Коротко


Подробно

Фото: Piroschka van de Wouw / Reuters

В шпионском романе появляются новые главы

Что известно о подозреваемых в серии кибератак на Западе

от

Солсберецкий «турист Петров» оказался военным врачом Мишкиным — международная группа журналистов представила новое расследование о личностях подозреваемых в отравлении Скрипалей. Как утверждают репортеры британского агентства Bellingcat и российского издания Insider, им удалось установить настоящее имя второго подозреваемого. Мишкину 39 лет, он родился в Архангельской области и получил медобразование в одной из военных академий. На этом фоне разворачивается и другой скандал с россиянами, высланными из Нидерландов. Власти европейской страны называют их сотрудниками ГРУ и подозревают в серии кибератак. Российский МИД настаивает, что это обычные технические специалисты и называет поездку рутинной. Какие вопросы остаются к этому делу? Разбирались Елена Иванова и Анастасия Парфенова.


Для голландских и американских властей они — российские хакеры, шпионы, пойманные за руку на спецоперации в Гааге. Но глава российского МИД Сергей Лавров утверждает, что за боевых взломщиков выдали обычных IT-шников.

Сергей Лавров, глава МИД России:

Это была рутинная поездка, они не прятались. Их задержали, ничего им не объяснили и попросили уехать. Все это выглядело, честно говоря, как недоразумение. В апреле в связи с этим инцидентом никаких протестов, никаких демаршей не предпринималось.

Четырех россиян задержали в середине апреля у штаб-квартиры ОЗХО. Багажник их Citroen был напичкан техникой — ноутбуки, мощный аккумулятор, десятки проводов. По версии западных спецслужб, они пытались взломать сети организации и украсть документы о «деле Скрипалей». В МИД же утверждают, что они всего лишь тестировали информационные системы посольства. Но зачем техперсоналу дипломатические паспорта? Тем более выданные специально: как обратили внимание журналисты, у двоих визитеров документы отличались на одну цифру. В МИД это назвали распространенной практикой.

Как поясняет бывший дипломат Сергей Орджоникидзе, специалисты, которым доверяют проверку безопасности посольства, имеют доступ к гостайне, а, значит, должны быть защищены от возможных проблем дипломатическим статусом: «Посольство в Нидерландах очень маленькое. Многие сотрудники, занимающиеся IT в таких учреждениях, имеют дипломатические паспорта в силу закрытости их работы. Там нечего смотреть, в секретариате этой организации толком ни черта сами-то не делают — они отправляют все в национальные лаборатории.

Что там разведывать, непонятно».

Получается, российские власти намекают, что даже если в Голландии были сотрудники ГРУ, то они занимались не шпионажем, а отстаивали интересы страны. Но руководителю Агентства кибербезопасности Евгению Лифшицу эта версия кажется странной. По его словам, проверить системы можно было и дистанционно: «Зачем тестировать Wi-Fi в собственном посольстве, есть и другие методы, с помощью которых можно удаленно проверить на безопасность свои шлюзы. Для этого можно нанять специализированную компанию, которая удаленно проверит прошивки этих роутеров на возможные потенциальные угрозы. Это целый комплекс мер, это не делается одной железячкой».

Впрочем, даже российская версия не объясняет многие детали в этом деле: ни почему людей задержали с оборудованием возле здания ОЗХО, ни зачем один из сотрудников пытался уничтожить телефон. Так с чем мы имеем дело — с крупным провалом спецслужб или с провокацией? Теоретически возможны оба варианта, отметил генерал-майор КГБ в отставке Алексей Кондауров: «Бывают, что прокалываюся, конечно, по тем или иным причинам: или сотрудников спецслужб сдает агентура, или сами не аккуратно себя ведут, или их кто-то подставляет. В данном случае они могли иметь агентуру где-то здесь в центре. Доказательств этого мы не имеем и иметь не будем».

Россия традиционно заявляет о провокации. Вместе с тем, ясно, что после истории со Скрипалями ей вряд ли удастся изменить мнение Запада. Тем более и в российской прессе появляются новые данные об этой истории. Так, журналисты центра «Досье» утверждают, что второй секретарь посольства хорошо знаком с Анатолием Чепигой, которого журналисты считают одним из подозреваемых в отравлении Скрипалей, скрывавшимся под именем Руслана Боширова. Хотя для российских властей подобные публикации в прессе — не доказательство.

Российский МИД в понедельник вручил ноту протеста послу Нидерландов в Москве. В ответ на это Рене Джонс-Бос дала четкий сигнал о необходимости прекратить кибератаки.

В лондонской полиции публикации британского агентства Bellingcat и российского издания Insider по поводу того, что второй подозреваемый в отравлении Скрипалей — военный врач из ГРУ, комментировать не стали. Но тема активно обсуждается в британских СМИ.

Колумнист The Times прямо называет Мишкина «Доктором смерти» и «мрачной версией Гиппократа». Он также отмечает, что это, пожалуй, первая деталь во всем расследовании, которая говорит об осторожности агентов при проведении операции.

Медицинская подготовка Мишкина хорошо укладывается в версию о попытке отравления, добавляет The Guardian. Издание напоминает, что «Новичок» — один из самых опасных ядов, созданных в лаборатории.

Как отмечает The Telegraph, если личность Петрова действительно будет раскрыта, то это станет очередным конфузом для Владимира Путина и всех представителей России, которые отвергают версию британских властей и пытаются дискредитировать расследование атаки в Солсбери.

На этом фоне The Independent вспоминает историю второго подозреваемого — Руслана Боширова, предположительно, полковника ГРУ Анатолия Чепиги. Издание подробно рассказывает, как российский спецназ, в составе которого был Чепига, штурмовал военный аэродром в Севастополе в 2014 году.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз