в рядах оппозиции не теряют надежды на то, что российские и турецкие военные найдут вариант, при котором террористы (в первую очередь те, у кого нет сирийского гражданства) смогут покинуть Идлиб и вернуться на родину либо отправиться в сторону Афганистана или куда-то еще.

Такой вариант, однако, уже исключил Сергей Лавров. Российские дипломаты не скрывают, какая судьба ждет несогласных с сочинским меморандумом. «Террористы, которые не сложили оружие и продолжают свои вылазки, должны быть либо арестованы, либо уничтожены»,— сказал «РИА Новости» заместитель главы МИД РФ Михаил Богданов. Российский военно-дипломатический источник “Ъ” говорит, что в целом предпосылок для проведения полномасштабной военной операции в Идлибе нет, совместное патрулирование является «эффективной мерой», хотя периодические вылазки боевиков создают напряженность, «но это не может являться основанием для развязывания боевых действий, хотя право на уничтожение боевиков в случае возникновения угрозы жизни российским или турецким военным сохраняется в полной мере».

В сирийской оппозиции считают, что такая постановка вопроса усложняет уход радикалов из демилитаризованной зоны. Настораживают оппозиционеров и заявления российских дипломатов о том, что подписанный меморандум — временное решение и рано или поздно Идлиб должен вернуться под контроль сирийских властей (Анкара настаивает на том, что статус-кво в этом районе должен сохраниться до смены власти в Сирии). В беседах “Ъ” с представителями оппозиции как основной лейтмотив звучит недоверие к России и неуверенность за свое будущее. И это касается не только Идлиба, но и вопросов, связанных с политическим урегулированием, прежде всего формированием конституционного комитета. В оппозиции считают, что Москва намеренно тянет время.

Марианна Беленькая, Иван Сафронов


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз