Коротко


Подробно

Фото: Сергей Бровко / Коммерсантъ   |  купить фото

ИГ присматривалось к семьям пилотов

Бомбежки террористов в Сирии хотели остановить с помощью заложников в России

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Как стало известно “Ъ”, раскрыв группировку сторонников запрещенного в России «Исламского государства» (террористическая организация, ИГ) в Уфе, сотрудники ФСБ предотвратили не только готовившиеся ими теракты в двух пассажирских автобусах, но и нападения на семьи пилотов военной авиации, бомбивших боевиков в Сирии. Перед арестом террористы как раз обсуждали с заказчиками акции, находящимися в этой стране, что им делать с женщинами и детьми, которые окажутся у них в заложниках.


Идейным вдохновителем террористов, согласно их же показаниям, являлась пенсионерка Асма Шарипова, сдававшая выходцам из Узбекистана свой дом в садовом товариществе «Рица» под Уфой. Шарипова, утверждал на следствии и в суде Азамат Ишбаев, признанный ее подельником, упрекала его и других мужчин за то, что они не ведут «джихад», призывая их ехать в Сирию и воевать за ИГ. Повлиять на мужчин, ей, впрочем, сразу не удалось, зато в Турцию с надеждой перебраться потом в Сирию отправилась подруга Ишбаева, слышавшая все эти разговоры. Причем ее поездку, как следовало из показаний Ишбаева, оплатила все та же пенсионерка.

Впрочем, один из свидетелей обвинения, несовершеннолетний, дело в отношении которого было прекращено, утверждал, что Ишбаев все-таки увлекся идеями ИГ еще до встречи с Шариповой — осенью 2015 года. С помощью мобильного приложения Zello он часто общался с людьми, перебравшимися в Сирию, отправил одному из них $500, смотрел в интернете видеозаписи казней «неверных» и одобрял их. Шарипова, по словам свидетеля, только укрепила веру Азамата Ишбаева.

Сам Азамат Ишбаев уехать в Сирию не мог, так как у него не было загранпаспорта. Сирийские друзья пообещали сделать ему киргизский паспорт, запросив 60 тыс. руб., которые нужно было отправить на определенный банковский счет. Ишбаеву помогла с деньгами пенсионерка. Однако документ, поездку в Сирию и вступление в ИГ ему предложили еще и отработать, совершив в Уфе теракт. По наставлениям из Сирии в феврале 2016 года Ишбаев изготовил бомбу, которую испытал, взорвав в лесу.

Через некоторое время, по данным ФСБ, к заговорщикам должен был примкнуть еще один фигурант дела — проживавший в Самаре гражданин Узбекистана Зокиржон Парпиев. Приятель последнего, уже перебравшийся в Сирию, связавшись с Парпиевым, сообщил ему о схроне, в котором в коробке из-под телевизора находятся автомат, тротил, а также паспорта Киргизии, которые тот должен был привезти в Уфу и передать Ишбаеву. Впрочем, до столицы Башкирии Парпиев так и не добрался — автомат и тротил сотрудники ФСБ нашли у него под кроватью.

Не дождавшись взрывчатки из Самары, Ишбаев, по данным следствия, решил ее делать из селитры, используя опыт, полученный на испытаниях в лесу. Согласно показаниям самого террориста, вначале Ишбаев планировал изготовить две бомбы, оставить их в сумках в рейсовых автобусах и подорвать их дистанционно. Затем заговорщик решил сделать одну, но большой мощности бомбу, вызвать легковое такси и убить водителя. Заряженную взрывчаткой машину вместе с телом оставить на рынке и подорвать, чтобы подозрения пали на мертвого таксиста. Наконец, согласно третьему варианту, злоумышленник хотел нанять уже грузовое такси, в котором отправить куда-нибудь в людное место металлическую трубу длиной около 2 м, начиненную взрывчаткой. Сам он должен был ехать за грузовиком и активировать бомбу, когда в зоне ее поражения окажется много людей. Однако в итоге было решено, что для «входного билета» в ИГ хватит подрыва и одного автобуса. При этом в случае, если на него выйдут сотрудники правоохранительных органов, сдаваться живым Ишбаев не собирался. По данным следствия, он постоянно носил с собой гранату, оставленную ему знакомым, уехавшим в Сирию. Причем для увеличения ее мощности к корпусу гранаты изолентой были прикреплены дополнительные поражающие элементы.

Однако, не рассчитывая, что с помощью теракта удастся остановить бомбежки в Сирии, заговорщики отрабатывали и другие варианты воздействия на органы госвласти. Так, согласно показаниям несовершеннолетнего, которого участники ОПГ пытались привлечь к своей деятельности, они нашли в интернете фотографии и адреса семей двух военных летчиков, принимавших участие в сирийской кампании, которые проживали в Челябинске и Екатеринбурге. «Ишбаев интересовался у людей из Сирии, как ему поступить при захвате семьи летчика, а именно, что делать с его детьми и супругой. Спрашивал, можно ли по шариату убивать женщин и детей»,— отмечал свидетель.

При этом следует отметить, что ни один из зловещих планов заговорщикам осуществить не удалось, а в подготовке похищений членов семей летного состава их даже обвинять не стали. Тем не менее за совершение преступлений террористической направленности по приговору Приволжского окружного военного суда Азамат Ишбаев получил 16 лет строгого режима, штраф в 500 тыс. руб. и дополнительное наказание в виде ограничения свободы на один год десять месяцев после отсидки. Зокиржону Парпиеву дали 13 лет, обязав выплатить государству 300 тыс. руб. Асма Шарипова получила срок на три года меньше, но не строгого, а общего режима, штраф в 200 тыс. руб. и год ограничения свободы.

Не согласившись с приговором, защитники осужденных обратились в Верховный суд России. Они, в частности, утверждали, что обвиняемые, к которым якобы применялись незаконные методы в ходе допросов, оговорили себя и других, а на самом деле никакого террористического заговора не было. Ишбаев просил ВС вынести ему оправдательный приговор, ссылаясь на то, что он не вступал ни в какие контакты с участниками ИГ, находившимися в Сирии, а его переписка с Шариповой «не содержала каких-либо преступных намерений». Свидетели, по версии террориста, оговорили его, чтобы самим избежать уголовной ответственности.

Защитник Парпиева, в свою очередь, утверждал, что его клиент не придерживался «радикальных исламских взглядов» и вообще не был религиозным человеком, найденное у него оружие и взрывчатка принадлежат другим людям, а данные им показания являются недопустимыми доказательствами по делу, так как были получены в результате оказанного на него давления со стороны работников оперативных служб. А адвокат Шариповой и вовсе утверждала, что ту осудили без каких-либо доказательств вины. Защита полагала, что пенсионерка не устраивала каких-либо пропагандистских собраний среди узбеков, ремонтировавших ее дом, ничего не знала о готовящихся терактах и связях Ишбаева с ИГ. Защита Шариповой также требовала отменить приговор, прекратить ее уголовное преследование, признав за ней право на реабилитацию.

ВС, рассмотрев жалобы и материалы дела, лишь немного изменил приговор, сократив размеры штрафов осужденных, а Шарипову и вовсе избавил от этого дополнительного наказания.

Николай Сергеев


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз