Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Испытание дружбой

Юрий Барсуков о сделке «Газпрома» и OMV

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Вынужденное решение «Газпрома» отменить сделку по обмену активами с OMV и вместо этого напрямую продать австрийской компании 25% в двух блоках ачимовских залежей Уренгойского месторождения открывает перед наблюдателями крайне интересные перспективы. Ведь мы наконец-то узнаем, как высоко «Газпром» ценит этот свой актив, потому что впервые за него (возможно) заплатят «живыми» деньгами. А вот для компаний это сплошная головная боль.

Исходно OMV должна была получить ачимовские блоки, в которых на ее долю приходится 560 млн баррелей запасов газа и конденсата и 80 тыс. баррелей в сутки добычи (должна начаться в 2021 году). В обмен «Газпром» получал 38,5% в норвежских активах OMV — это 71 млн баррелей запасов (из них 45% нефть) и 30 тыс. баррелей в сутки добычи (по итогам 2017 года). А добыча в Норвегии — это шельф с высокими затратами, которые в любом случае будут больше, чем рублевые расходы на освоение ачима (OMV оценивала OPEX менее чем в $2 за баррель нефтяного эквивалента).

История поставок советского и российского газа в Европу

Читать далее

Заинтересованность OMV в этой сделке была всегда понятна, а интерес «Газпрома» собеседники “Ъ” в отрасли объясняли необходимостью укрепления партнерства с дружественной европейской компанией и ее основным акционером — правительством Австрии. OMV сейчас является финансовым инвестором проекта «Северный поток-2» и обязана вложить в газопровод до €950 млн. Это весьма существенная сумма для средней по меркам отрасли компании, чьи общие капвложения составляют около €2 млрд в год.

В прошлом году OMV уже купила свой первый российский актив — 25% в Южно-Русском месторождении — за €1,7 млрд (тогда нефть стоила $56 за баррель против $83 сейчас). По запасам эта доля сопоставима с будущей долей OMV в уренгойском ачиме, причем в первом случае речь идет о сухом газе, а для ачима 30% добычи составит более дорогой конденсат. Даже с учетом инвестиций в разработку доля в ачиме, исходя из сделки по Южно-Русскому, должна стоить, видимо, не менее €1,3 млрд. Крайне интересно, готова ли OMV при текущем напряженном бюджете заплатить эти деньги, или мы увидим сложную сделку, из которой нельзя будет понять ее реальную стоимость.

Я согласен, что «Северный поток-2» имеет огромное значение для развития бизнеса «Газпрома» на его основном рынке. Но в какой степени, если вообще в какой-то, дружба с OMV и с Австрией гарантирует, что «Северный поток-2» будет успешно построен? У меня нет ответа на этот вопрос. Но, мне кажется, было бы лучше, если бы продажа OMV доли в ачиме была закрыта не в первом квартале 2019 года, на что рассчитывает глава OMV Райнер Зеле, а в первом квартале 2020 года — когда должен быть запущен «Северный поток-2». Тогда сделка будет честной.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз