Коротко

Новости

Подробно

Компромат без компромиссов

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 30
030 Номер от
Компромат без компромиссов
Фото: ВАЛЕНТИН ТКАЧ  
       Для многих российских политиков и предпринимателей слова "интернет" и "компромат" стали синонимами. Однако имена людей, сливающих в сеть компрометирующую своих конкурентов информацию, почти всегда остаются за кадром: настоящему компромату автор не нужен. Тем не менее Сергея Горшкова, создателя и владельца сайта "Компромат.ру", знают большинство любителей чужих тайн: на лицевой странице сайта стоит его имя. О Горшкове ходят легенды как о человеке, для которого нет ничего святого: на страницах "Компромата.ру" и Иосиф Кобзон, и скромный налоговый полицейский из Пензы, решивший заработать себе на жизнь взяткой, стоят в одном нескончаемом ряду. Его сайт пытались закрыть — подозревают, что из-за появления на нем информации о санкт-петербургском бизнесе Владимира Путина. Горшкова это не смущает: домашнюю библиотеку компромата под девизом "Весь сор в одной избе" он превратил из хобби в бизнес. О том, как работает этот бизнес, он рассказывает корреспонденту "Денег"  Дмитрию Бутрину.

— Как родилась мысль зарабатывать на создании библиотеки компромата в интернете?
       — Если честно, то решение, точнее разрешение создать сайт "Компромат.ру", я получил не от кого-нибудь, а от президента России Владимира Владимировича Путина. Все именно с него и началось. Помните знаменитую пленку, на которой был изображен человек, похожий на генерального прокурора; ее в свое время показали по центральному телевидению? Все тогда сомневались, что можно прямо говорить: это, дескать, прокурор Скуратов. А главу ФСБ Владимира Путина я видел на телеэкране. И он ясно говорил: не сомневайтесь, товарищи, он это, он, никакой не похожий, а именно что Скуратов! И когда стало понятно, что Владимир Путин станет главой нашего государства, я понял: так и надо! Компромат — это не только нормально, это даже государством признается естественным и полезным явлением. Раньше я работал в банковской сфере, профессиональным журналистом никогда не был, но, кстати, в свое время в качестве своеобразного хобби регулярно помогал готовить еженедельные обзоры рынка финансовых инструментов для "Коммерсанта". А в 1999 году понял, что имею моральное право создать "Компромат.ру".
       — Сайт сразу рассматривался вами как бизнес?
       — В общем-то да. Если вы помните, тогда был бум интернет-компаний, на этом зарабатывали все кому не лень. Правда, что из этого вышло с большинством таких бизнесов, другой вопрос. Но у меня все получилось — я сейчас зарабатываю себе на жизнь именно "Компроматом.ру", другой работы у меня нет.
       — Инвестиции окупились?
       — Да какие инвестиции... Никаких вложений не требовалось, кроме меня и компьютера. Да и сейчас примерно то же самое: большую часть работы с сайтом я делаю сам, сам просматриваю материалы, сам их вывешиваю. Мне помогают два-три моих сотрудника, но в основном сайт — это я.
       — Как вообще строится ваша работа? Как вы отбираете материалы для "Компромата.ру", почему появляются те или иные материалы из прессы, как появляются тексты "не из газет"?
       — Читаю, публикую. Отбираются материалы из СМИ и из других источников на основании моего личного интереса: если я считаю, что текст относится к основной теме сервера, интересен моим читателям, то он у меня появляется. То, что публикуется не по моей инициативе, размещают заказчики. Кстати, почти половина размещаемых моими заказчиками материалов — перепечатки "конфликтных" публикаций из традиционных СМИ. Размещение материалов за деньги и баннерная реклама на сайте — это и есть мой основной доход за вычетом расходов на меня, сотрудников, адвокатов и технического обеспечения. С утра сажусь за компьютер — и поехали, работа началась.
       — Концепция "Компромата.ру" — это что? Как вы для себя определяете понятие "компромат"?
       — Компромат — это все, что разрушает репутацию публичного лица. Я бы сказал, что весь проект — это результат моего интереса к такому феномену, как репутация. Ведь у нас начали понимать, что репутация имеет свою стоимость, которая формируется и уничтожается.
       — Вас интересует только разрушение репутации или же создание ее тоже?
       — Ну нет. Меня профессионально интересует именно разрушение репутации. За создание репутаций и их капитализацию отвечают мои клиенты, это их работа.
       — Клиенты — кто они? С кем в течение рабочего дня приходится общаться?
       — С создателями репутаций. В основном это PR-сотрудники публичных фигур и компаний, PR-агентства. Да очень часто журналисты — я бы сказал, на удивление много заказов на размещение материалов приходит от журналистов. Круг очень небольшой, все всех знают и все меня знают. Впрочем, иногда, бывает, приходится встречаться с серьезными персонами — они не всегда доверяют своим сотрудникам деликатные вопросы, им кажется, что напрямую будет меньше утечек. Бывает, они шифруются в лучших традициях: неприметные машины... Вот, говорит шофер, наш человек прошел, подал знак, что все чисто, хвоста нет! Сразу понятно — старая школа советских спецслужб, этому не научишься.
Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО, "Ъ"  
— О тарифах на ваши услуги не спрашиваю: все, кому надо, узнают. А какие гарантии вы даете своим клиентам? Например, как вы гарантируете нераскрытие имени заказчика компромата?
       — Знаете, обычно не требуется выяснять, кто именно заказал тот или иной материал: сюжеты информационных войн и так на поверхности, вычислять ничего не надо. Меня защищает то же, что и вас,— Конституция РФ и закон "О СМИ", позволяющий не раскрывать источники. Гарантирую также, что объект компромата ни при каких условиях, ни за какие деньги, ни за какие блага не будет иметь возможность удалить публикацию с сайта "Компромат.ру". Зато будет иметь совершенно равное со всеми остальными персонами право опубликовать на сайте свой ответ (в соответствии со статьей 46 закона РФ "О СМИ".— "Деньги").
       Это моя принципиальная позиция — я ни за кого, я свободный издатель, держатель открытой библиотеки. Все, с кем я общаюсь, это знают: я нейтрален и появление на "Компромате.ру" материала значит лишь то, что я там его разместил, потому что он соответствовал теме. Ничего личного...
       — Это бизнес-модель. А как вы сами относитесь к публикуемому? Кроме санкции президента что вам дает моральное право публиковать то, что порочит конкретных людей, конкретный бизнес? Или бизнес — отдельно, мораль — отдельно?
       — Тут у меня есть вполне определенная позиция. Есть обычные люди. И есть публичные фигуры. Их публичность приносит им определенный доход, дивиденды, моральное удовлетворение. И вместе с этим публичность — это их крест, который прилагается к их доходам. С моей точки зрения, публика желает и имеет право читать об этих фигурах все — и то, что они хотят видеть, и то, что не хотят, и то, что о них придумывают и врут. Это две стороны одной медали. Поэтому комплексов по поводу моей работы у меня нет: я честно работаю на своих читателей.
       Кроме того: вы много видели компромата, который представляет собой откровенную ложь? Основная масса материалов на "Компромате.ру" — это изложение фактов. А интерпретация — это не моя работа, я не автор этих текстов.
       — Есть ли материалы, которые вы отказываетесь публиковать?
       — Бывают. Это уж совсем откровенная чернуха, в которой теряется вся ценность информации, если она в ней есть. Впрочем, такое случается очень редко: правила игры в общем все хорошо выучили.
       — Насколько выгоден ваш бизнес? Есть ли помимо основной работы у вас связанные с ним заказы — например, консультации по вопросам формирования репутаций?
       — Этот бизнес меня кормит, этого достаточно. За консультациями ко мне периодически обращаются, но это, конечно, не основной бизнес. Непосредственно PR-консалтингом не занимаюсь. Что касается выгодности, то могу сказать только одно. Через несколько месяцев после создания "Компромата.ру" мне предложили его продать — примерно за $50 тыс. Я подумал — и отказался. За последнее время ко мне с тем же предложением обратились еще три структуры: PR-агентство, какая-то мне не очень понятная компания людей, занимающаяся лоббизмом на региональном уровне... Третья, как я понял, как-то связана с госструктурами. Из этих предложений я понял, что сейчас за "Компромат.ру" можно получить около $350 тыс. Подумал — и отказался. До выборов 2004/2005 года продавать сайт не имеет смысла, он вырастет в цене.
       После выборов — посмотрим. Может быть, выйду из этого бизнеса, займусь чем-то еще.
       — В сети неоднократно предпринимались и предпринимаются попытки создать сайт-конкурент "Компромата.ру". В эти проекты, в отличие от вашего сайта, вкладывали деньги, там было больше персонала. Ваши рейтинги выше. Почему? Технология кажется такой простой...
       — Кто же знает... На этом рынке ценится прежде всего репутация. Я не ввязываюсь ни в какие игры с героями публикаций "Компромата.ру", в принципе не вхожу в "коалиции", не поддерживаю каких-то "тайных договоренностей". Достаточно один раз в это войти, и от твоего бизнеса и от тебя как профессионала не остается ровным счетом ничего. Я работаю только на себя: думаю, что это и есть то, что позволяет "Компромату.ру" держать планку.
       — С вашей точки зрения, какой процент "настоящего компромата" появляется на вашем сайте? То есть такого, который реально может серьезно испортить репутацию компании, человека?
       — Вряд ли в узких кругах, где формируются репутации, что-то неизвестно из того, что у меня публикуется. Все это в основном подача материала, интерпретации, а факты — факты там, где они действительно могут оказать влияние на бизнес, ни для кого не секрет.
       — Тем не менее с вами судятся...
       — Да, приходится сотрудничать с адвокатами, на это уходят определенные деньги. Но в целом ничего особенно серьезного в этих процессах нет. Очень часто мотивация тех, кто пытается таким образом решать проблемы с "Компроматом.ру", проста донельзя: как это — я, крутой парень, не могу разобраться с каким-то там Горшковым, да как я после этого братве (коллегам.— "Деньги") в глаза смотреть буду? Первый судебный иск возбудил Сергей Михайлов, более известный как Михась. Несерьезно все это — вот, я опубликовал фотографию, на которой депутат Госдумы сидит за богатым столом с бандитами. Ну что я могу с этим сделать — что тут опровергать, если это фотография? А ведь пять-семь лет назад никто не стеснялся так вот фотографироваться.
       Да и другие претензии смешные. Да, назван был у нас Сергей Михайлов криминальным авторитетом — что же, наша экспертиза показала, что это можно толковать так: "человек, пользующийся авторитетом в криминальных кругах". Что ж тут такого, в этих кругах и президент пользуется авторитетом, и начальник угрозыска! Что тут опровергать — это же не я придумал... Я не автор, я держатель библиотеки компромата.
       — Какую публикацию на "Компромате.ру" вы считаете самой громкой, самым солидным компроматом?
       — Пожалуй, видеозапись компромата на главу НТВ, теперь ТВС, Евгения Киселева — да, ту самую, которая практически порнография. Это настоящий компромат. И, кстати, мне очень понравилась ситуация, сложившаяся вокруг этой публикации. Эти пленки были и в редакциях федеральных телеканалов, но, в отличие от пленок с человеком, "похожим на Скуратова", их не стали демонстрировать.
       И Евгений Киселев повел себя очень и очень правильно: ничего не стал ни опровергать, ни скандала поднимать. И это, как я думаю, парадоксально хорошо отразилось на его репутации. До этих пленок в Киселеве, который в телепрограмме, не хватало человека — был небожитель и пророк. После всей этой истории он стал именно что человеком, со своей позицией, понятным и приемлемым, даже симпатичным мировоззрением. Стало понятнее, что и почему Киселев говорит в "Итогах". По мне, это как раз то, чего ему не хватало — такого вот компромата.
       — Что, по вашему мнению, думают о вас как о человеке ваши заказчики? Как в их глазах выглядит "разрушитель репутаций"?
       — Не знаю... Интересный вопрос — я как-то не очень об этом задумывался. А, вот вспомнил историю. Если вы помните, меня некоторое время назад пытались закрыть — странная и смешная история была... Но не об этом. Так вот, тогда я попытался обратиться за поддержкой в Фонд защиты гласности. Когда об этом стало известно, неожиданно нашлись "доброжелатели", которые сначала анонимно послали на форум моего сайта (на этот форум любой посетитель сайта может отправить свое сообщение, и его я просто физически не могу постоянно контролировать) ссылку на какую-то антисемитскую публикацию. А потом они это свое сообщение распечатали и подложили на стол руководителю фонда с комментарием, что оно якобы было опубликовано мною на сайте. Самое смешное — убедили. Так я и на себе испытал, каково оказаться в качестве объекта черного пиара. В профессиональном плане это полезный опыт.
       Вот тогда я и задумался: уж если защитники гласности меня считают черт знает чем, что ж тогда обо мне думают те, чьи имена на "Компромате.ру"?..
       
Комментарии
Профиль пользователя