Коротко


Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

«Без переезда из "Олимпийского" уже не обойтись»

Генеральный директор Кубка Кремля Яков Шатхин о настоящем и будущем турнира

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В субботу в Москве начинается самый престижный российский теннисный турнир «ВТБ Кубок Кремля». В этом году из-за реконструкции спорткомплекса «Олимпийский» он прощается со стадионом, на котором неизменно проводился с 1990 года. Генеральный директор ЗАО «Кубок Кремля», вице-президент Федерации тенниса России Яков Шатхин в интервью корреспонденту “Ъ” Евгению Федякову рассказал об особенностях предстоящего турнира, назвал требования, которые предъявляются к его новой арене, и описал некоторые детали предстоящего переезда.


— Еще недавно считалось, что проведение под крышей в Москве объединенного мужского и женского теннисного соревнования уровня Кубка Кремля за пределами «Олимпийского» практически нереально. Но в нынешнем году спорткомплекс из-за реконструкции прощается с теннисом такого масштаба, а новое место проведения турнира пока не объявлено. Правильно ли считать, что он оказался на грани выживания?

— Конечно, нет. «ВТБ Кубок Кремля» был, есть и останется. Это знаковое, первое в новейшей российской истории крупное международное ежегодное спортивное соревнование, которое по определению не может исчезнуть просто так. Могу точно сказать, что турнир будет проводиться в Москве, хотя и на другой площадке, и обретет свое новое, надеюсь, не менее привлекательное лицо. Другое дело, что определенная ностальгия сейчас, конечно, присутствует. Ведь «Олимпийский» — особое, намоленное теннисное место, где наши спортсмены провели немало замечательных поединков, а болельщики пережили огромное количество ярких эмоций. По опыту организации матчей на Кубок Дэвиса и Кубок федерации могу сказать, что люди, которым интересен теннис, до сих пор охотнее всего шли именно сюда. И не потому, что другие стадионы в Москве плохие — просто так сложилась жизнь. Но она не стоит на месте, и мы обязаны двигаться дальше.

— Поговорим немного о нынешнем турнире. Общая стоимость его проведения, как и в прошлом году, составляет порядка 500 млн руб.?

— Да. При этом вклад нашего титульного спонсора банка ВТБ, без которого турнир не смог бы существовать, составляет 271 млн руб. Это очень большая сумма, которую мы как организаторы с точки зрения интересов ВТБ пытаемся использовать максимально эффективно. Я имею в виду и продажи билетов, которые по сравнению с прошлым годом возросли на 40%, и такие показатели, как, например, упоминания в СМИ. Кроме того, для нас очень ценна помощь, которую оказывают правительство Москвы и Министерство спорта России. Скажем, деньги, необходимые на аренду «Олимпийского», который, кстати, в этом вопросе всегда обеспечивал нам щадящий режим, выделяет город. При этом не стоит забывать, что, в отличие от двух петербургских теннисных турниров, которые проводятся в разное время в современном зале, мы вынуждены строить своими руками VIP-зону и другие объекты турнирной инфраструктуры.

— Насколько обоснованным, с вашей точки зрения, выглядит решение о реконструкции спорткомплекса?

— Мы прекрасно понимаем, что иначе не получится. Слишком много накопилось проблем. Без переезда из «Олимпийского» уже не обойтись.

— Сроки реконструкции и то, в какой именно объект превратится крытый стадион после ее окончания, вам неизвестны?

— Нет. Хозяева «Олимпийского» официально об этом не объявляли, а пользоваться слухами мне не с руки. Могу сказать лишь одно: хочется, чтобы «Олимпийский» вернулся в строй как можно быстрее.

— Когда Ассоциация теннисистов-профессионалов (ATP) и Женская теннисная ассоциация (WTA) должны быть проинформированы о том, какая арена примет турнир через год?

— Время уже поджимает. К концу месяца мы обязаны определиться. Переезд нашего офиса из «Олимпийского» начнется не позднее 1 января. А непосредственная подготовка к следующему турниру идет уже сейчас. Иначе мы просто не успеем подготовиться, ведь работы предстоит очень много.

— Можете сформулировать требования, которые предъявляются к залу?

— Одним из важнейших критериев для нас является близость к метро. Ведь если оно находится в отдалении, то основная масса зрителей в Москве на стадион просто не доедет, особенно в будние дни. Поэтому, кстати, нам не подошел вариант с двумя залами в Крылатском, хотя Москва была готова предоставить их в наше распоряжение. Вместимость трибун центрального корта должна составлять от 6 тыс. до 8 тыс. человек, а общее количество кортов — не менее восьми. В «Олимпийском», кстати, мы можем постелить лишь семь площадок, поскольку еще для одной просто не хватает места. Однако ATP и WTA в данном вопросе шли нам навстречу, и расписание матчей не вызывало нареканий.

Какие еще объекты вами рассматривались, но по каким-то причинам не подошли?

— Ну, например, просто потрясающий конгрессно-выставочный комплекс «ВДНХ Экспо» — пожалуй, единственный объект, который подходил по всем параметрам. Однако у нас нет столько денег, чтобы арендовать его в течение месяца, который требуется для подготовки и проведения турнира. К тому же там давно расписан график выставок и других мероприятий. Иными словами, мы просто не выдерживаем конкуренции. Изучили подробнейшим образом и хоккейный «Парк легенд». Там есть два зала, между ними можно было разместить VIP-ресторан, а рядом поставить временное воздухоопорное сооружение с несколькими кортами. Однако ничего не получится, поскольку в «Парке легенд» в октябре играют в хоккей ЦСКА и «Спартак».

— И на чем в итоге вы остановились?

— На данный момент на легкоатлетическо-футбольном комплексе ЦСКА. При этом не исключено, что полуфиналы и финалы будут сыграны на хоккейном стадионе «ВТБ Арены», которая по идее вот-вот должна войти в строй. Надеюсь, что в ближайшем будущем «ВТБ Арена» будет способна принять весь турнир с начала до конца. Но для этого там требуется достроить несколько других объектов — гимнастический зал и другие.

— Вы уверены, что ATP и WTA одобрят вариант переезда Кубка Кремля в другой зал прямо по ходу турнира?

— На следующей неделе в Москву по нашему приглашению прилетит исполнительный вице-президент ATP Элисон Ли, которая отвечает в этой организации в том числе за российское направление. Мы покажем то, что предлагаем сделать, и выслушаем ее рекомендации, которые будут иметь ключевое значение для принятия окончательного решения.

— Мнение представителей профессиональных туров может стать единственным препятствием для переноса решающих матчей на «ВТБ Арену»?

— Нет. Все придется еще раз внимательно просчитать. Не забывайте, что могут возникнуть проблемы с логистикой. Но сегодня практически ясно, что весь турнир пройдет в легкоатлетическо-футбольном комплексе ЦСКА. Кроме того, нужно заручиться согласием спонсоров, для которых подобный вариант может оказаться невыгодным. Во-первых, появится серьезный риск снижения привлекательности турнира в первые дни. А во-вторых, придется фактически дублировать внутреннее оформление зала. К тому же не забывайте, что на будущий год «ВТБ Кубок Кремля» пройдет в 30-й раз и в течение недели наверняка будет запланировано сразу несколько мероприятий, посвященных этой круглой дате.

— 15 лет назад ЛФК ЦСКА был реконструирован. Тем не менее не смущает ли вас состояние объекта, открытого еще в 1979 году, за несколько месяцев до «Олимпийского»?

— Мы были там. Внимательно посмотрели, где можно организовать автомобильную стоянку, VIP-ресторан, оценили, что можно и нужно сделать, исходя из нашего опыта. Разумеется, у армейского манежа есть свои недостатки. В частности, требуют решения отдельные бытовые вопросы. Зато безусловным достоинством комплекса является то, что в нем есть возможность провести весь турнир под одной крышей. К тому же там очень просторный холл. И если мы выберем именно ЛФК, то постараемся использовать его внутреннее пространство так, чтобы спортсменам и зрителям было максимально удобно. Определенный опыт у нас, кстати, уже имеется. Три года назад в Иркутске мы проводили матч Кубка Дэвиса против сборной Италии именно в легкоатлетическом манеже, и с точки зрения организации там все было в порядке.

— А дворец «Мегаспорт», который находится неподалеку от ЛФК, в качестве центрального корта использовать нереально?

— Мы думали об этом, но там играет в хоккей московское «Динамо».

— Можно ли считать, что в связи с ростом продаж билетов в текущем году будет улучшен прошлогодний показатель посещаемости — более 77 тыс. болельщиков?

— Надеюсь. В этом году у нас хороший женский состав во главе с первой ракеткой мира румынкой Симоной Халеп, да и молодые российские теннисисты, надеюсь, созрели для победы на домашнем турнире. Все-таки надо понимать, что российскую публику интересуют прежде всего свои игроки. У женщин четыре года подряд наши теннисистки доходили минимум до финала (в 2014 году турнир выиграла Анастасия Павлюченкова, в 2015-м и 2016-м — Светлана Кузнецова, а в 2017-м Дарья Касаткина уступила в финале немке Юлии Гёргес.— “Ъ”). Надеюсь, что теперь в плане заполнения трибун нам основательно помогут мужчины. Во всяком случае, лично меня обнадеживают уровень игры и последние результаты как Карена Хачанова, так и Даниила Медведева.

— Но сейчас, в отличие от прошлого года, в Москву не приедет Мария Шарапова. Ее отсутствие будет серьезным ударом по турниру?

— Мы не боксеры и выдержим любой удар. Хотя, конечно, трудно отрицать, что присутствие такой фигуры, как Мария Шарапова, порадовало бы нас. В прошлом году она, кстати, была восхищена тем, насколько тепло к ней относятся в Москве, после поражения в первом круге слезно обещала нам вернуться и до последнего хотела сдержать обещание, хотя агент Марии в переписке с нами сообщал, что она имеет определенные проблемы со здоровьем. В конце концов медицинский консилиум настоятельно рекомендовал ей сделать паузу. Тут мы уже были бессильны.

— А пригласить, скажем, Новака Джоковича, на которого в Москве наверняка пошел бы самый избалованный зритель, вам не позволяют финансовые возможности?

— Не только. Джоковичу просто не имеет смысла терять целую неделю, чтобы заработать те рейтинговые очки, которые может предложить Москва, стоящая в расписании ATP сразу после шанхайского «мастерса». А повысить категорию мужского турнира в силу разных причин, прежде всего финансовых, нам пока не удается.

— Год назад в «Олимпийском» поменялось покрытие, которое вызывало определенные нарекания со стороны некоторых игроков. Как обстоит дело в нынешнем году?

— Покрытие TP Surface, имеющее среднебыстрый отскок и зелено-фиолетовую цветовую гамму, сохранилось. Тут надо отметить, что в любой стране при выборе покрытия учитываются прежде всего интересы своих спортсменов. Наш турнир в этом смысле не исключение. Женщины, повторяю, в Москве добиваются успеха регулярно, а сейчас мы, надеюсь, полностью удовлетворим и запросы наших мужчин. Во всяком случае, матч Кубка Дэвиса против сборной Белоруссии проходил в «Лужниках» на том же самом покрытии. И наших ребят оно устраивало.

— Запланирована ли какая-то особенная церемония прощания турнира с «Олимпийским»?

— Конечно. Она состоится в день финала. Практически все, в том числе музыкальное оформление, уже готово. Надеюсь, что зрителей, которые соберутся в «Олимпийском», ждет немного грустный, но приятный сюрприз.

— Куда переедет офис Кубка Кремля, который сейчас находится в «Олимпийском»?

— Для нас уже готовится помещение на территории Национального теннисного центра имени Хуана Антонио Самаранча. Там же находится и офис Российского теннисного тура, и, по мнению президента ФТР Шамиля Тарпищева, будет логично, если два этих подразделения окажутся рядом. Кроме того, сейчас мы занимаемся поиском складских помещений для хранения кортов, которые придется вывозить из «Олимпийского» после окончания турнира.

— А что происходит с Дворцом тенниса, строительство которого в НТЦ заморожено уже более двух лет? Со стороны этот объект на Ленинградском шоссе выглядит крайне непрезентабельно.

— Если то, что построено на сегодняшний день, попросту сгниет, дело кончится плохо. Шамиль Тарпищев пытается решить данный вопрос в различных инстанциях, существует даже поручение президента России. Однако пока остаются барьеры, которые преодолеваются с трудом. То, что страна, которая по количеству олимпийских медалей, завоеванных за последние 30 лет в теннисе, идет на втором месте после США, не имеет достойного теннисного центра, выглядит по меньшей мере странно.

— Насколько в целом устойчиво на данный момент финансовое положение ФТР?

— Если говорить о спорте высших достижений, то благодаря вице-президенту ФТР Андрею Бокареву мы достаточно прочно стоим на ногах. Разработана контрактная система с игроками, в подготовке которой с подачи все того же господина Бокарева участвовали зарубежные юристы. Правда, не все молодые теннисисты эти договора подписывают. Возражают агенты. Но мы же не можем давать деньги просто так, без каких бы то ни было обязательств со стороны игроков.

— В текущем году под флаг Казахстана перешли сразу два молодых таланта, которые еще в прошлом году выигрывали крупные юниорские турниры, выступая в составе сборной России. Это Тимофей Скатов, прошлогодний чемпион Европы в возрастной категории до 16 лет, и Елена Рыбакина, доходившая в нынешнем году до четвертьфинала St Petersburg Open и победившая там седьмую ракетку мира француженку Каролин Гарсию. Как в руководстве ФТР восприняли эти потери?

— Настроения они нам, конечно, не добавили. В принципе теннисистов можно понять. Профессиональный спорт — это эксплуатация собственного здоровья с целью достижения определенных целей, в том числе для того, чтобы обеспечить себе достойную жизнь по окончании карьеры, которая в среднем продолжается 10–15 лет. В то же время думаю, что подобные переходы должны более строго регламентироваться Международной федерацией тенниса. С моей точки зрения, категорически неправильно, когда одна страна скупает таланты, уже заигранные за юниорские сборные другой страны. По большому счету это подрывает всю систему мирового тенниса.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз