Добыча пассажиропотока из полезных ископаемых

Конъюнктура

В удаленных регионах России в советское время система аэропортов и взлетно-посадочных полос активно формировалась в городах и поселках при добывающих предприятиях, а также в местах постоянной дислокации частей ВВС или других подразделений Минобороны. При СССР расходы на такую инфраструктуру покрывались либо государством, либо за счет предприятий и воинских частей. И проблемы многих удаленных малых аэропортов сейчас связаны с тем, что они находятся в населенных пунктах, где новых инвестпроектов нет, бизнес или военные более не поддерживают инфраструктуру в прежних масштабах, а эффективной системы госсубсидий взамен старой так и не появилось.

Впрочем, и сейчас запуск новых аэропортовых проектов на Крайнем Севере и в ДФО обеспечивается либо за счет важных госпроектов (например, по поддержке Курильских островов), либо частных инвестиций нефтегазовых или горнодобывающих компаний, запускающих крупные месторождения. Последний случай — это, по сути, часть инвестиций в разработку. В 2013 году «Сургутнефтегаз» построил в Якутии с нуля и без господдержки аэропорт Талакан рядом с Талаканским нефтегазоконденсатным месторождением, вложив 15 млрд руб. На Южно-Тамбейском месторождении газа в рамках проекта НОВАТЭКа «Ямал СПГ» в 2015 году был построен международный аэропорт Сабетта. В «Газпроме», владеющем аэропортами на Ямале и в Бованенково, а также в подмосковном Остафьево, пояснили, что они необходимы «в первую очередь для решения производственных задач», но главное — для перевозки работников на месторождения. В компании уточнили, что «не привлекали бюджетные средства для создания и развития» этих аэропортов, государство не оказывает финансовую поддержку аэродромной инфраструктуре «Газпрома».

В ГМК «Норильский никель», которой принадлежит комплекс зданий и сооружений аэропорта Алыкель в Норильске, рассказали “Ъ”, что в 2016–2018 годах Росавиация и компания вели проект реконструкции ВПП. Проект финансировался в рамках ФЦП «Развитие транспортной системы России», ГМК участвовала в проекте на условиях ГЧП. Общие инвестиции составили более 12,5 млрд руб., бюджет выделил 7,6 млрд руб., «Норникель» — около 5 млрд руб., из них до конца года 3,5 млрд руб. будут вложены в модернизацию инфраструктуры и оборудования. В ГМК говорят, что это и «важнейший социальный проект»: на предприятиях компании в регионе и на Таймыре работают около 60 тыс. человек. Фактически в данном случае «Норникель» сохранил на Таймыре элементы «советской модели» развития: часть транспортной инфраструктуры осталась за комбинатом.

В Кировске (Мурманская область), где находится горнодобывающее предприятие «Апатит» «Фосагро», эта группа развивает аэропорт Хибины, в него и горнолыжный курорт «Большой Вудъявр» компания вложила более 3,5 млрд руб. С 2015 года на модернизацию аэропорта (с учетом займа на покупку самолетов базовым перевозчиком Хибин — авиакомпанией «Северсталь») «Фосагро» направила более 700 млн руб., в том числе 90 млн руб. в 2017 году. «Инвестиции в аэропорт имеют долгосрочную окупаемость и сейчас носят характер социальных вложений»,— отметили в компании, добавив, что развитие курорта увеличит пассажиропоток и ускорит окупаемость проекта.

«Полюс» намерен модернизировать малый региональный аэропорт Бодайбо в Иркутской области для освоения крупнейшего в РФ месторождения золота Сухой Лог. В 2017 году правительство РФ исключило аэропорты области из федеральной программы модернизации, эта инфраструктура была передана региону. Но затем «Полюсу» и властям Бодайбо удалось договориться с Москвой, чтобы в 2022 году аэропорт был включен в госпрограмму, на его реконструкцию выделят 660 млн руб.

Елизавета Кузнецова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...