Коротко


Подробно

Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ   |  купить фото

Камеру фигуранта дела «Сети» не признали пыточной

Суд отклонил иск задержанного к петербургскому СИЗО-6

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Ломоносовский райсуд Ленинградской области отклонил иск о «пыточных условиях» содержания в СИЗО-6 петербуржца Юлия Бояршинова, одного из фигурантов дела «Сети», которых ФСБ считает террористическим сообществом. После отказа давать показания его перевели в «критически перенаселенный барак», где содержались 150 подследственных по статьям о насильственных преступлениях. Жалобу на угрозу жизни и здоровью истца, а также запрещенное Конституцией и Европейской конвенцией бесчеловечное обращение защита направит в ЕСПЧ. Одновременно в СИЗО Пензы ухудшены условия содержания Армана Сагынбаева, заявившего, что он оговорил себя и других обвиняемых под пытками электротоком.


Иск Юлия Бояршинова Ломоносовский суд рассмотрел в пятницу в отсутствие истца: он временно этапирован для следственных действий в Пензу, где расследуется дело восьми других фигурантов дела «Сети». Дожидаться его возвращения и личного участия в рассмотрении иска к СИЗО-6 судья Александр Смирнов отказался. 27-летний Юлий Бояршинов — один из трех обвиняемых по делу «Сети», которое ведет УФСБ по Санкт-Петербургу. Он из семьи петербургских художников, до ареста работал промышленным альпинистом, учился в университете, организовывал ярмарки по бесплатному обмену одеждой для малоимущих и городские субботники с раздельным сбором мусора. После задержания в январе его избили, а через месяц перевели из нового СИЗО «Кресты-2» в переполненный изолятор в поселке Горелово — как считает обвиняемый, это произошло из-за его отказа давать показания в соответствии со ст. 51 Конституции. По словам арестанта, посещавшие его в «Крестах» сотрудники УФСБ обещали, что в случае молчания ему «будет хуже». В «пыточных условиях» гореловского СИЗО Юлий Бояршинов, согласно его иску, провел почти полгода. Его отец, художник Николай Бояршинов, все это время проводит на Невском проспекте одиночный пикет с плакатом «Мой отец воевал против фашистов, а сын-антифашист арестован ФСБ. Мы победили фашистов или заразились фашизмом?».

Адвокат истца Ольга Кривонос утверждала в суде, что условия содержания ее подзащитного в СИЗО-6 нарушают запрет бесчеловечного обращения, гарантированный Конституцией и Конвенцией по правам человека. В иске говорится, что Юлия Бояршинова поместили в «критически перенаселенный барак» площадью 270,5 кв. м на 116 спальных мест, где содержались 150 подследственных, в том числе по делам об изнасиловании, убийствах, грабеже и разбое. При этом на человека приходится 2 кв. м. По закону фигуранты дел о преступлениях террористической направленности должны содержаться раздельно, а площадь личного пространства должна быть не менее 4 кв. м. Сначала Юлий Бояршинов неделю спал на полу, затем — втроем с сокамерниками на сдвоенной двухъярусной кровати и в итоге заразился чесоткой. Переполненность камеры и отсутствие бытовых удобств делали неизбежными конфликтные ситуации, а размещение с «психологически несовместимыми» сокамерниками, которые называли Юлия Бояршинова «террористом» и «требовали объяснений», угрожало его жизни и здоровью, считает защита.

Требование адвоката «незамедлительно обеспечить личную безопасность подзащитного и перевести его в условия, соответствующие закону» и аргументы судебного иска в СИЗО-6 сочли необоснованными. Представители СИЗО возражали, что «среднесписочный» состав обитателей камеры в марте—апреле составлял 78 человек, горячая водопроводная вода в камере и изолированное место для курения не предусмотрены, «статистика курящих и некурящих (как Юлий Бояршинов.— “Ъ”) не ведется». «Попарное соединение» кроватей в СИЗО не запрещено, а мнение, что «это приводит к кожным болезням», как и утверждение о «психологической несовместимости» истца с сокамерниками, по версии ответчиков, подтверждения не нашло. Несмотря на то что областная прокуратура подтвердила факт перенаселенности камеры в нарушение норматива, Ломоносовский суд иск отклонил. «Тот факт, что Юлий Бояршинов на момент разбирательства убыл из СИЗО-6, не восстанавливает его прав»,— считает госпожа Кривонос, планируя обратиться в ЕСПЧ.

По данным “Ъ”, в ближайшее время Юлия Бояршинова, а также заявившего о пытках с применением электрошокера Виктора Филинкова и сотрудничающего со следствием Игоря Шишкина (у которого были зафиксированы наиболее серьезные телесные повреждения) этапируют из Пензы в Петербург. В пензенском СИЗО Юлий Бояршинов, по словам адвоката, сидит в одиночной камере, его активно лечат от «гореловской чесотки» и каждый день осматривают на наличие физических повреждений, стараясь делать это под видеорегистратор. Характерной проблемой для СИЗО Пензы, как заявлял ранее фигурант дела «Сети» Дмитрий Пчелинцев, было включенное с утра до ночи на полную громкость радио «с орущей попсой»: сотрудники СИЗО на просьбы сделать тише не реагировали. Но с этим Юлию Бояршинову удалось справиться самостоятельно: по словам адвоката, он просто «уронил» закрепленный в вентиляционном отверстии динамик. Адвокат также сообщила, что на прошлой неделе охранники изъяли у заключенного трехмерный рисунок его одиночной камеры, сказав, что это «план побега».

Одновременно в пензенском СИЗО ухудшены условия содержания тяжелобольного Армана Сагынбаева. Напомним, в сентябре он заявил, что год назад оговорил себя и других фигурантов дела «Сети» под пытками электротоком. Его жалобу на действия сотрудников петербургского и пензенского УФСБ рассматривает Следственный комитет (см. “Ъ” от 7 сентября). Как сообщила «Медиазоне» мать фигуранта Елена Стригина, ранее адвокату удалось добиться перевода ее сына «с температурой под сорок» в более комфортную камеру. Но после отказа от признательных показаний его поместили в карцер, якобы обнаружив у него лезвие, а затем поместили в холодную без горячей воды камеру — «хуже, чем была в самом начале». Госпожа Стригина опасается, что это критически скажется на здоровье сына.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз